Мнения

Россия без лабутенов

Станислав Смагин о самом обсуждаемом клипе последних недель

  
17785
Россия без лабутенов
Фото: кадр клипа «Экспонат»

Кажется, песня самобытного музыкального коллектива под руководством С. Шнурова стала кратковременным, однако все же вполне зримым субститутом веками в муках разыскиваемой русской национальной идеи. Редкий сеанс общения в Интернете, редчайший статус обходится без цитаты или отсылки к «Экспонату», причем тема обсуждения роли не играет, это могут быть рецепты салатов, философия Гегеля или грозный ультиматум Божены Рынской Михаилу Ходорковскому с требованием не рукопожиматься в Лондоне с ватниками и кровавой гэбней. При встрече люди спрашивают друг друга «Про лабутены смотрел?» сразу после приветствия, а иногда даже и до. Вечер пятницы, ирландский паб, на экране лихую цыганщину наяривают афро-азиатские славяне из Gogol Bordello, но компания уткнулась в планшет для 1589-го просмотра уже выученного наизусть клипа, припадая ухом к самому экрану, чтобы к кабацкой шумихе не пропустить рефрен. Возвращаешься после паба домой поздно ночью, на перекрестке зеленого сигнала светофора ждут несколько парней и девушек лет девятнадцати-двадцати. Доносится обрывок веселого разговора: «…И тут она, короче, Настюха исполняет что-то в стиле НА ЛАБУТЕНААААХ».

О «лабутенах» говорят, спорят, ссорятся. Уж чего только Шнур не пел и не вытворял в своей творческой карьере, но такого дискуссионного и богатого потенциалом для трактовок продукта доселе не было. Некоторые в этом блестящем произведении социальной критики умудрились разглядеть чуть ли не русофобию, чего лично я, обычно чуткий до болезненности к любым намекам на сей нехороший феномен, не заметил никак. И кто в «Экспонате» русское или русский, против которого фобствуют? Взбалмошная и одержимая целью захомутать кавалера девица, которая даже о пережившей блокаду бабушке отзывается без должного уважения, потому как бабушка пережила, но что с того несчастной внучке, с трудом втискивающейся в джинсы? Впрочем, вы знаете, доля правды здесь есть, в какой-то мере это, действительно, символ России, о чем — чуть позже.

Сначала другое. Так раздражающие нас «двойные стандарты» Запада на самом деле представляют собой логичное выражение всей западной — в первую очередь англосаксонской — психологии и культуры, где одновременное присутствие у человека двух и более лиц или личин либо же наличие нескольких сменяемых по ситуации масок — ситуация совершенно естественная. «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» в доведенном до крайности виде, но именно про это. Многим известен принципиально анонимный ЖЖ-блоггер Богемик, крайне полюбившийся нашим западникам, несмотря на то, что в основном рассыпает высокомерные банальности и частенько похож на другого ЖЖ-гуру, Дмитрия Галковского, до неотличимости. Господин Богемик как-то с придыханием описывал венецианский карнавал (а Венеция прямая предшественница и учительница Англии и США в плане геополитики, геоэкономики, философии политики и искусства интриг) как суть и символ всего западного: «Представьте себе, что компания из восьми человек собралась на Венецианский карнавал. Не на современный, ориентированный на туристов, а на исконный, проходивший в те времена, когда жители прекраснейшего из городов не расставались ни с оружием, ни с масками. Семеро пришли, нарядившись кто Котом, кто Коломбиной, кто Доктором Чумы. Восьмой явился в косоворотке и заявил, поглаживая бороду: „Чего это вы вырядились? Я поганую личину не надену, у меня свeтлый лик“.
Как эти семеро посмотрят на восьмого? В лучшем случае, они просто пинками выгонят его из своего общества. В худшем — вонзят бедолаге стилет под лопатку и сбросят его в канал. Так или иначе, никто не позволит светлоликому портить людям праздник».

И вот западная масс-культура, опять же в первую очередь американская, уже давно сделала чуть ли не ключевой своей темой искренность и необходимость оставаться в любой ситуации самим собой. Парень, пытающийся показаться девушке умнее/красивее/богаче, соискатель рабочего места, стремящийся пустить пыль в глаза работодателю, житель мегаполиса, пытающийся скрыть от родственников из глубинки, чем он занимается на самом деле. В итоге все попытки смухлевать и слукавить терпят позорный крах, а успех и удача приходят, когда герой… правильно, становится самим собой. В финале необходимость искренности и открытости на всякий случай еще раз проговаривается прямым текстом и несколько раз. При всем при том западная политика и повседневная жизнь не становятся честнее и искреннее, напротив, тамошние лицемерие и многоликость обретают всё новые изощренные формы. Но «монополия на тему» и плотная дымовая завеса позволяют утверждать ровно обратное.

В России же искренность и стремление вывернуть что свою, что чужую душу до донышка всегда были самой сутью культуры и повседневности, один Достоевский чего стоит. В традиционной западной культуре тасование масок и личин одобряется или как минимум подается в качестве данности, у нас человек, полностью открыв себя окружающим и самому же себе, предстает либо перерожденным и цельным, либо противоречивым, но все равно единым, нерасколотым. «Я есть Тот, Кто есть», всё по Библии. Кстати, разница нашего и западного отношения к многоликости видна и в том, как мы относимся к одному из ключевых вопросов христианства, — о сущности Троицы. Запад изначально стремился Троицу иерархизировать, ввести эдакий строгий регламент ликов. Первым звоночком был Арий, проповедавший сотворенность Иисуса, а значит, его неравнозначность Богу. Кульминацией же стал спор о филиокве, расколовший христианство на Православие и католичество. Западному уму с его набором надеваемых по строго определенным поводам масок, решительно непонятно, как маски и их функции можно смешивать или расставлять в хаотичном порядке. Есть Отец, Сын и Святой Дух, в том порядке, в каком они расположены, вычисляется и старшинство. Если Сын старше по рангу Святого Духа, значит, Святой Дух должен исходить и от Сына. Что за странный подчиненный, который главе компании подчиняется, а начальнику своего отдела — нет…

Тема открытости души и необходимости уврачевания всех расколов личности была у нас разработана столь разнообразно и гениально, что непосредственно до проблемы масок, как правило, дело и не доходило, все решалось на подступах к ней. Образно говоря, обсуждалась крепость дверей порохового склада, а не правила безопасности и запрет на курение внутри. В самом известном маскарадно-самозванческом произведении, «Ревизоре», и то Хлестаков самозванствует не по своей воле, маску ему чуть ли не насильно напяливает перепуганное и погрязшее в пороках провинциальное общество.

В советское время тема разного рода показушничества и лукавства в самопрезентации стала в силу разных социальных причин рассматриваться уже непосредственно. Если в современной западной масс-культуре лицемерный показушник обычно хороший, просто выбравший неправильную тактику человек, то в СССР его рисовали предельно нелицеприятно, даже итоговое перерождение происходило не очень часто, совсем, дескать, законченный тип.

После распада СССР мы вместе с советской культурой утратили навыки разоблачения показушничества и циничной смены социальных масок как явления, но и к классическим традициям препарирования предпосылок этого явления не вернулись. В результате проблема назрела и перезрела. «Экспонат», кажется, дает нам одновременно пример, стимул и инструментарий, позволяющие возродить этот важнейший аспект русской культуры, хотя не уверен, что Шнуров и Ко копали столь глубоко.

Ах да, совсем забыл, я же обещал рассказать, почему эксцентричная, но вполне себе милая девушка, уродующая себя ради сомнительного в плане красоты и успешности заочного знакомого, немного сродни России. Мы ведь тоже четверть века назад по воле наших правителей и властителей дум, видевших Запад через экран телевизора или сквозь призму колбасы витрин во время недолгих загранкомандировок, решили влезть в узкие штанишки либерального капитализма и встать на громоздкие лабутены индивидуализма, толерантности, потребительства и постмодернизма. Итог этих попыток можно подвести словами американского экономиста Джеффри Сакса, в 90-х курировавшего наших «молодых реформаторов»: «Мы вскрыли организм больного и обнаружили, что у него другая анатомия». Слишком у нас широка, эммм, кость для ваших штанишек, еще «Наутилусы» подметили. Мы уж как-нибудь без лабутенов, символических и реальных, но с Крымом.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Ефим Фикс
Ефим Фикс

Совершенно естественно, что «Свободная пресса» много внимания уделяет российско-украинским отношениям. Тема больная, и эти отношения выстраиваются плохо. Нынешнее украинское руководство совершенно безответственно по отношению к истории и судьбе двух народов. Вы же видите, что они творят. Устроили нам водную и транспортную блокаду, попытались устроить продовольственную. Как настоящие террористы, взорвали ЛЭП и обрушили на полуостров жестокий энергетический блэкаут.

Когда просматриваешь украинские медиа — там патологическая злоба по отношению к нам. Не просто грязная ругань, а что-то запредельное. Как поступать «Свободной прессе»? Отвечать той же монетой? Ответ прост — сообщайте правду. Знаете, сейчас Крым принимает очень много иностранных делегаций: ФРГ, Норвегию, Италию, французов, были даже США. Мы говорим — не надо нас хвалить. Не надо рассказывать о своих восторгах. Напишите у себя, что вы реально увидели. Как крымчане живут и работают, как хотят быть счастливым. Думаю, это лучший ответ на бандеровскую злобу.

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня