18+
понедельник, 24 июля
Авто / Эволюция авто

Бесславный конец «Москвича»

15 лет назад был закрыт последний проект автозавода — не спасли ни «Юрий Долгорукий», ни «Князь Владимир», ни «Иван Калита»

  
38090
"Москвич 2141"
«Москвич 2141» (Фото: Шогин Александр/ТАСС)

Переднеприводный Москвич-2141 с кузовом хэтчбек встал на конвейер в 1988 году. Это был автомобиль, совершенно не похожий на прежние заднеприводные модели АЗЛК. И на покупателей он производил неоднозначное впечатление.

Скопировать «Симку»

Ко второй половине 1970-х на АЗЛК понимали: время 412-го прошло. И в 1975 году завод приступил к разработке совершенно нового автомобиля — заднеприводного, с кузовом хэтчбек, — под индексом С. Его конструкция была в чем-то передовой. Так, принципиальная схема подвески напоминала BMW 5-й серии — спереди McPherson, сзади многорычажка.

Однако в Министерстве автомобильной промышленности СССР посчитали, что автомобиль с задним приводом — это архаично. И что отныне все новые легковые автомобили должны иметь передний привод. В итоге, руководству АЗЛК пришла директива: создать машину с приводом на передние колеса. Причем указан был даже конкретный зарубежный аналог, с которого следовало «срисовать» машину — французская Simca 1308, которая в 1976-м была признана в Европе «Автомобилем года».

На заводе это восприняли как оскорбление. Проблема была и в том, что АЗЛК никогда не выпускал переднеприводных автомобилей, поэтому наработки отсутствовали как класс. Но партия сказала «надо», и спорить никто не стал.

От «Симки» взяли разве что верхнюю часть кузова. Платформу пришлось придумывать самостоятельно. По сути, конструкторы решились на гибрид «француза» с «Москвичом». Для этого у «Симки» убрали переднюю часть, заменив ее на «кусок» модели 412. Так появился прототип «Максимка».

По компоновке он был похож на Audi 100 C2: продольно расположенный двигатель, дифференциал между двигателем и коробкой передач, что позволяло использовать на новой машине двигатели от заднеприводных моделей.

Simca 1308 (Фото: en.wikipedia.org)

Внешность «Максимки» менялась несколько раз, все дальше отходя от облика французского хэтчбека. Те же процессы происходили внутри. Например, у «Москвича» вместо независимой торсионной подвески появилась зависимая балка, которой агрегатировались большинство переднеприводных автомобилей того времени.

Новый «сорок первый» должен был составить конкуренцию моделям ВАЗа. Но поскольку его позиционировали как автомобиль более высокого класса, то и ценник на него был куда выше, чем на «Жигули».

Ахиллесова пята

Надо сказать, шансы на успех у «сорок первого» были. По ряду качеств «Москвич» обходил не только «Жигули», но «Спутники», которые появились чуть позже.

Во-первых, автомобиль выглядел довольно неплохо. Во-вторых, он метил в пустующую нишу между «Волгой» и «Самарой». Поэтому на его заднем ряду места для пассажиров было куда больше, чем у тех же «восьмерок» и «девяток». В-третьих, комплектовался автомобиль хотя и «жигулевским» мотором, зато самым мощным — 1,6-литровым, выдававшим 80 «лошадок». А ведь большинство «зубил» оснащались 1,3-литровым силовым агрегатом ВАЗ-2108 мощностью в скромные 64 л.с.

Поэтому к новому «Москвичу» присматривались даже те люди, которые изначально предпочитали продукцию Волжского автозавода. Но звезда 2141 горела недолго — до появления «девяносто третьей» и «девяносто девятой» моделей ВАЗа.

Беда в том, что «сорок первый» охотно демонстрировал свои слабые стороны. Оказалось, что даже 80 «лошадок» ему откровенно мало, «рулится» он так себе, а главное, качество сборки не выдерживает критики даже по российским меркам. Так, передняя панель начинала греметь буквально с момента покупки.

Вылезла и еще одна крайне неприятная «болячка»: низкая стойкость к коррозии — спустя всего 3−5 лет «Москвич» начинал откровенно прогнивать до дыр. Неизбалованный отечественный покупатель мог простить многое, но не превращение дорогого автомобиля в дуршлаг за столь короткое время.

Моторная эпопея

Почти сразу стало понятно, что для «сорок первого» требуется и абсолютно новое семейство двигателей. На помощь конструкторам АЗЛК пришли тольяттинские инженеры. Совместно они разработали двигатель семейства 414 — рабочим объемом 1,8 литра и мощностью 95 л.с. Появился и дизель рабочим объемом 1,9 литра и мощностью 65 л.с.

Цех под моторное производство начали возводить в 1987 году, но к моменту развала СССР закончить его не успели. Страна трещала по швам, и оборудование под шумок неразберихи быстро растащили, списали, «потеряли»… Зато на предприятии висел громадный долг в виде кредитов — около $ 800 млн. Завод оказался в крайне трудном положении.

Читайте также

Но вскоре «сорок первый» все-таки обзавелся новым силовым агрегатом, причем дизельным. Только это была не своя разработка, а 1,8-литровое «сердце» Ford XLD418. Его ставили на такие модели как Sierra, Escort, Fiesta и Orion.

Представители "княжеского семейства" АО "Москвич" - автомобили "Иван Калита", "Князь Владимир", "Юрий Долгорукий", "Святогор" (Фото: Виктор Воног/ТАСС)

Но и это не спасло 2141-й от медленного умирания. Плохое качество сборки «сорок первого», долги и неграмотные управленческие решения загоняли АЗЛК в угол. Так, во второй половине 1990-х, когда завод получил поддержку правительства Москвы, все силы были брошены на появление целой армии «уродцев», таких так «Юрий Долгорукий», «Князь Владимир» и «Иван Калита». Эти машины не пользовались спросом, а 2141 так и не довели до ума.

Поэтому никто не удивился, когда в истории «Москвича» была поставлена точка: 4 марта 2002 года конвейер остановили, а завод обесточили.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня