Проблемы коллективного Каспарова

Екатерина Винокурова о перспективах либеральной оппозиции на выборах

  
14354
Проблемы коллективного Каспарова
Фото: Сергей Узаков/ ТАСС

Либерал-демократический фланг подходит к думским выборам 2016 года, мягко говоря, в максимально разобранном состоянии из всех возможных. Уже очевидно, что никакого единого блока всех оппозиционных демократов не будет, и недовольному кризисом, обвалом рубля, постоянной угрозой войны и многим другим избирателю предложат голосовать на выбор за список ПАРНАС с харизматичнейшим Михаилом Касьяновым или за «Яблоко» с не менее харизматичным молодым политиком Григорием Явлинским, которые решили, что именно нынешний год подходит для старта их блистательных президентских кампаний 2018 года.

Ряду недовольных избирателей, конечно, повезет, и они смогут проголосовать за толковых кандидатов по одномандатному округу, но в общем и целом, пока создается ощущение, что проход хотя бы одной демократической партии в Госдуму России в 2016 году можно будет приравнивать, как минимум, к восьмому чуду света (добавим к стартовым условиям выпады в адрес оппозиции со стороны Рамзана Кадырова, контрпропаганду с экранов федеральных телеканалов, взаимные упреки ПАРНАС и «Яблока» и получаем примерно то, что имеем).

Итак, есть такая вероятность, что в конце 2016 года цикл, начавшийся с протестов 2011 года, завершится. Надо сказать, что для подавляющего большинства представителей либерального фланга именно те митинги пятилетней давности стали пока кульминацией всей жизни — когда выходишь на площадь и вдруг видишь огромное, сумасшедшее количество людей с красивыми лицами, норковые шубы стоят рядом с недорогими пуховиками, и нам всем по 25 лет, и все это не может закончиться просто так. Закончилось. И да, нам незаметно исполнилось тридцать. Карета в результате превратилась в тыкву, а стотысячный проспект Сахарова выродился до привычных конгрессов про кровавый режим в Прибалтике с до зубовного скрежета предсказуемым Гарри Каспаровым, который в качестве образа будущего предлагает каяться и страдать, экс-ответственным за залоговые аукционы и разгон НТВ Альфредом Кохом, предрекающим скорый конец ужасного режима, и аплодирующей им в соцсетях немногочисленной аудитории, бредящей составлением люстрационных списков и считающих горящие покрышки высшей точкой современного искусства. Около ноля, как около ноля.

На самом деле ничего такого страшного в этом не будет: с нулем, с отжившей мечтой расставаться, конечно, сложно, но не так трагично, как с чем-то еще не до конца прожитым.

А вот дальше начнется самое интересное — полная пересборка.

Еще в январе с легкой руки того же Каспарова началась весьма интересная дискуссия о будущем России после ухода (при любом сценарии) с поста президента Владимира Путина. Каспаров, напомню, написал довольно обычный для оппозиционера нулевых текст о том, что оковы тяжкие падут, миллионы выйдут на улицу, пройдут люстрации, будет создано Учредительное собрание, а путинские элиты (в том числе, тот же Кадыров) просто сами растворятся в воздухе и исчезнут. Неожиданно текст вызвал большой резонанс в рядах той же оппозиции: выяснилось, что идея либеральной недемократии нравится далеко не всем.

К концу месяца стали понятны основные вопросы, которые могут определить совершенно новый водораздел на оппозиционном фланге на ближайшие годы.

Первый вопрос — вопрос допустимой цены победы. Допустим ли, к примеру, сценарий добровольной передачи власти условным либеральным элитам (принято связывать эту прослойку с фигурой условного Алексея Кудрина) с гарантиями полной неприкосновенности всему нынешнему окружению Владимира Путина? Допустим ли революционный сценарий, при котором гарантированы человеческие жертвы? Хорошо, пусть это будет сто человек, но это будут смерти обычных россиян.

Второй вопрос — допустимость иностранного финансирования и предварительная оценка травоядности того же Госдепа США. Стоит ли привлекать иностранные правительства к решению собственных политических задач или надо сосредоточиться на пропаганде внутри собственной страны, работая на партию условного холодильника против партии условного телевизора? Стоит ли радоваться каждому новому провалу правительства России на международной арене или стоит учитывать, что у тех же Штатов есть (и это абсолютно нормально для любой страны) свои государственные интересы?

Третий вопрос — что делать и как взаимодействовать с теми согражданами, которые поддерживали присоединение Крыма и голосовали за Владимира Путина, состоят в «Единой России» и даже где-то подыгрывали режиму, выступая в незавидной роли админресурса. Понять и простить? Достучаться? Временно уйти от крымского вопроса? Мириться с украинцами, ориентируясь на небольшой процент россиян, которые это поймут? Сохранить выборы любой ценой или собрать временное правительство для своих? Нормален ли образ будущего «Вы все будете каяться и страдать» или стоит поискать более приемлемый и привлекательный?

Еще важный вопрос: нужно ли объединяться вокруг фигуры условного сильного лидера. Сейчас на это есть два претендента, оба, к сожалению, не смогут принять участие в выборах — Алексей Навальный и Михаил Ходорковский. Далее встает вопрос: нужно ли объединяться вокруг сильного харизматика, но потенциально авторитарного, или искать некоего компромиссного политика, который сможет собрать вокруг себя равнозначную себе команду и вести диалог с широким кругом людей?

На фоне обсуждения этих вопросов вырисовывается новый фланг, назовем его «либерал-патриоты», дающие вроде бы здравые, но довольно атипичные ответы на все эти вопросы: да, будем искать точки соприкосновения с большинством и переманивать на свою сторону, ради сохранения гражданского мира откажемся от люстраций и будем учиться решать свои проблемы все-таки максимально самостоятельно, по Крыму признаем позицию, что сейчас он — субъект России, а окончательно вопрос будет решаться не здесь и не сейчас. Люди, которые видят, что самая здравая критика режима Владимира Путина может звучать вполне себе государственнически. Что применение админресурса на выборах расшатывает саму систему государственности, как и фальсификации. Что давление на регионы усиливает их отдаление от центра, чреватое развалом страны, и так далее. То есть, критика Путина, как главного революционера с позиции здравого как раз консерватизма, который не про лицензию на отстрел геев, а про ценности собственности, семьи, экономической стабильности. Критика власти за поощрение радикалов — от православного (на самом деле близкого к сатанизму) «Энтео» до пса Тарзана. Критика власти за то, что российские военные, погибшие в ходе боевых действий где угодно, имеют право не на тайные похороны, а на почет и уважение, а их семьи имеют право не на тайные выплаты, а на законные пожизненные компенсации и так далее.

Пока этот фланг невелик еще и в силу своей базовой нерадикальности. Такие выступления неинтересно слушать на конгрессах про кровавый режим, неинтересно делать перепосты в соцсетях, они не сулят удовлетворения запоздалой местью. Но, возможно, именно он станет новой точкой пересборки новой надежды.

Нам нужна надежда, а не покаяние.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня