Мнения

«Москва — это Третий Рим, но Рим времен Нерона»

Екатерина Винокурова о взаимной неприязни столицы и провинции

  
8431
"Москва – это Третий Рим, но Рим времен Нерона"
Фото: Вячеслав Прокофьев/ ТАСС

Всего несколько дней назад мы сидели в кафе с одним чиновником. Не то, чтобы крупным, но и не то, чтобы мелким. Этот чиновник — образец «системного либерала», говорит, что пошел работать в систему, чтобы менять ее изнутри, любит сетовать на то, как разрушается властная вертикаль, не одобряет всеобщую милитаризацию и так далее. И вот сидим мы, плачем на два голоса по деградирующей системе госуправления, как вдруг он четко и злобно проговаривает.

— Да в регионах они тупые все. Ты же не можешь не согласиться. Тупые, примитивные.

Когда я вернулась домой, мне позвонил другой мой друг, живущий как раз в регионе и похвастался тем, что к ним приедет начальник этого самого моего системно либерального знакомого. Видимо, знакомого тоже с собой возьмет.

То, что москвичей ненавидит практически вся страна, я узнала давно, когда начала активно ездить в рабочие командировки. Вот приезжаю я в далекий сибирский город летом 2013 года, собираю информацию с местных журналистов, заодно отвечаю на вопросы что там у нас.

— А вам Навальный нравится? — спрашиваю между делом.

— Мы ему не доверяем, потому что он — москвич.

То, что Москву ненавидят вследствие разбалансированности бюджета, когда все региональные налоги сперва оседают в столице, и лишь потом частями иногда возвращаются, не новость. Но и сами москвичи дают множество дополнительных поводов для совершенно справедливой неприязни, мой знакомый чиновник тут не исключение.

Вот одна журналистка из региона N приехала по делам в Москву на несколько дней и по итогам визита написала эмоциональный пост в Facebook про то, что в городе чувствуется общий кризис, беспечность и аромат нефтегазовых денег остались позади, в ресторанах стало меньше людей, ну и вообще, цены в городе становятся все более фантастическими, учитывая падающие доходы населения: многим явно приходится просто работать за еду.

И тут пришли они, москвичи. Белая кость и аристократия, решившая указать место черни у парадного подъезда.

Одна девушка небрежно хвалится тем, что в дорогих магазинах по-прежнему сметают брендовые вещи — присматривала пальто, да подороже, а вот увели перед носом. Другая девушка хвалится тем, что у нее предки до седьмого колена покоятся на элитных московских кладбищах и презрительно отмечает, что правильно, что уехала — «Москва не резиновая». Еще один молодой человек презрительно замечает, что сразу видно — ничего приезжая не понимает в Маааскве и не знает, то настоящие мааасквичи не покупают карточки на метро на одну поездку. «Зачем в Москву приехала — чтобы губу закусить? Сиди в своих Тетюшах и не беспокойся» (журналистка живет в одном из самых красивых городов России). «Девушка не прижилась в нашем городе, отсюда злоба и недовольство». Еще пара мужчина походя называют незнакомую барышню неудачницей, потому что она, на их взгляд, не прижилась в Москве и, разумеется, имея в виду, что вот они-то — это настоящий цвет нации, одолевшие столицу и презрительно не замечающие кризиса, поедая крабов и гребешки в самых дорогих ресторанах.

На самом деле со стороны все эти люди в шикарных костюмах выглядят примерно как классические персонажи нулевых — силиконовые блондинки, искренне считающие, что если они живут на Рублевке, то они и есть настоящая подлинная аристократия и белая кость. На словах — аристократия, на практике — жена председателя колхоза.

Москва — это Третий Рим, но Рим времен Нерона, так превозносящий собственную римскость, что не замечающий скатывания в полное варварство.

Патрицианки еще красивы и носят сложные прически, украшенные бесчисленным количеством золота, патриции еще закатывают пиры и считают, что именно ими и славен Рим, и даже пожар, который может поразить приезжих из Галлии — это не пожар, а лишь фон для декларирования поэм, просто приезжим не понять, да и вообще, есть ли жизнь в Галлии? Те, кто живет вне бессмертного Рима — темные племена, да окраинные жители.

Такие римляне, бессмысленно потрясающие усыпанными золотом головами, совершенно логично в жителях той же Галлии не вызовут по большому счету ничего, кроме брезгливого презрения, а потомков и вовсе оставят только недоумение.

Ну а потом будет конец Римской Империи, когда выяснится, что окраины давно идее великого Рима не верны и в сложной ситуации будут спасать, прежде всего, сами себя.

Но конец еще не близок. Чиновник начинает селекторное совещание с регионами и презрительно смотрит в ненавидящие глаза. Вечером он пойдет в хороший ресторан с прогрессивными друзьями. Те как раз закончат строчить в соцсетях очередные гневные послания глупым регионалам, у которых не хватило сил пробиться в столице и по дороге заедут в ЦУМ, ведь нельзя упустить возможность купить очередную вещь подороже.

Хотим казаться длинноногими и волоокими дивами, чтобы быть как Мерилин Монро, а под руку идти с самим Кеннеди, на практике же сверкаем перенадутыми губами и ведем под руку козлоногого папика. Хотим казаться лучшими из лучших в городе великих возможностей, успешными и беззаботными, на практике выглядим хвастливыми и высокомерными стаааличными жителями. Хотим казаться молодыми прогрессивными управленцами — на практике смотрим ненавидящими глазами в ненавидящие глаза на селекторных совещаниях.

Всю ненависть к себе, всю неприязнь к Москве мы, москвичи, полностью заслужили.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня