Происшествия

Взорванный город

Второй за сутки теракт в Волгограде: количество жертв продолжает расти

  
63801

По предварительным данным, количество погибших в результате теракта в троллейбусе составляет 15 человек, пострадавших — более 20, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на вице-губернатора Василия Галушкина.

Однако очевидцы рассказывают, что жертв теракта может быть больше — вокруг металлического остова троллейбуса лежат много тел погибших и раненых, а также многочисленные обломки. Среди погибших и пострадавших есть дети.

В настоящее время кареты «Скорой помощи» доставляют пострадавших в больницы города.

По словам министра здравоохранения Вероники Скворцовой, в основном у пострадавших диагностируются ожоги и множественные травмы, а также минно-взрывные травмы. Раненые находятся в основном в тяжелом состоянии.

Помимо Скворцовой и Галушкина на месте взрыва присутствуют все оперативные службы города, а также губернатор Волгорадской области Сергей Боженов.

О новом теракте уже доложили и президенту России Владимиру Путину. Глава государства провёл встречу с руководителем ФСБ Александром Бортниковым, в ходе которой последний доложил о произошедшем в понедельник в Волгограде взрыве в троллейбусе, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-секретаря главы государства Дмитрия Пескова.

По словам Пескова, соответствующие доклады поступают Владимиру Путину и по линии других спецслужб.

«Главой государства отданы все необходимые указания», — уточнил руководитель президентской пресс-службы.

Взрыв был настолько мощный, что троллейбус разнесло практически полностью, в близлежащих домах взрывной волной выбило стёкла.

По данным агентства ИТАР-ТАСС, которое ссылается на источники в силовых структурах региона, троллейбус взорвал террорист-смертник. На это указывает характер взрыва и характерные фрагменты тела, обнаруженного на месте взрыва.

Между тем в Национальном антитеррористическом комитете заявили, что одной из вероятных версий взрыва является подрыв взрывного устройства, заложенного в салоне троллейбуса.

По факту взрыва в троллейбусе возбуждено уголовное дело по статьям «теракт» и «незаконный оборот оружия», на месте работают специалисты-взрывотехники. Следственная группа приступила к первичному осмотру троллейбуса, который полностью разрушен", — отметил официальный представитель СК Владимир Маркин.

Настроения, которые испытывают жители города, можно сказать, близки к паническим.

«Сказать, что люди в шоке, не сказать ничего. Мы все ощущаем себя пушечным мясом, — рассказала „СП“ лидер движения многодетных матерей Волгоградской области Елена Самошина. — Я сама живу за городом. А вчера мы ездили на сельскохозяйственный рынок в город, готовились делать закупки к празднику. Народу — не протолкнуться. Вдруг рядом какая-то женщина закричала: „Люди, взорвался вокзал!“, ей по телефону об этом сообщили. Буквально через тридцать секунд началась такая страшная неразбериха, давка. Коллапс сразу на дорогах. Скорые, милиция — все в сторону центра. И тут же практически начались проблемы со связью. Все сотовые глушили, связаться вообще ни с кем невозможно было — телефон все время выдавал „сбой сети“. И только уже глубокой ночью звонки стали проходить. Утром сегодня часов в семь я отвела детишек в садик и поехала в город на работу. Примерно без пятнадцати девять я была на Тракторном и увидела, как мимо бешено пронеслись четыре машины „скорой помощи“. Только подумала: „Что-то опять произошло…“, как люди на остановке стали кричать, что взорвался трамвай. На работе уже узнала, что взорван 15-й троллейбус».

«СП»: — Как горожане отреагировали на это страшное известие — второе за последние сутки?

— Знаете, центр, будто вымер. В то время когда я ехала на работу был утренний час пик. А сейчас все трамвая пустые, троллейбусы пустые, дороги свободные — только машины «скорой помощи» и полиции. Усиленное патрулирование идет. Нарядов полиции в городе очень много. Такое впечатление складывается, что все жители у нас состоят из сотрудников полиции. Но нам и после вчерашнего теракта говорили, что меры безопасности будут усилены. Однако сегодня город снова стал мишенью. Почему? Как такое возможно, если к нам сюда даже сам Бастрыкин приехал?

«СП»: — Настроение у людей тяжёлое?

— Оно паническое. Лично моя семья не будет отмечать Новый год. Потому что в нашей организации погибли двое детей. Это двоюродные братья из Городищевского района: 12-летний Алексей Валенто и 11-летний Александр Долгих.

«СП»: — Погибли при сегодняшнем взрыве?

— Нет, погибли во время теракта на железнодорожном вокзале. Еще одну девочку девяти лет мама закрыла собой. Сама погибла. Ребенка сегодня в Москву самолетом вывезли. Девочка в очень тяжелом состоянии. Я думаю, никому у нас здесь в Волгограде не до праздников. Потому что ни одна здравомыслящая мать в такой ситуации никуда своего ребенка не повезет, ни на какую елку. У нас все запланированные утренники уже отменены. Подарки ребяткам потом раздадим, когда весь этот кошмар закончится.

Напомним, 29 декабря на железнодорожном вокзале Волгограда прогремел мощный взрыв , который устроил террорист-смертник. Жертвами теракта стали 17 человек, несколько десятков — ранены. Специалист по истории ваххабизма в России, профессор Чеченского государственного университета Вахид Акаев считает, что трагедию можно было предупредить:

— Я постоянно задаюсь вопросом, когда кончатся эти теракты. Произошел взрыв в Пятигорске, сейчас два подрыва в Волгограде. В Кабардино-Балкарии, Ингушетии и Дагестане это происходит постоянно. Такое ощущение, что против нашей страны объявили войну. И главный вопрос: кто участники этой войны? И дело не в какой-нибудь отдельной религиозной секте, ведь существуют целые базы по подготовке террористов. Силы, которые хотят подорвать стабильность в государстве, находятся внутри России. Необходимо выявить эти центры по подготовке смертников, уничтожить их.

Если эти центры связаны с сектами, как бы они не назывались (салафитами, ваххабитами или как-то иначе), то их надо уничтожать. Членов этих сект надо просто выселять из страны. Другого выхода я не вижу.

«СП»: — В Дагестане представители этих сект вполне открыто ходят в хиджабах или с довольно специфичными бородами, и почти никто не обращает на это внимание.

— Эти бороды и одежды не традиционны для культуры кавказцев. Эта культура, которую я бы назвал бедуинской, намеренно внедряется на Кавказе и в других регионах России. Надо четко отслеживать, насколько эти люди, внешне демонстрирующие свою принадлежность к сектам, дружат с законом. Если они пока закон не нарушают, то с ними должны работать наши религиозные и культурные деятели. Мы видим серьезные недоработки в пропаганде нашей традиционной культуры, в том, чтобы в обществе сформировалось неприятие этой бедуинской культуры.

«СП»: — Пропагандистов традиционной культуры члены этих сект не слушают. Более того, даже готовы умереть за свои убеждения. Что делать с ними?

— Я сам знаю людей, у которых дальние родственники поехали воевать в Сирию. Двоих человек удалось оттуда вырвать, а остальные там погибли. Мне кажется, что эта молодежь попадает под религиозное, культурное и политическое влияние проповедников джихада. Эта установка воспринимается некоторой частью молодежи. И это трагические факты как для отдельных семей, так и для страны в целом.

Надо признать, что деятели традиционного для нас ислама уступают сектантам в идеологической и политической риторике. Те сильны своим радикализмом. Мол, мы — сторонники всемирного халифата, джихада. Противодействия в СМИ, в интернете им очень мало.

Есть сильные проповедники традиционной культуры, но они оказываются беззащитными перед террористами. Я могу по фамилии назвать погибших представителей традиционного духовенства.

Но вести контрпропаганду только на основе религиозных вопросов не очень продуктивно. Проповедники радикализма на этом поле оказываются сильнее. Нужно доносить до людей не только постулаты религии, но и объединяющую всех наших граждан общенациональную идею. К сожалению, этой идеи у нас пока нет.

И если не удастся сформулировать общие для всех граждан принципы, выстроить системную работу по противодействию радикализму, то, боюсь, мы и дальше будем становиться свидетелями терактов.

— Надо понимать: весь мир сегодня находится в состоянии войны с международным терроризмом, которая была объявлена ООН 28 сентября 2001 года, — отмечает главный аналитик Всемирного антикриминального и антитеррористического Форума, ветеран внешней разведки КГБ СССР Олег Нечипоренко. — Это зафиксировано в резолюции 1373. Тогда же был создан Контртеррористический комитет Совбеза ООН, куда вошли все 15 членов Совета Безопасности. С тех пор это состояние войны никто не отменял — де-юре и де-факто.

Специфика этой войны — отсутствие единой линии фронта. Практически вся территория глобуса является военной зоной или прифронтовой зоной, а театры военных действий (ТВД) имеют международный характер — типа палестинского или иракского. К ним же относится наш Кавказ, который начинался как национальная проблема.

В наступающем году будет 13 лет, как идет эта война, и она принесла много побочных эффектов. В частности, «арабскую весну», которая прокатилась по северу Африки и Ближнему Востоку. Эта война подобна Долине гейзеров — вспышки происходят то там, то здесь.

«СП»: Можно было предположить, что террористы еще раз ударят именно по Волгограду?

— Как бы ни звучало цинично, терроризм — это творческая деятельность: сочетание старых и новых методов, прошлого опыта и инноваций. Поэтому предугадать, где, когда, и каким образом будет осуществлена новая акция, очень трудно. Можно лишь сказать, что наиболее часто применяется либо метод последовательных акций, либо синхронных.

«СП»: — После теракта на вокзале в Волгограде ввели режим повышенной готовности силовых структур. Как видим, это новый теракт не предотвратило. Почему?

— Дело не в объявленных мерах, а в том, как они реализуются. Важно реализовать комплекс мер, который бы соответствовал данной степени опасности, или — в данном случае — угрозы.

«СП»: — В Израиле с террористами борются по-другому: там вся система нацелена, чтобы не дать боевику попасть в места скопления людей. В аэропортах подозрительных личностей отлавливают на дальних подступах, а те же рамки металлоискателей имеются даже в общественном транспорте. Почему у нас не используется этот опыт?

— У нас совершенно другие условия, чем в Израиле — прежде всего, масштаб страны. Сравните поток пассажиров в аэропортах Израиля с такими гигантами, как, например, «Домодедово» или «Шереметьево». Если ввести израильскую систему, упадет пропускная способность воздушных портов, придется менять расписание самолетов, чтобы не допустить скопления людей возле тех же рамок. Да, безусловно, израильский опыт заслуживает внимания, он полезен в ряде случаев. Но в наших конкретных условиях не всегда применим.

«СП»: — Можно ли гарантировать, что во время сочинской Олимпиады обойдется без терактов?

— Анализ террористических проявлений показывает, что активность боевиков возрастает перед крупными мероприятиями, международными и национальными, приуроченными к каким-то датам и юбилеям. Сейчас проведение Олимпиады превратилось, параллельно со спортивным состязанием, в крупномасштабные мероприятия войск и спецслужб по обеспечению безопасности. Безусловно, это снижает риски проведения терактов. Но стопроцентную гарантию того, что не произойдет какая-то террористическая акция, никто не дает…

Фото ИТАР-ТАСС/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня