Мнения

Наша правда — автономия и независимость

Андрей Рудалёв к дню рождения Владимира Путина

  
8074
Наша правда - автономия и независимость
Фото: Алексей Никольский/ пресс-служба президента РФ/ ТАСС

Путин не мраморная статуя, не истукан, которому надо поклоняться. За 15 лет у власти в стране, в которой власть в последнее время была полностью дезавуирована, он прошел большой эволюционный путь — так говорят сторонники. Противники считают, что это было мимикрия и приспособление под ситуацию, конъюнктуру. Значение Путина для страны будет понятно после. Именно этот вопрос: что будет после него и важней всего.

Первоначально — человек без лица, которого нам завещал уходящий в маразме Ельцин. Он раскрывался не сразу, возможно, и сам не сразу понял всю ситуацию, куда попал. Но постепенно из ставленника он вырастал в правителя и развивал тонкий слух на запросы масс.

Безусловно, Путин любил ту страну, которую растоптали на его глазах, но его становление пришло в момент ее увядания, и потому он до конца не верит, что ее можно было спасти и, видимо, считает ее строй нежизнеспособным. Он любил ту страну и потому опасается больших потрясений. Он все знает о феврале 17-го и о 1991 годе и поэтому считает, что любую вспышку можно уложить в линию и растянуть ее в длительный процесс.

Он никуда не торопится, ему некуда спешить, ведь все цели, которые ставятся — на дистанции вытянутой руки, а дальше — пустота и неведение. Он не направляет течение реки, не жаждет поворота течения рек, а сидит на берегу и внимательно наблюдает, что по ее водной глади понесет. Наблюдает и учится, развивается в своей рефлексии. Возможно, он полный фаталист. Но это лишь догадки, лишь вопрос.

Читайте также

Он никуда не торопится, потому что он пришел для истории. Он живет не реакцией нашего дня, а думает, как это все уложится и отразится в истории. Еще в 2006 году Владислав Сурков говорил молодым литераторам, что вся их команда пришла, чтобы оставить след в истории. Но вот тут-то и проблема, что он настолько приподнялся над картой будня, его берег выше над рекой, что история для него — это не будущее, а уже прошлое. Будущее воспринимаемое в сюртуке прошедшего.

Прошлое — это формат страны, сверстанный после 91 года. Он готов поработать над его фасадом, придать ему блеска, усилить фундамент, надстроить внушительную мансарду и даже рядом беседки повтыкать. Но кардинально менять конструкцию системы, а уж тем более ее сносить — не готов. Но сносить надо, и он сам знает, что надо сносить, но при этом опасается, что будет еще хуже. Он видел распад империи и за минусом вражеских козней думает, что распад этот произошел совершено естественным образом. Он верит про возвращение на естественный путь развития, с которого свернула страна в октябре 17-го года. Верит в капитализм.

В этом его самая большая ошибка и ловушка, которая может обернуться тупиком. Один мой друг сказал, что он разуверился в Путине, когда тот сказал, что не будет пересмотра итогов приватизации. А значит, общество и дальше будет развиваться на фундаменте тотальной несправедливости. До поры. Вот право Васильевой, право Сердюкова — это ведь вопрос не беззакония. Это капитализм, дружок. И покуда он будет, такие права будут устанавливаться постоянно. Он думает, что мы вступили на естественный и эволюционный путь развития, но мы отброшены на сто лет назад в практически кастовое общество. Но ведь очевидно, что капитализм здесь в гостях, это нанятый и нелепый гастарбайтер, который здесь подвизался, чтобы выстроить коттедж у себя на родине. Рано или поздно он смоется или его вышлют. Суверенная России и капитализм — это конфликтующие понятия, с позиций капитализма страна неэффективна, нецелесообразна.

Этот отброс назад не дает нам адекватно взглянуть в будущее. Вообще кто-нибудь говорит сегодня о будущем?.. Наше будущее — темно, наше будущее — это страх. Из-за этого страха мы закрываем на него глаза.

Путин — это кентавр советской ностальгии и уверенности в капиталистическом устройстве мира. Его путь — это путь разочарований, а потому он фаталист. Скоро он разуверится в капитализме, скоро поймет, что в этой системе не сделать автономную, суверенную страну… Но эту задачу, этот вопрос передаст по наследству дальше.

А ведь вопрос о будущем может быть очень прост: что будет после, что будет после Путина? Кому придется решать это главный вопрос? Сам-то он знает, что все в один момент может разлететься в тартарары. Он наблюдал это в 91 году. Что не понадобится ни бомб, ни снарядов, чтобы все уничтожить. Что генералы, которые сейчас посылают самолеты бомбить террористов в Сирии, в какой-то момент просто потупят взор и потянутся на пенсию, растить крыжовник, кто-то выбросится из окна. Что сами летчики уйдут в коммерцию, сказав себе, что их обмануло государство и ему они ничего не должны. Записные патриоты у кормушки будут дербанить эту кормушку, а патриоты без кормушки потянутся в столицы с челночными сумками. Он все это знает, он столько раз разочаровывался, что мало верит в людей, он все больше фаталист. Поэтому он сам задает себе вопрос: что будет после и пока не может найти для себя ответа, как и не может окончательно избавиться от ветхих риз России формата 91-го года.

Он все знает, что следующий за ним также будет ездить в Орду за ярлыком, но там уже не будет хамить, а, наоборот, активнее встраиваться в мировое сообщество. И Орда будет наказывать, Орда злопамятна, она не спускает хамство и неподчинение, и новый может это наказание смиренно принимать. Орда понимает только силу, а сила в правде, а наша правда — автономия и полная независимость от Орды.

Читайте также

Путин — фаталист, он ничего не знает о будущем, ведь привыкший разочаровываться, он готов допустить его любые варианты развития, и потому он надолго не планирует. Он сидит на берегу и смотрит на водную гладь, при этом вполне допускает, что завра здесь все разольется. Для него это будет очередная трагедия, но он не знает, как эту трагедию предотвратить. Возможно, он в своем фатализме считает, что за ту историю уже не отвечает и там будет ее глава для других.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня