Мнения

Мы вскормили зверя

Канадский политик Роберт Фаулер: «Полумеры в борьбе с „ИГ“ только ухудшат положение»

  
3858
Мы вскормили зверя

В мир вернулась эпоха рубки голов, сопровождаемая невразумительными ответами на жестокость. Многие западные комментаторы уверены, что зверства Исламского Государства неминуемо выстроят, узаконят и укрепят антиисламскую коалицию и подорвут власть исламистов. Подобная уверенность во многом обусловлена западными предрассудками. То, что нам представляется жизненным и рациональным, не является таковым в глазах боевиков и существенной части мусульманской уммы как таковой.

Мы этого не поняли в Ираке, затем в Афганистане, потом в Египте и Ливии, да и в Сирии тоже. Наши ценности — не их ценности, наши стандарты не универсальны, поэтому, когда премьер-министр Стивен Харпер и министр иностранных дел Джон Бэйрд рассуждают о «внешней политике, основанной на ценностях», их речи полны безграмотности и неоправданного самомнения. Как бы нам этого ни хотелось, наши ценности не являются универсальными, принятыми во всем мире. Попытки навязать их всем народам, заставить народы отказаться в их пользу от собственных ценностей имеют слабый успех. Несмотря на триллионы долларов, которые мы коллективно тратим на войну с Талибаном в попытках завоевать умы и сердца афганцев, большинство из них не желают, чтобы их девочки посещали школу, питают очень слабый интерес к тому, что мы называем демократией, считают наши декларации о борьбе с коррупцией лицемерием и предпочитают выращивать мак, а не морковь.

Даже подписанную Канадой Всеобщую декларацию прав человека, которой мы по праву гордимся, нельзя считать общепринятой. Декларация родилась в конце 1940-х годов, когда юная Организация Объединенных Наций включала в себя лишь четверть своих нынешних членов. В ООН входило весьма незначительное количество стран, которые мы сегодня относим к третьему миру, Китай в те времена был без Тайваня, единственными африканскими членами ООН были Эфиопия, Египет, Либерия и очень непохожая на них Южная Африка. Граждане колониальных держав — все поголовно белые христиане — верили в то, что они это и есть весь мир. В некотором смысле мы до сих пор в это верим, упорно не замечая плодов своего недомыслия.

Деятели «Исламского Государства» понимают, какие цели мы преследуем. Но они знают и пропагандистскую ценность вбивания палок в глаза американцев и нанесения ножевых ударов по горлу. Они понимают грань, за которую западный человек не зайдет, избегая лишних жертв. Им хорошо известно, что казненные «западные мародеры на мусульманской земле» являются нашим горем, и им хотелось бы спровоцировать нас на новые глупости. Они не сомневаются, что поступая так, они существенно увеличивают свою мобилизационную базу, укрепляют власть, расширяют горизонты влияния, при этом совершенно не важно, какие потери сами они несут. Поверьте, в их глазах эти потери являются «благословением».

Мы, канадцы, ужасаемся зверскими актами обезглавливания, наполняемся гневом при мысли о том, что так можно поступать с кем-либо, не обязательно с нами. Я прекрасно помню, какая участь постигла в 2002 году журналиста Дэниэла Перла, какую смерть приняли в последние месяцы Джеймс Фоули, Стивен Сотлофф, работник гуманитарной миссии Дэвид Хейнес, французский турист Эрве Гурдель. Та же участь ожидала бы меня и моего коллегу Луиса Гуэея в 2008 году в Мали, случись наше похищение не тогда, а сейчас.

Реакция Запада на творимые «Исламским Государством» зверства лишний раз доказывает, что наше восприятие мира грешит выборочностью и замкнуто на собственных стереотипах. Наши так называемые союзники в рядах «сирийской оппозиции» (а это не только кровожадные фанатики Фронта Аль-Нусра), которым мы сегодня с готовностью помогаем, также как и легионы-убийцы Башара Асада, методично пытают и убивают мужчин, женщин и детей. В течение последних трех лет они обезглавили и расчленили десятки тысяч сирийцев. В этом от них ничем не отличаются преступления Абу Музаба Аль-Заркаи в Ираке, группировок Абу Саяф и Джамаах Исламия в далеком Минданао. А на севере Нигерии, крупнейшей африканской экономики и самого густонаселенного государства континента, группировка Боко Хаарам только в этом году уничтожила более 3 тысяч человек.

И вот сегодня, полные гнева и омерзения, мы создаем еще одну абстрактную, не очень сплоченную и не слишком идейно мотивированную коалицию в ответ на смерть четверых невинных граждан западных стран в руках боевиков самой экстремистской версии Аль-Каиды. Иными словами, мы ответили именно тем, на что они рассчитывали.

Нашу коалицию ожидает неминуемый крах. Аллергия на наземные войсковые операции, отказ признать невозможным контроль огромных территорий с воздуха (как сегодняшнюю Ливию), будет означать, что мы будем наносить больше бомбовых ударов, как это было в Афганистане и Ираке. При этом зона охоты исламистских хищников будет расширяться, а мы попросту перебьем больше мирных жителей, чем халифат мог бы обезглавить в своих самых диких снах.

Каждому станет понятно, что и в воздушном пространстве, и за линиями фронтов наши возможности сильно ограничены. Мы будем убеждать наших хорошо тренированных и отчаянных временных союзников сражаться на полях войны, которую далеко не многие из них воспринимают как свою, и мы вновь будем разочарованы результатами. На какое-то время нам удастся ослабить военную мощь «Исламского Государства» на севере Сирии и Ирака, при этом авторитет и активность исламистов будут расти в различных уголках мира, и таких точек будет много. После чего — по всем реалистичным меркам, очень скоро — мы покинем «поле», где наши действия, равно как и мотивы, будут вызывать проклятья еще долгое время.

Суммируя, я с сожалением должен констатировать, что с помощью военной силы нам не удастся безопасно для нас самих отразить удары и уменьшить зону влияния хищников из Аль-Каиды и «Исламского Государства». У нас нет такого необходимого качества, как воля к победе.

Мне кажется, мы утратили способность вести долгую игру. Мы отказываемся признать, что если наши противники представляют угрозу нашему образу жизни, мы должны предпринять любые действия для того, чтобы их нейтрализовать. Ни избиратели, ни власть, ни в Канаде, ни где-либо на Западе не в состоянии осознать необходимость активных действий где-то вдалеке от своих стран, цель которых — победа над глубоко враждебной нам идеологией.

Подобная нерешительность и недостаток уверенности в себе становятся еще более очевидными, учитывая тот неоспоримый факт, что в 2003 году мы потерпели неудачу в Ираке с последствиями далеко за его пределами, показав, что мы не в состоянии править этой страной и решать ее проблемы. Джин выпущен из бутылки. Любые долгосрочные решения должны приниматься самим мусульманским миром, конкретно — арабским. Все наши попытки повлиять на ситуацию только ухудшали ее, усиливали ненависть к Западу и сомнения в наших истинных мотивах. Лучшее, что мы можем и обязаны сделать, это убраться восвояси из зоны бедствия.

Но… Если нам суждено уйти оттуда не попрощавшись, мы оставим после себя опасную геостратегическую неразбериху и гуманитарную катастрофу, представляющую угрозу для населения мусульманского мира и Израиля. А также для нас самих, в собственном доме. Мы, Запад, вскормили зверя. Поэтому прежде чем покинуть его буйный регион с многострадальным населением, мы должны, как минимум, попытаться восстановить status quo, предшествующий 2003 году. Поэтому нашим долгом является нанесение максимального ущерба Аль-Каиде и ее множащимся клонам, таким, как «Исламское Государство», которые после нашего ухода будут мутить воду в регионе, пока военные возможности это позволяют.

При этом, для того чтобы положить конец джихадизму, остановить тех, кто представляет угрозу для нашей цивилизации, нам потребуется совершить намного больше усилий, чем представляется. Придется убедить наших так называемых союзников в Саудовской Аравии и государствах Персидского Залива прекратить — реально прекратить! — финансирование мировой джихадистской сети проповедников и террористов. Дома, в западных странах, мы должны четко заявить, что больше не потерпим джихадистских учителей, джихадистских вербовщиков и любых распространителей джихадистской пропаганды.

Если мы намерены нанести ущерб варварскому «Исламскому Государству», нам нужно готовиться к долгой и «некрасивой» войне против врагов, которые ищут возможности умереть в сражениях с нами. Кроме того, нам придется отказаться от необоснованных запретов, поспешно установленных нами же самими (произвольные сроки выполнения задач, отказ от использования сухопутных сил), признать необходимость участия в ближнем бою, ведения наступательных операций силами больших воинских контингентов, которые будут нести потери, как и мирное население. Все это необходимо, чтобы завершить работу.

В конечном счете, нам придется поставить цель искоренения экзистенциальной угрозы нашему образу жизни, которую представляет Аль-Каида и ее клоны. Нужно дать понять: пока наша миссия не выполнена, борьба будет сопровождаться далеко не теми приятными вещами, о которых любят рассуждать политики, такими как развитие, новые рабочие места, противодействие коррупции, индивидуальные права, равенство полов, религиозная вера… Необходимо осознать, что достижение наших целей потребует больших бюджетных затрат. Потребуются также пропагандистские усилия для того чтобы убедить живущих на Западе и во всем мире мусульман: принимаемые нами меры не являются новым крестовым походом, они слабо связаны с какой-либо религией, а вот джихад — действительно несовместим с «миром во всем мире». Когда подобная миссия будет выполнена, только тогда мы сможем переключить наше внимание на восстановление и развитие.

Всего этого сегодня крайне мало в нашем арсенале. Раз так, то мы должны просто уйти, прямо сейчас. Вялые попытки, вроде той, что предпринимается сегодня по созданию новой коалиции, способны лишь ухудшить положение.

Роберт Р. Фаулер — старший сотрудник факультета общественных и международных исследований Университета Оттавы, автор книги «Адский сезон: мои 130 дней в Сахаре с Аль-Кайдой». Роберт Фаулер работал советником по международным делам трех канадских премьер-министров, был личным представителем руководителей государства в Африке, заместителем министра обороны, послом Канады в ООН.

Перевод Станислава Варыханова.

Оригинал статьи.

Фото: EPA/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня