Мнения

Ощущение, что нам еще не хватает проклинающих голосов двух мировых религиозных лидеров

Встреча Патриарха Кирилла и Римского папы показывает, что пора забыть о протокольных разделениях

  
3688
Встреча Папы Римского Франциска и патриарха Московского и всея Руси Кирилла
Встреча Папы Римского Франциска и патриарха Московского и всея Руси Кирилла (Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС)

Произошла историческая, первая в истории, встреча Предстоятеля Русской Православной церкви и Папы Римского. На встрече была принята декларация. В ней множество пунктов, среди которых и озабоченность ситуацией на Украине, и тревога по поводу судеб ближневосточных христиан, вопросы биоэтики, эвтаназии и многого другого. Можно возразить, что все эти вопросы неоднократно поднимались обоими главами церквей, что «нет прорыва». Вопросы, действительно, поднимались, но эта встреча показывает, что ситуация настолько тревожная, что пора забыть о протокольных разделениях и вместе, обеим церквям, выступить в защиту традиционных ценностей и жизней христиан — самой гонимой сегодня религии на земле. Что касается «прорыва», то для начала нужно определиться, что это такое? Взаимные анафемы? Так это уже было. Революционные заявления? Призывы казней египетских? Клеймление и проклятия? Во всех этих вещах сегодня, в обстановке мира и благодати, явно ощущается большой недостаток, и здесь не хватает именно проклинающих голосов двух ведущих мировых религиозных лидеров.

Разумеется, встреча вызвала массу нареканий — диванные «комиссии по очистке», уездные «охранители» принялись за работу. И то не так, и это не эдак. Примечательно, что целыми кусками они перепечатывают друг друга, так что трудно понять, они единомышленники, кому-то трудно думать самому или же вообще эти тексты написаны кем-то и спущены исполнителям.

Основная суть претензий давно понятна.

Во-первых, многие претензии предъявляются даже не к тому, что написано, а к тому, что, якобы, может теперь быть. То есть «мочат впрок», как Ходжа Насреддин, который, когда у него из двух ослов убежал один, порол оставшегося, так как «если бы мог — убежал бы как тот».

Во-вторых, оживает старая страшилка — «совместная молитва с еретиками». Молитвы не было, была дружеская встреча, однако «был более сильный посыл», и посыла достаточно. У кого он был — у «охранителя» или авторов декларации, не сообщается, но какая разница? То есть принципы «что напишем — то и правда», «если факты нам противоречат, тем хуже для фактов» никуда не делся. Раз встретился с католиком — значит, грехопаднул…

А теперь давайте вспомним действо, происходящее ежемесячно в парижском соборе Нотр Дам. В первую пятницу месяца там выносят для почитания величайшую святыню христианского мира — Терновый венец Спасителя. Я неоднократно там в это время бывал и наблюдал ужасную картину — сотни православных, нередко во главе с батюшками, сначала присутствуют в католическом соборе на католическом богослужении, предваряющем вынос Венца, потом стоят в очереди и потом (о ужас) падают ниц перед католическим прелатом, держащем в руках Венец, после чего прикладываются к последнему, совершая крестные знамения и молитвы. Мало того, перед этим Венцом в этом соборе молился покойный патриарх Алексий Второй. Ту же самую апостасию приходилось наблюдать и в соборе города Шартра, где хранится покров Богоматери. Как быть? Отлучать? Или признать Венец и Покров осквернившимися и безблагодатными? А как быть с почитаемым в Православной церкви основателем католического ордена Бенедиктинцев св. Венедиктом? А что делать, когда многие вновь создаваемые православные общины за границей пользуются храмовыми зданиями, которые были предоставлены им католиками, когда католики помогают православным в Западной Европе получить разрешение на строительство храма, согласовать его проект с местными властями? Православный храм в Фергане, например, располагается в бывшем католическом соборе. Готов поклясться, что очень многие «охранители» жили в католических западных гостиницах с католическими распятиями, брали из рук католиков еду. Что им теперь делать? Или «латинская ересь» передается воздушно-капельным путем, и тогда инфицированы все, или придется неутешительно признать, что, когда отношения с католиками выгодны, «молчит всяка плоть охранительна».

В-третьих, начинаются толкования текста. Тут все становятся экзегетами и начинают разбирать, что же имели в виду Патриарх и Папа, когда говорили, например, о «достижении богозаповеданного единства». Догадайтесь с трех раз, что именно. Конечно же, подчинение Русской Церкви католикам и порабощение последними первой! Разумеется, нельзя было говорить о «мужестве тех, кто ценой собственной жизни свидетельствуют об истине Евангелия… о мучениках нашего времени, происходящих из различных Церквей, но объединенных общим страданием». Разве стоит хоть чего-то смерть католика за Христа? При этом как-то забывается, что если бы не усилия католических миссий во многих странах, усилия, сопряженные с гибелью и страданиями миссионеров, Русской Церкви было бы, мягко говоря, гораздо сложнее войти во многие страны типа Японии.

Неудивительно, что от этого постулата «охранители» легко переходят уже к откровенному одобрению убийств христиан. Комментируя пункт 9 «Декларации», где говорится о необходимости «незамедлительных действий для предотвращения дальнейшего вытеснения христиан с Ближнего Востока и … сопереживаниях страданиям приверженцев иных религиозных традиций, становящихся жертвами гражданской войны, хаоса и террористического насилия». «Преследуемые еретики, к примеру копты, армяне, эфиопы и т. д., христианами по сути не являются», пишут «охранители» со ссылками на отцов. Ну, договаривайте. То есть пусть убивают. Это, безусловно, та самая позиция, которая одобряется святыми отцами.

В-четвертых «давайте подождем». Универсальная формула. Ведь все охранители — -причастники вечности, поэтому ждать десятки лет их не страшит. «Призываем христиан Западной и Восточной Европы объединиться для совместного свидетельства о Христе и Евангелии», — говорят авторы декларации. «Как и о чем свидетельствовать? — отвечает „охранитель“. — Сначала надо поработать над собой и сущностью своей веры». Иными словами, когда старая шляпа дедушки придет в церковь на исповедь, тогда и засвидетельствуем.

В заключение конспирология и нумерология, без которой сегодня не может обойтись ни один «охранитель». «Принципиально новые когнитивные, поведенческие, технологии!», «Успешная спецоперация иезуитов по обеспечению унии!», «Легитимизировано папство на территории России!». Встреча произошла, как заявили Патриарх и Папа на «перекрестке путей между Севером и Югом, Западом и Востоком». Но «охранителей» не проведешь, они быстро срывают маски: «При соединении получаем латинское крестное знамение!». Вот так. И, наконец, страшное совпадение — декларация «состоит из тридцати пунктов по числу сребреников, полученных Иудой за предательство Христа». Еще одно несчастливое число. Страшно жить в квартирах № 30 (нехорошие квартиры, прямо по Булгакову), ездить в автобусах с этим номером. А недавно метро было по 30 рублей - целый год миллионы людей служили сатане, покупая билеты. Был бы текст, а формула готова. Подставил значения, перемножил, вычел, и вывод получается сам. «Увы нам, уже погибаем».

Исторический опыт показывает, что на переломах эпох (а мы сегодня именно на таком переломе), когда рушится старый порядок, исчезают привычные формы жизни, быстро возникают малопонятные новшества, общество начинает раскалываться. Раскалываться на тех, кто принимает эти перемены и тех, кто уходит в это самое охранительство, защиту без разбора всех старых форм, в сохранение привычного образа жизни и мысли. Так было после Крещения Руси, Смуты XVII века, так было в начале ХХ столетия. Сегодня происходит то же самое. Первая в истории встреча Главы Русской Православной Церкви и Римского папы сразу вызвала среди тех, кого писатель В.Ардов называл «ужаснувшимися», рефлекторную реакцию отторжения. Отсюда конспирология, нумерология, плохо скрытые поиски «сионистского» и «иезуитского» заговора, отсутствие логики, киношный алармизм в духе «шеф, все пропало, гипс снимают, клиент уезжает!». При этом они даже не замечают, что, пророча Православной церкви страшные беды от апостасии, выискивая несоответствия декларации в священных текстах, они, по сути, признают себя несогласными со словами Спасителя «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф.16.18). Исидор Пелусиот понимал под последними «хулы еретические» и писал, что «Церковь подвергалась нападениям, но не была одолена, напротив того, оказалась восторжествовавшею над покушавшимися ее уничтожить». А если так, то к чему эта паника. Не говоря уже о том, что всеми этими высказываниями они высказывают недоверие патриарху.

И еще один поучительный пример. Церковные «охранители» XVII столетия, как известно, доохранялись до раскола Церкви. И многочисленные сегодняшние расколы в основе своей всегда несут охранительный импульс, боязнь, говоря словами св. Григория Двоеслова «разнообразности обыкновений». Так что нынешние «охранители» на опасном пути.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Вячеслав Смирнов

Директор Научно-исследовательского института политической социологии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня