18+
четверг, 8 декабря
Происшествия

Смертельный контракт компании «Сухой»

Странная гибель в Индонезии трех российских специалистов требует расследования с участием наших спецслужб

  
38

13 сентября на индонезийской авиабазе «Султан Хасануддин» были обнаружены тела трех российских инженеров. По заключению врачей, смерть каждого из них наступила в результате одномоментного сердечного приступа, что вызвало у представителей российского консульства мотивированные подозрения в насильственном характере трагедии.

Руководство авиабазы начало расследование обстоятельств гибели российских специалистов. По данным электронного справочника минобороны РФ «Оружие России», это Сергей Воронин, Александр Полторак и Виктор Сафонов, которые прибыли на базу индонезийских ВВС 5 сентября 2010 года для обслуживания шести закупленных у России истребителей Су-27СКМ и Су-30МК2.

Как сообщают местные СМИ, тела двух российских спецов были обнаружены в номерах их отелей. Третий инженер, Виктор Сафонов, скончался в больнице.

Интересно, что лечение в больнице проходил лишь последний, да и то непонятно, с каким диагнозом его туда положили. Посольства нашей страны и Индонезии постоянно обмениваются информацией. Министр обороны Индонезии Пурномо Юсгианторо уже выразил свои соболезнования и надежду на то, что этот инцидент не отразится на военно-техническом сотрудничестве двух стран. Российская сторона уже заявила, что инцидент не нарушит планы «Сухого» на сотрудничество с Индонезией.

Когда тела умерших россиян доставят на Родину — неизвестно.

Инженеры приехали в Индонезию из Комсомольска-на-Амуре. Всего их было 40 человек: 37 инженеров и три пилота. Их задача состояла в том, чтобы помочь индонезийцам в управлении и обслуживании боевых машин — Су-27СKM и Су-30MK2.

«Компания «Сухой» сейчас — крупнейший в России авиахолдинг, в котором работает 29 тыс. человек. Она же является крупнейшим в стране поставщиком авиационной техники на экспорт и занимает третье место в мире по объемам производства современных истребителей.

В индонезийской печати появились первые версии гибели инженеров.

Так, местная газета Jakarta Globe пишет, что будто все трое перепили водки, и именно она стала причиной их отравления. Но представитель российского дипломатического ведомства Владимир Пронин категорически отверг это предположение. И, тем не менее, местные журналисты пишут, что летчики пили вместе накануне ночью и разошлись поздно — около 4 утра. В их номере нашли десятки пустых пивных бутылок.

Версию о том, что русские перепили, выдвинул представитель министерства обороны Индонезии генерал Уэйн Мидхио. По его словам, от употребления водки в Индонезии плохо становится многим иностранцам. «Не проблема, если вы выпьете слишком много водки в России — там холодно. Но здесь, в Макассаре, очень жалко, и организм может повести себя по-другому», — заявил Уэйн. Как бы то ни было, официальная причина смерти будет объявлена после вскрытия.

Существуют и другие версии случившегося. Говорят, что россиян все же могли убить. Предположительно, это могло бы припугнуть россиян: дескать, не стоит сотрудничать с правительством страны, у которого есть сильные оппоненты. Но следствие всерьез эту версию не рассматривает. К слову, в расследовании дела примет участие врач нашего посольства и представитель Рособоронэкспорта. Руководство местной авиабазы также обещало помочь. В любом случае, дело выглядит странно: до смерти никто из трех российских инженеров не жаловался на проблемы с сердцем.

Подозрения в заказном характере «сердечных приступов» усиливаются в связи с тем, что вокруг этого и других российско-индонезийских военно-технических контрактов развернулась острая конкурентная борьба, которую ведут против нас американские и французские компании.

История противоборства на индонезийском рынке вооружений берет свое начало с середины прошлого века. Освободившись от колониальной зависимости, Индонезия начала развивать отношения с СССР.

В начале 1957 года американские разведывательные самолеты обнаружили строительство большого военного аэродрома в Индонезии. По полученным агентурным данным, его предполагалось использовать для базирования советской авиации. С целью противодействия советскому присутствию в Индонезии и военно-техническому сотрудничеству американцы начали активную поддержку противников нового режима, которые сконцентрировались на некоторых островах. Наиболее успешной для них была операция на Суматре. 15 февраля 1958 года ряд лидеров провозгласил о создании независимого от Джакарты государства. Агенты ЦРУ перегнали мятежникам около 50 самолетов различных типов (15 В-26, С-54, С-47, С-46 и даже, по некоторым сообщениям, В-29) со складов американских ВВС. В апреле 1958 года индонезийские ВВС нанесли успешный удар по этой базе, вскоре был сбит самолет мятежников и взят в плен летчик, которым оказался американец Аллен Поп. Разразился скандал, который сыграл на руку СССР. В итоге Индонезия заключила контракт на поставку 60 советских истребителей МиГ-17 и учебно-тренировочных истребителей МиГ-15УТИ, 40 бомбардировщиков Ил-28 и нескольких транспортных самолетов Ил-14.

США в борьбе за рынок стали угрожать Индонезии вторжением. Тогда СССР, по просьбе индонезийского руководства, развернул здесь ряд баз ВВС и ВМФ.

В 1961 году Индонезия начала получать советские бомбардировщики Ту-16КС, вооруженные противокорабельными крылатыми ракетами КС-1. Всего до конца 1962 года было поставлено 25 бомбардировщиков. Из СССР также поставлялись истребители МиГ-19С и МиГ-21Ф-13, транспортные самолеты Ан-12, вертолеты Ми-4 и Ми-6. В эти годы ВВС Индонезии стали самыми мощными воздушными силами в регионе. Это дало возможность успешно подавлять мятежников и один за другим присоединять острова.

Однако непосильные военные расходы к середине 1965 года привели страну к кризису. В результате военного переворота к власти пришел проамериканский генерал Сухарто. Связи с СССР были свернуты, соответственно, прекратились и поставки нашего оружия, запасных частей к авиационной технике советского производства. Вскоре индонезийские ВВС, состоящие в основном из советской техники, деградировали. К 1970 году только 15% всего парка были способны подняться в воздух. Рынок был очищен для американской и французской техники. На вооружение индонезийских ВВС стали поступать

истребители F-86, F-5, штурмовики A-4 Skyhawk. После авиационной выставки в Индонезии, прошедшей в 1986 году, американская компания General Dynamics и французская Dassault вступили в ожесточенное соревнование на право поставки на этот рынок новых истребителей-бомбардировщиков. На эту роль претендовали F-16 и Mirage 2000. Состязание выиграли американцы. Но в дальнейшем их политика в регионе вызвала серьезные опасения за независимость страны у индонезийского руководства.

В июле 2003 года в воздушное пространство Индонезии вторглось 5 истребителей F/A-18 ВМС США. ВВС Индонезии на этот раз удалось поднять в воздух пару F-16 для их перехвата, инцидент закончился мирно. Однако он заставил Индонезию вновь повернуться лицом к России в части поставки вооружения. Уже в 2003 году ВВС Индонезии получили из России два истребителя Су-27 и два самолета Су-30, частично оплатив их поставку пальмовым маслом.

В 2006 году ВВС Индонезии сделали заказ еще на три истребителя Су-27СКМ и на три самолета Су-30МК2.

Но американцы усилили давление на политическую элиту страны, и одновременно начались переговоры о приобретении Индонезией шести новых истребителей F-16C/D, модернизации имеющегося парка самолетов С-130 до стандарта C-130J. Рассматривалась также возможность покупки двух эскадрилий «бывших в употреблении» истребителей Mirage 2000−5 с ракетами Matra Magic II и MBDA MICA. В то же время Франция пытается внедрить на индонезийский рынок истребитель Rafale, ссылаясь на то, что истребители Mirage 2000 уже сняты с производства.

Остроту конкурентной борьбе придало то, что, пытаясь склонить Индонезию к покупке французских истребителей, французский банк Natixis выдал этой стране крупный кредит. Однако индонезийцы неожиданно потратили его на приобретение российских «Сушек».

И это чисто прагматическое решение. Индонезийские специалисты не раз заявляли, что технические характеристики российских самолетов наиболее соответствуют требованиям и условиям Индонезийского государства. Все дело в том, что Индонезия — островная страна, большая часть территории — это морское пространство. Иногда истребителям необходимо находиться в воздухе 4−5 часов, а с дозаправкой — более 10. Это основная характеристика, привлекшая Индонезию в истребителях семейства Су, к тому же их комплектное боевое оборудование полностью соответствует требованиям индонезийских ВВС. Планируется поэтапно закупить 24 или 32 истребителя для формирования двух эскадрилий.

В контракт с Россией входит обучение технического персонала и пилотов. Сначала их готовили на авиабазе в Жуковском. Теперь тренировки проходят уже в Индонезии. Наши специалисты обучают индонезийских партнеров и грамотному обслуживанию самолетов.

Острая конкурентная борьба за этот рынок безусловно вызывает у наших соперников стремление вставлять палки в развитие военно-технического сотрудничества между Россией и Индонезией. В ход могут пойти и акции устрашения наших специалистов. Поэтому расследование по меньшей мере странных смертей российских инженеров в Индонезии нельзя отдавать только на откуп руководству авиабазы «Султан Хасануддин». Следует обязательно подключиться российским спецслужбам. Причины гибели российских граждан должны быть выяснены однозначно.

Из досье «СП»:

По оценке экспертов, рынок вооружений Индонезии весьма перспективен. Военный бюджет страны на сегодня достигает $ 3,2 млрд. Однако, как считает министр обороны Индонезии, для надежной защиты архипелага стране необходимо тратить на оборону до $ 10 млрд.

Важную роль в продвижении российской продукции на индонезийский рынок сыграл кредит в $ 1 млрд, который Москва выделила Джакарте, ограничив ее одним условием: покупать вооружения только в России. В частности, корпорация «Иркут» провела переговоры о совместной реализации индонезийской программы разработки беспилотных летательных аппаратов (БЛА). В первую очередь речь идет о БЛА «Иркут-10», предназначенном для теле- и фотосъемки с передачей данных в режиме реального времени. Такой аппарат мог бы участвовать в решении задач охраны границ и безопасности судоходства, борьбы против наркотрафика и терроризма, мониторинга состояния окружающей среды. Вполне вероятна и реализация идеи воздушного пуска космических аппаратов с самолета Ан-124, который мог бы взлетать с аэродрома острова Биак.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня