Мнения

Немая фабрика фейков

Андрей Рудалёв: непраздничные размышления после Дня печати

  
3247
Немая фабрика фейков
Фото: ТАСС

Так получилось, что в День печати оказался в центре довольно крупного скандала, который разлетелся по новостным лентам.

В этот день губернатор Архангельской области Игорь Орлов собирал местных журналистов на большую пресс-конференцию. В это же время в архангельском суде продолжалось рассмотрение уголовного дела в отношении главного редактора ряда региональных СМИ Ильи Азовского. У него должно быть последнее слово. В профессиональный праздник, на большом журналистском собрании, я не мог не попросить губернатора за своего коллегу, тем более что ни профессиональный союз, ни кто-то еще не высказался за Азовского. Свое молчание я посчитал бы бесчестным и подлым.

Просил губернатора не о давлении на суд, а о простых человеческих реакциях: прощении, великодушии, тем более что от журналиста Игорю Орлову постоянно и очень сильно доставалось. Губернатор повел себя предельно достойно и пообещал обратить самое пристальное внимание на этот процесс.

В моей просьбе был еще и другой посыл: не стоит осуждать конкретного журналиста в ситуации тотальной деградации профессии. Сказал, что «к деятельности Ильи Азовского можно относиться по-разному. Но ведь проблема даже не в нем, а в самом журналистском сообществе, которое все больше становится обслугой, особой формой иждивения, присоской к тому или иному бюджету». Слова были обращены к собравшимся, чтобы как-то вывести их из состояния благостной дремы, молчания, чтобы встряхнуть. Как оказалось позже, они имели еще и провиденциальный смысл и вскоре нашли свое подтверждение.

Одно издание, которое специализируется на переработке чужих новостей, откорректировало информацию до такой степени, что эти мои слова приписали губернатору Орлову. Тут же по новостным лентам стали кочевать возмущенные заголовки, что губернатор Поморья обозвал журналистов присосками и так далее.

Разве подобное производство фейков на одном конкретном примере не показатель деградации профессии?

Сам тружусь в небольшом региональном информагентстве. Коллеги периодически удивляются, что не осваиваем и не претендуем на тот или иной бюджет, крутят пальцем у виска. Мы акынствуем, пишем, что видим. Иногда заблуждаемся, не без этого, но совесть, кажется, еще не растеряли. На все недоуменные вопросы давно уже выработал стандартный ответ: свобода высказывания — благо, за которое надо расплачиваться. Вот и оплачиваем малобюджетностью организации, копеечными зарплатами. Но ведь так не все хотят, поэтому и выдумывают себе ограничения, обустраивают вокруг те или иные вешки. К тому же устойчивые формы самореабилитации есть: гнет режима, засилье цензур, что не вздохнуть — не пикнуть. Другие скажут: семья, кредиты, ипотеки. Так постепенно и превращается профессиональное сообщество в связку вяленой рыбы. Молчаливой, лишь по углам шипящей, не берущей ответственность на себя. Ведь в данном конкретном примере, кто мешал просить очевидное за коллегу? Страх и трепет, внутренне придуманное алиби, что он плохой, а мы все хорошие?

Нам часто говорят и внушают, что в обществе усиливается атмосфера страха, якобы есть все основания, власть закручивает гайки. И крутит, и крутит. Но вот если посмотреть на проблему с другой стороны: все-таки атмосфера страха или трусости?.. А это совершенно разные вещи. Может, проблема в том, что мы стали трусоваты, превратились в хронических перестраховщиков и все время с опаской озираемся по сторонам: как бы чего не вышло? Ну, ипотека там, семья, на отдых надо прикопить, машину прикупить. Так и происходит постепенное переформатирование профессионального сообщества сначала в бизнес, а потом и мещанскую среду.

Фейковая новость о том, что руководитель региона обозвал журналистов в их профессиональный праздник, была опровергнута, пошли опровержения. Но ведь в информационном и манипулятивном обществе любое опровержение дает уже совершенно не тот резонанс, чем горячее. На них если и обращают внимание, то смотрят с тоской. Нас научили любить безумную клоунаду и дикий маскарад. Больше ада, сатиры и юмора, смеха до упаду, лишь бы этот запойный праздник не закончился никогда, ведь мы никому и ничего не должны!

Уже после, когда ситуация с приписыванием чужих слов прояснилась, гневом изошелся сам Владимир Соловьев. «Национальной службе новостей» он заявил, что слова губернатора (на самом деле приписанные ему) будто бы тянут на уголовку и ставят под сомнения его, Соловьева, профессионализм. Здесь, конечно же, сомнений никаких быть не может. Даже намека. Однако Соловьев чуткий человек и уцепил смысл моего послания.

Череда однотипных «вечеров» — политических ток-шоу, которые не дают никакой реальной картины происходящего, но только нагнетают градус негатива. Зомбируют людей, внушают им простейшие реакции, способствуют атрофии мыслительных процессов. Украина, Европа, Штаты, Сирия, Турция, Украина. Враги, враги, враги. Мир не конкурентная площадка, на которую многие выходят меряться силами, а поле битвы не на жизнь, а на смерть. Что это? Разве не показатель деградации журналистики и переход ее в откровенно пропагандистское русло? Что это как не разжигание ненависти, форматирование реальной картины мира под искусственную, где мы во вражеском окружении? После всего бурления этого профессионализма создается ощущение, что такова политика государства. А что если все дело в ловкачах, чутко держащих нос по ветру, которые сознательно лепят, а потом окучивают модный тренд? Разве это не все тот же фейковый конвейер?

Что на самом деле у них на душе, кто ведает? Прорабы «шоковой терапии» 90-х потом говорили, что считали, будто все средства хороши, лишь бы не вернулись коммунисты, поэтому все крушили до основания. До того как появилась возможность крушить, сидели по норам под прикрытием. Прорабы и сейчас ждут своего дела. Помним, что еще совсем недавно даже Никите Михалкову дали от ворот поворот с его «Бесогоном», когда он попытался задавать ненужные вопросы о том, с кем мы в реальности имеем дело. Оказалось, как и следовало ожидать, только бизнес, окучивание перспективных грядок и никаких принципов.

Закон сохранения энергии никто не отменял. Ненависть, пробужденные недобрые чувства никуда не испаряются, но действуют по принципу бумеранга, вбивают новые клинья в общество.

Недавно беседовал со своим другом, крупным современным писателем, мыслителем. Рассуждали о том, к кому бы сели в лодку: к условному ведущему на федеральном телеканале или к условному Макаревичу, при том, что совершенно не разделяем его политические взгляды. Пришли к выводу, что к последнему. Он, по крайней мере, искренен в своих заблуждениях. В другом же случае… ну, работа такая. Завтра вектор изменится и будет новое направление гнева страстных «вечеров».

Вот и получается, что слова о «присосках» были необходимы, нужна открытая дискуссия о профессии. В том числе с вопросом о необходимости смены элит не только в экономике, политике, культуре, но и в журналистике. Нужно будить профессиональное сообщество. Иначе будет только разрастаться фейковая инерция и произойдет окончательная трансформации служения в беспринципный бизнес.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Игорь Курдин
Игорь Курдин

Регулярно читаю «СП». Благо, есть что читать. И — о чем подумать, а иногда и поспорить мысленно с экспертами по той или иной проблеме. Вот это очень важно, мне кажется, — «разбудить» в читателе мысль, помочь ему разобраться в новостных потоках, иногда «накрывающих» буквально с головой, как тот девятый вал у Айвазовского. «Свободной прессе», считаю, это удается. Ещё бы побольше разнообразия в темах!.. Ну и нас, моряков, не забывайте, в том числе, уже отслуживших. Семь футов под килем!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня