18+
воскресенье, 11 декабря
Происшествия

Арсеналы замедленного действия

Под Липецком при утилизации боеприпасов погибли люди. Почему подобные трагедии стали привычными в России?

  
76

Новое чрезвычайное происшествие в Вооруженных силах РФ. В среду, 6 апреля, при утилизации старых боеприпасов произошел взрыв пороха на 260-й Центральной ракетно-артиллерийской базе в поселке Дачный Липецкой области — одной из крупнейших в Центральном Черноземье. Погибли четыре человека. Есть раненые.

Следственные органы СК РФ по Тамбовскому гарнизону возбудили по данному факту уголовное дело.

Как сообщили в МЧС Липецкой области, взрыв произошел на площадке для сжигания в результате детонации ящика с порохом массой 40 килограммов. В Министерстве обороны считают, что причиной ЧП «стал сбой технологического цикла непрерывного сжигания пороха, в результате чего произошла его детонация».

Стоит заметить, что трагедии такого рода в наших арсеналах в последние годы происходят с пугающей частотой. Так, 23 июня 2010 года в Рязанской области произошел взрыв при утилизации боеприпасов. Взорвались два грузовика, на которых для утилизации вывозились пороховые заряды от артиллерийских снарядов. Погиб один военнослужащий, и ещё более 20 серьёзно пострадали. Всего через неделю, 1 июля, рвануло в 31-й арсенал ВМФ, расположенный в Ульяновске, пострадали двое солдат.

Между прочим, это тот самый 31 арсенал, на котором прогремел катастрофический взрыв 13 ноября 2009 года, когда едва не снесло полгорода. В результате того ЧП погибло три человека — двое военнослужащих, прибывших на тушение пожара, и сотрудница цеха, которая скончалась в больнице от ожогов. Но жертв могло было быть гораздо больше. После той трагедии были освобождены от занимаемых должностей и уволены с военной службы начальник инженерных войск Вооружённых сил Юрий Балховитин, начальник Главного ракетно-артиллерийского управления Министерства обороны Олег Чикирев, временно исполняющий обязанности начальника вооружения, заместитель командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа по вооружениям Вячеслав Халитов и временно исполняющий обязанности начальника инженерных войск Приволжско-Уральского военного округа Александр Бобраков.

3 июля 2010 года близ Бийска во время утилизации снарядов погибли шесть человек — двое военнослужащих и четверо сотрудников оборонного предприятия. Спустя еще двое суток на учебно-тренировочном полигоне в Самарской области при сжигании пороха и запалов от ручных гранат погиб офицер, второй работавший с ним военнослужащий получил тяжёлые ранения.

Причины трагедий разные. Но в большинстве случаев, им способствует вопиющая халатность тех, кому поручена утилизация. Так, по данным Генеральной прокуратуры, к смертоносному взрыву военных грузовиков в Рязанской области привело то, что утилизировать пороховые заряды решили почему-то в двух шагах от автомобилей. Видимо, чтобы далеко не таскать тяжелый порох. Естественно, рванули бензобаки.

В Бийске, по сообщениям СМИ, дело было и того чище. Реактивные снаряды там вообще решили пилить обычной «болгаркой». Что просто не могло не привести к взрыву.

Поэтому ничего удивительного, что следственные органы в качестве причин подавляющего большинства частых взрывов в российских арсеналах усматривают халатность и наплевательское отношение к служебным инструкциям.

Сколько же это безобразие будет продолжаться? Судя по всему — долго. Сегодня в стране скопилось 12 миллионов тонн снарядов, ракет, мин, к которым и приближаться опасно. Что и неудивительно, если учесть, что в Советском Союзе одних только патронов ежегодно клепали приблизительно по 6 миллиардов штук. При этом следует принять во внимание, что и хранятся те боеприпасы с редкостным пренебрежением к требованиям безопасности — до 40 процентов свалены в наших арсеналах и базах в штабели под открытым небом.

Как это выглядит на практике — мне довелось в свое время увидеть на другом центральном арсенале ВМФ — на станции Бурмакино Ярославской области. Кругом леса непролазные. А здесь, на нескольких десятках гектаров, за тремя рядами колючей проволоки и под охраной взвода караульных собак штабели со снарядами, торпедами и минами высотой с трехэтажный дом. С трех сторон эти, с позволения сказать, хранилища, были обнесены высокими земляными валами. Чтобы, если один штабель все же взлетит на воздух, взрывная волна ушла в сторону и пощадила хотя бы другие запасы.

Чтобы осмотреть всю территорию бурмакинского арсенала пришлось совершать экскурсию на «уазике». Подъехали к очередному штабелю с зелеными ящиками. В отличие от прочих они лежали не на голой земле, а на дощатом настиле. Заехали прямо на настил.

— А тут у нас пороха, — буднично обвел рукой открывшуюся панораму контр-адмирал, начальник арсенала.

Естественно, волосы дыбом. Я попросил побыстрее свернуть смелую экскурсию.

— Да уж, если рванет, стекла повылетают не только в Ярославле, — поймал мою мысль отчаянный хозяин.

И так — по всей России-матушке. Емкость большинства отечественных хранилищ боеприпасов превышена в 2−3 раза. Еще недавно специалисты докладывали, что для уничтожения этого взрывоопасного Монблана потребуется не менее 80 лет. Это даже если дело вести принятыми сегодня в России скорыми, но варварскими методами — взрывами под открытым небом. Однако весь прочий цивилизованный мир от такой губительной для экологии и опасной для людей практики давно отказался.

Страны НАТО, к примеру, уже много лет используются технологии вымывания тротила из снаряда, бездетонационное разрушение оболочки в специальных камерах и так далее. Стоит это недешево. Но разве человеческие жизни дешевле?

В последние годы ситуация с уничтожением боеприпасов стала еще хуже. Министр обороны России Анатолий Сердюков недаром слывет человеком, не склонным к долгим и тщательным расчетам. Узнав про всероссийскую беду с просроченными боеприпасами, он в начале 2010 года издал приказ — расправиться с этим безобразием за два года. Как? А как хотите. На резонные возражения генералов и адмиралов последовала уже привычная для них угроза недовольных немедленно отправить на пенсию.

Расчеты показали, что для того, чтобы уложиться в сроки, поставленные министром обороны, только на территории бывшего Московского военного округа необходимо ежедневно подрывать до 500 тонн боеприпасов. Попробуйте всю эту уйму хотя бы просто погрузить в автомобили!

Однако делать нечего. До конца 2011 года Сердюков ждет доклада, что проблема, с которой другие собирались справиться за 80 лет, решена за два года. И взрывы загремели по всей стране. Сегодня утилизация боеприпасов проводится на 68 полигонах во всех военных округах. В частности, в Западном военном округе таких полигонов 15, в Южном — 4, в Центральном — 19, в Восточном — 30. Всего оборудованы 193 площадки подрывов. В ЗВО работают 59 групп взрывных работ, в ЮВО — 10, в ЦВО — 83, в ВВО — 32.

Говорят, количество уничтожаемых за один раз боеприпасов тщательно дозируется и не превышает 500 килограммов в тротиловом эквиваленте. Очень сомнительно, если военным поставлены такие драконовские сроки. Во всяком случае, почти всюду вокруг полигонов люди жалуются на мощные взрывы. Жалобы местных жителей идут из Нижегородской, Воронежской, Челябинской, Ленинградской областей. Министерство обороны РФ претензии с негодованием отметает. Но когда командирам ежедневно приходится докладывать в Москву об уничтоженных тоннах — до техники безопасности ли тут?

Фото: vesti.ru, gorod48.ru

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня