18+
четверг, 21 сентября

Версии теракта в Санкт-Петербурге: ИГИЛ*, Украина, Кавказ

Кто стоит за взрывом в подземке Северной столицы?

  
59109
Сотрудники МЧС России у станции метро "Технологический институт", где на перегоне от станции "Сенная площадь" в вагоне поезда произошел взрыв
Сотрудники МЧС России у станции метро «Технологический институт», где на перегоне от станции «Сенная площадь» в вагоне поезда произошел взрыв (Фото: Петр Ковалев/ТАСС)

Расследование взрыва в питерском метро уже идет полным ходом. По поручению председателя СКР Александра Бастрыкина уголовное дело, возбужденное по факту взрыва, из регионального следственного подразделения передали в главное следственное управление центрального аппарата комитета. Впрочем, пока официально еще не объявлено, что случившееся — именно теракт. Говорят, что рассматриваются несколько версий. Хотя обнаруженная на еще одной станции — «Площади Восстания» — другая бомба оставляет все меньше сомнений в том, что за взрывами стоят террористы.

Помимо расследования теракта решается вопрос о готовности метрополитена к отражению подобных атак. Входы на станции петербургского метро оборудованы рамками металлодетекторов, багаж пассажиров, вызвавший подозрение у сотрудников службы безопасности, пропускают через интроскоп. Специалисты говорят, что благодаря этим мерам выявить террористов сложно, но можно хотя бы их отпугнуть.

Читайте также

В связи с взрывом в Санкт-Петербурге усилены меры безопасности в столичной подземке и аэропортах. Силовые структуры исходят из того, что, если действовал не террорист-одиночка, а целая группа, атаки могут быть совершены и на другие объекты.

Фото: Антон Ваганов/ТАСС

Ответственность за взрыв пока никто на себя не взял, но специалисты не исключают, что к вечеру с соответствующим заявлением могут выступить представители «Исламского государства» *.

Как сейчас выглядят версии ЧП, кто может стоять за терактом?

— Метро — может быть, самый уязвимый участок с точки зрения совершения теракта, — отмечает полковник запаса, ветеран «Альфы», участник антитеррористических операций в операциях в Минеральных Водах (1993), Махачкале (1994), Буденновске (1995), Первомайском (1996) Василий Верещак. — Там очень сложно обеспечить защиту, поскольку нельзя парализовать жизнь города — неважно, Питера или Москвы.

Для защиты метрополитена сделано очень много — по крайней мере, в Москве. Но гарантий никто дать не может. Теперь будет работать следствие: просматривать записи камер видеонаблюдения, фиксировать, кто это был, вычислять подходы к террористам.

«СП»: — Кто может стоять за терактом?

— Здесь ничего нельзя исключать. Это могут быть сторонники «Исламского государства», поскольку для них Россия, как кость в горле. Либо это может быть группа украинских диверсантов, направленных киевской хунтой. С точки зрения Киева, мы также представляем головную боль. Либо, не исключено, это недобитки с Кавказа — они не раз совершали теракты.

«СП»: — Какие меры противодействия будут сейчас приняты?

— В борьбе с терроризмом самый главный фронт — невидимый. Это работа оперативных сотрудников, нацеленная на профилактику и предупреждение подобных ЧП.

Да, сейчас в метро направят кинологов с собаками, натасканными на обнаружение взрывчатки. Возможно, поставят дополнительные рамки металлодетекторов возле турникетов. А террористы тем временем, надо думать, лягут на дно.

Главная тяжесть сейчас ляжет на наших оперов. От них зависит, найдут ли исполнителей теракта, и будут ли предотвращены другие акции, которые, возможно, готовились.

— Сейчас найдется немало желающих взять теракт в Питере на себя, — считает генерал-майор ФСБ в запасе, член совета по внешней и оборонной политике Александр Михайлов. — И пока можно выдвигать лишь предположения, кто в реальности стоит за терактом, но никак не версии. Версии появятся позже — на основе осмотра места происшествия, опроса свидетелей, анализа типа взрывчатки. Напомню только, что угрозы в адрес РФ поступали от представителей ряда иностранных государств, включая Украину.

«СП»: — Что сейчас реально сделать силовым структурам?

— Когда ЧП уже произошло, реально сделать можно немногое: искать преступников. Понятно, что сейчас люди, причастные к теракту, залягут на дно. В подобных обстоятельствах силовые структуры начинают действовать очень активно и, как следствие, шансов «спалиться» у преступников значительно больше, чем в обычной обстановке. Тем не менее, все усиления, которые происходят постфактум, носят, скорее, дежурный характер.

Читайте также

«СП»: — Почему удался теракт, ведь долгое время ничего подобного не происходило?

— Теракты как раз и случаются, когда долго ничего не происходит. Хотя всем было понятно, что расслабляться нельзя, поскольку ситуация напряженная и в мире, и в России.

Сейчас, конечно, будут разбираться: как это произошло, кто это сделал, почему эти люди не находились в поле зрения специальных служб, почему спецслужбы не смогли этого предотвратить?

И, честно говоря, глядя сейчас на происходящее, я понимаю: информации о готовящемся теракте просто не было. Потому что в противном случае были бы приняты жесткие режимные меры. И если были бы внешние проявления усиления, риск проведения теракта снизился бы. Поскольку, когда террористы видят, что везде наряды полиции, они зачастую откладывают исполнение акции.


* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня