Мнения

Забыть имя своей тоски

Новый русский рэп как предчувствие

  
4692
Забыть имя своей тоски

Трагедия рэпера в том, что он рэпер. По крайней мере в России. Если он умный рэпер и как трактор тащит в мир свою правду, она решительно тут никому не нужна. Точнее, о ней очень мало кто узнает.

Люди повзрослее если что-то и продолжают слушать, предпочитают рок-музыку, на которой выросли. Молодёжь знает о русском роке по учебникам типа балабановской дилогии про «Брата» или по ротации «Нашего радио», где на один шедевр приходятся тонны всяческой мути. У постсоветского поколения своя музыка.

Орудовать отвёрткой, вскрывая чужое авто или вспарывая чужую печень, проще под «Каспийский груз» и Ноггано. Искать, чего бы покурить — под Гуфа, Смоки Мо или ещё десяток неординарных, но однообразных в выборе тем персонажей. Качать железо или лупить грушу под Луперкаля и Мишу Маваши.

Устанавливать контакт с особью противоположенного пола тоже лучше под рэп. Вооружившись рецептами русрока, останешься без пары или будешь до посинения «ломать стекло, как шоколад в руке».

Со временем появились авторы, уделяющие внимание работе со смыслами. Одни, как 25/17, обрели нешуточную популярность, отыскав золотую середину между запросами масс и собственным желанием говорить о серьёзных вещах. Другие пока ещё в поисках аудитории.

В сентябре вышел третий альбом рэпера по имени Рич (отбросившего псевдоним Пейсмейкер в связи с часто возникающими вопросами, откуда у исполнителя пейсы растут) — «Десятка».

После «Патологий», альбома в котором стихи Захара Прилепина были положены на бит, Рич окончательно решил с большой поэзией не расставаться. Открывают и закрывают новый альбом треки на тексты Бориса Рыжего и Сергея Есенина. Оба поэта выбрали суицид как способ расстаться с жизнью, их поэзию равно отличает как разудалое буйство, так и мрачный взгляд на действительность. Этот взгляд на жизнь, несомненно, близок и Ричу.

В целом, его лирический герой исстрадался по тому, что люди старших поколений «страну слили», «батя бьёт мать», «сосед взял водяры и вспомнил Афган. Тварь». Сверстники ничем не лучше, они не сводят глаз с модных гаджетов — «мы сами с рук кормим троянских коней», «Wi-Fi подключён, об остальном и не просим», они не читали тех книг, что читал автор, вообще ничего не читали.

В песне «Куплю себе» Рич иронизирует, как снимет «блондинку с опухшими губами» и станет знакомить её с произведениями Толстого и Хайяма. Когда же она заведомо не сможет ничего пересказать из услышанного, Рич с женой посмеются вдоволь: «А что ты, дорогая, будешь делать на пенсии?».

Работа не приносит радости, она нужна только для того, чтобы раздать долги и выпустить новый альбом. Автор, однако, не только обвиняет мир, себя ему есть за что корить. В треке «Чувство вины» рассказана история, как заигравшись в звезду, он не смог помочь поклоннице своего творчества, которая самоубилась после звонка рэперу. Прыжок в Лету Арины созвучен судьбе всего поколения. Точнее, автор констатирует, что судьба эта не совсем складывается.

У него самого тоже не всё складно: и утро, как «золотой укол Булгакова», и никаких перспектив. Понимая это, он восклицает: «Да я в норме, заварил себе чай покрепче, / Взял книгу Газданова, там Клэр, вечер». Ни тебе города золотого, ни тебе «пачки сигарет» и билета «на самолёт с серебристым крылом».

Не смотря на это, Рич не ищет персонального спасения. Среди литературных героев уютнее, но от своего поколения он не дистанцируется, говоря о нём всякий раз — «мы». Рэпер пока не чувствует в себе уверенности, чтобы это поколение позвать за собой или хотя бы призвать к ответу, для начала, как когда-то Константин Кинчев.

В любом случае, новый герой уже на арене и дальше неизбежно должно будет наступить его время.

О возможных этапах биографии этого нового человека поведано в самой бодрой композиции альбома — «Изменилось всё вокруг»:

Изменилось всё вокруг, шутки мимо,

Я русский патриот с английским именем,

Служивший в Подмосковье, в дагестанской армии.

Не говорите маме! Кто управляет нами?

Кто сдал наше знамя, он не поднимет руку.

Мне выслали минус, я залип на минутку.

Нас сливают как воду с радиатора, ну так!

Изменилось всё вокруг, кроме шуток.

И дальше:

Кто-то лес порубил, остались жить лоси.

Спасибо бате, отправил в кикбоксинг.

Пошел в институт, пришлось бросить.

Потом и институт пришлось бросить.

Потом автомат пришлось поносить.

Повзрослел быстро, а чё-то всё носит.

Особняком на альбоме две совместки с Захаром Прилепиным. Захар рифмует по-взрослому, в рэпе он не видит места сомнениям, в итоге вещи получаются боевыми.

Если в «Сне в Сирии» прямой физический контакт с миром еще завуалирован под фантазм (на то он и сон), то в главном боевике с альбома треке «Пора валить» фраза «Вышел — завалили или завалил» обретает форму призыва: «Пора валить тех, кто говорит: „Пора валить!“». Эффект от трека усиливается благодаря вальяжной циничной читке в припеве еще одного молодого рэпера — Хаски.

Дело не в том, что лирическому герою Рича больше нечем заняться, кроме как валить неугодных, но иных средств побороть своё раздражение ему не хватает. Некоторые обитатели уютного фэйсбука уже успели обвинить Рича с Захаром в разжигании розни и в экстремизме. Наивные, даже не понимают они, как на самом деле прокалилась страна, в первую очередь, их же стараниями.

Пока Рич рифмует под минуса, насыщенные музыкально психоделом и джазом, его можно не бояться, он спокоен. Не ровен час, потребность в звуках скрипки, саксофона и электрогитары у рэпера исчезнет. На войне достаточно трубы и барабана, а то и просто ударов в ладоши, чтобы писать совсем другие песни.

Тут впору вернуться к поэтическим вещам с альбома. «В кварталах дальних и печальных…» Бориса Рыжего и «Снова пьют здесь, дерутся и плачут…» Сергея Есенина — объединяет, упомянутая выше гнетущая тоска. У Рыжего она — от невозможности счастья, у Есенина — от невозможности Родины. Поэты с этой тоской не справились. Ричард, надеемся, ещё её пересилит. Ведь «изменилось всё вокруг».

Влияние украинских событий на альбом еле уловимо, но такой исполнитель как Рич точно не сможет в следующих своих работах обойти тему стороной. Героизм ополченцев Новороссии — сегодня сигнал всему молодому поколению, не ведавшему доселе таких примеров для подражания, чтобы вырваться из морока и полузабытья.

Иллюстрация: обложка альбома «Десятка» / vk.com

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня