18+
воскресенье, 4 декабря
В мире

Медведев готов поменять Ближний Восток на ВТО

Как распорядится Москва выпавшими ей козырями для торга с партнёрами по G8?

  
9

Одной из главных тем открывающегося завтра саммита «Большой Восьмёрки» во французском Довиле заявлено «обсуждение событий в регионе Ближнего Востока и Северной Африки». Обсудить будет что: «цветные революции», охватившие весной арабский мир, напрямую затронули все страны G8 — кроме, пожалуй, Японии, у которой, впрочем, после Фукусимы хватает своих проблем. Война в Ливии, исход которой не предрешён, угроза мирной исламизации Египта и, наконец, объединение палестинских группировок — все эти темы будут обсуждаться в Довиле и, впервые после присоединения к «большой восьмёрке», Россия окажется в положении не бедного родственника, а равноправного партнёра по переговорам. Особые отношения, наработанные Москвой на Ближнем Востоке, станут козырем, используя который, президент Дмитрий Медведев сможет добиться от партнёров по G8 уступок по принципиальным для России вопросам. Проблема, однако, в том, что Кремль, похоже, намерен использовать этот ресурс для форсирования процесса вступления России в ВТО — а польза от этого шага для российской экономики далеко не очевидна.

Обсуждать ближневосточные вопросы Медведев будет как на пленарных заседаниях G8, так и в ходе двусторонних встреч с Бараком Обамой и Николя Саркози. Как американский, так и французский президенты сегодня как никогда нуждаются в помощи своего российского коллеги и готовы пойти на серьёзные уступки Москве в обмен на задействование её ресурсов на Ближнем Востоке. Париж, а вслед за ним вся Европа окончательно увязли в ливийской войне, выиграть которую одними бомбёжками очевидным образом не получается, а на наземную операцию в Ливии европейцы не решатся никогда. США, сумев избежать полномасштабного втягивания в ливийскую авантюру, не менее глубоко завязли в палестинско-израильском конфликте, взяв на себя роль гаранта мирного разделения между Израилем и независимой Палестиной.

Ни ливийскую, ни палестинскую проблемы невозможно решить без помощи Москвы, считает директор московского Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев:

— Россия остаётся едва ли не единственной в мире силой способной стать эффективным посредником в ближневосточных делах. После серии неудачных попыток в Москве всё-таки состоялись переговоры противоборствующих сторон в Ливии, из которых стало ясно и без того очевидное: так называемая оппозиция разочаровалась в своих западных покровителях и готова пойти на мировую с Муаммаром Каддафи, на условиях, естественно, гарантий безопасности. Каддафи в принципе тоже готов покинуть свой пост — но опять-таки только в том случае, если ему и его семье гарантируют безопасность. Осталось убедить в преемлимости этого варианта европейцев, и прежде всего французов, то есть лично Николя Саркози, который очень зол на Каддафи и намерен добиваться его свержения или, на худой конец, физического уничтожения.

«СП»: — А что может Россия предложить американцам в вопросе о Палестине?

— То же самое: наработанные контакты и в одинаковой степени ровные отношения со всеми сторонами, вовлечёнными в конфликт. Только Москва может одновременно вести диалог и с ХАМАС, и с Израилем, в то время, как США ХАМАС принципиально не признаёт, а в Израиле после известного заявления Обамы о необходимости возвращения к границам 1976 года растут антиамериканские настроения. Между тем, разрешение палестинского кризиса является для Барака Обамы тем же, что решение ливийского вопроса для Николя Саркози: делом чести и, что более важно, фактором, который либо поможет как французскому, так и американскому президенту удержаться у власти, либо ввергнет обоих в политическое небытие.

На Ближнем Востоке зреет и ещё одна угроза, которая напрямую касается всех стран «большой восьмёрки» и которую без России решить нельзя. Я имею в виду ползучую исламизацию Египта, перспективу прихода к власти в стране демократическим путём «Братьев-мусульман» или аффинированных с ними сил. Исламистский Египет, до зубов вооружённый в период правления Хосни Мубарака, у границ Израиля и в подбрюшьи Европы — это будет проблема посерьёзнее ливийской. Наработанные связи Москвы с Каиром, а главное — российское зерно, от поставок которого напрямую зависит продовольственная безопасность Египта — вот факторы. Которые могут стать решающими на пути исламизации страны.

«СП»: — Но имея на руках такие козыри, Москва вправе потребовать от партнёров по «восьмёрке» серьёзных уступок в самых различных областях…

— От всей души надеюсь, что на саммите в Довиле российская делегация сумеет отстоять две позиции: во-первых, прекращение международного давления на Сирию — нашего стратегического партнёра на Ближнем Востоке и гаранта стабильности в регионе, и, во-вторых — решение вопроса о совместной системе ПРО в Восточной Европе. Для того, чтобы система ПРО стала действительно совместной, нам нужен единый центр обмена данными.

Однако из заявлений Москвы явствует, что едва ли не главным вопросом, который намерена поставить российская делегация в Довиле, станет вопрос о вступлении России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Момент выбран удобный, не спорю: партнёры по G8 фактически загнаны в угол ближневосточными событиями и готовы пойти по вопросу о ВТО на значительные уступки и даже принять наконец Россию в организацию. Но стоит ли эта цель таких усилий и много ли пользы принесёт членство в ВТО российской экономике — на это, как известно, существуют разные мнения.


По планам правительства Россия должна влиться во Всемирную торговую организацию до истечения 2011 года. Преграды почти устранены. Но даже если процесс согласования условий затянется, российские власти не намерены отступать. Что последует затем? Какое будущее ожидает промышленность и аграрный сектор? С какими проблемами столкнется экономика? Кто выиграет, а кто проиграет от присоединения страны к ВТО? И существует ли альтернатива?

На эти вопросы 23 мая попытались ответить в Институте глобализации и социальных движений (ИГСО). В ИГСО были составлены 29 тезисов с выводами по этой теме. «Свободная пресса» приводит часть из них.

— Российская экономическая политика носит противоречивый характер. Стремление РФ выстроить с соседями общее экономическое пространство — Таможенный союз противоречит стремлению вступить в ВТО. Не случайно ЕС и США рассматривают ТС как враждебную их политике структуру.

— Претензии к РФ стран входящих в ВТО, особенно промышленно-развитых, состоят в требовании облегчения вывоза из России сырья и прекращения протекционистской политики. Остро стоит вопрос по российскому автостроению. Поощряемый государством рост автомобильной промышленности мешает сбыту в России продукции уже существующих в других странах производственных мощностей.

— Большинству российских предприятий промышленности, торговли и сельского хозяйства не стоит рассчитывать на выгоды от вступления страны в ВТО. Отечественные нефтегазовые и металлургические гиганты предпочитают облегчение сбыта на внешнем рынке необходимости поддерживать российский рынок. Политику РФ контролируют корпорации-экспортеры, а механизмов ее коррекции в интересах развития национального рынка не существует. В РФ протекционизм имеет вынужденный характер. Но его отмена в угоду нормам ВТО чревато экономической катастрофой.

— В случае принятия России в ВТО переходный период составит от 1 до 7 лет для различных товарных групп. В ходе него снижение таможенных пошлин на промышленные товары составит 8,2−11,1%. Внешнеторговые пошлины на массово производящиеся в стране потребительские товары останутся неизменными. Исключение должны составить автомобили и обувь. Таможенные сборы за ввоз компьютеров и элементную базу должны быть при этом ликвидированы. Предусматривается снижение пошлин на бытовую электронику и электротехнику, а также различное технологическое и научное оборудование. Пошлины сократятся и для лекарств.

— Возможность свободно ввозить товары на отечественный рынок сделает бессмысленным вложение иностранных капиталов в российское производство. Товарную экспансию на российский рынок облегчит 80-процентный износ основных фондов в России. Российские фирмы в основном будут проигрывать в конкурентной борьбе. Слабое российское производство электроники, вероятно, не выдержит в числе первых. Импортозамещение потеряет смысл.

— Присоединение России к ВТО оставляет немного шансов даже сфере услуг. Туристическая отрасль может чрезвычайно пострадать. Торговля, вероятно, сократится и еще более монополизируется. Банкам придется конкурировать с иностранными кредитными институтами. В итоге сотни отечественных банков разорятся или будут поглощены. Цена кредитов снизится, что можно назвать одним из немногих позитивных результатов членства в ВТО. Однако доступность дешевых кредитов производству не гарантирована. Торговый бизнес также столкнется с высокой конкуренцией иностранных сетей, способных обеспечить более дешевые товары.

— Крах, вероятнее всего, ожидает авиастроение. Он может коснуться производств дорожной, строительной и сельскохозяйственной техники, электроприборов и промышленного оборудования. Тяжело придется химической промышленности. Общее сжатие реальной экономики негативно отразится на всех сферах производства.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня