Мнения / Выборы в США

Ветераны американской разведки опровергают обвинения в адрес России

Подозрения в электронном взломе попросту безосновательны

  
2418
Ветераны американской разведки опровергают обвинения в адрес России
Фото: YAY/ТАСС

Ветераны разведки за здравомыслие.

Меморандум.

Сообщение газеты New York Times, опубликованное 12 декабря с.г. и содержащее ссылки на «объемные косвенные доказательства», которые привели ЦРУ к убеждению в том, что Президент России Владимир Путин «привел в действие компьютерных хакеров с целью создать преимущества для избрания Дональда Трампа», как ни печально это звучит, лишено каких-либо доказательств. И это неудивительно, поскольку более существенные доказательства технического свойства указывают на утечку информации изнутри, а не на взлом — будь то русскими или кем-либо еще.

Газета Washington Post 12 декабря сообщила о том, что сенатор Джеймс Лэнкфорд (республиканец от штата Оклахома), член сенатского комитета по разведке, присоединился к другим сенаторам, призывающим к двухпартийному расследованию подозрений в кибер-вторжении в отношении России. Прочтение этого короткого меморандума позволит сенату избежать присущего ему партийного политиканства, материальных издержек и ненужной траты времени.

Нижеследующий текст мы подготовили на основании своего, исчисляемого десятилетиями, опыта службы на высоких должностях в кибер-разведке и в органах безопасности для того, чтобы пробиться сквозь туман, скрывающий плохую информированность, в основном партийно-политического свойства. Не скрываясь за анонимностью, мы высказываемся с гордостью и в надежде обрести аудиторию, достойную наших заслуг с учетом нашего опыта работы в технологических секторах — государственных и иных. И как бы банально это ни звучало, мы, будучи профессиональными разведчиками, остаемся в рамках своей этики; просто говорим все так, как есть — без страха и предпочтений.

Мы рассмотрели несколько утверждений об электронном взломе. Для нас опровергнуть их — детская игра. Разглашение широко обсуждаемых электронных сообщений — результат утечки, а не взлома. И вот в чем различия между утечкой и взломом.

Утечка — это когда кто-то физически берет из какой-то организации какие-то данные и передает их какому-то другому лицу или организации, как это сделали Эдвард Сноуден и Челси Мэннинг.

Взлом — это когда кто-то в каком-то удаленном месте электронным способом проникает в операционные системы, преодолевает противодействие брандмауэров и других систем киберзащиты, а затем извлекает данные.

Все признаки указывают на утечку, но не на взлом. Если бы имел место взлом, Агентство национальной безопасности обязательно знало бы об этом — и знало бы как отправителя, так и получателя.

Короче говоря, поскольку для утечки требуется физически перенести данные — на флэш-драйве, например, то единственным способом копирования и переноса данных, не оставив электронных следов на сервере, является их перенос с использованием физического накопительного устройства.

Потрясающие технические возможности

И вновь, АНБ в состоянии установить как отправителя, так и получателя всякий раз, когда речь идет о взломе. Благодаря, в основном, материалу преданному огласке Эдвардом Сноуденом, мы можем изложить полную картину системы обширного сбора данных Агентством национальной безопасности внутри страны, включая программы под такими кодовыми названиями, как Upstream, Fairview, Stormbrew и Blarney. Эти программы включают, по меньшей мере, 30 компаний в США, которые осуществляют операции с волоконными сетями, передающими как информацию коммутируемой телефонной сети общего пользования (Public Switched Telephone Network), так и Всемирной паутины (World Wide Web). Это дает Агентству национальной безопасности бесподобный доступ к данным, протекающим по потокам внутри США, к данным, исходящим во внешний мир, а также к данным, пересекающим территорию США.

Другими словами, любые данные, которые исходят из серверов Национального комитета Демократической партии (НКДП) или Хилари Родэм Клинтон (ХРК) — или из любого другого сервера в США — собираются Агентством национальной безопасности. Эти потоки данных содержат адрес получателя в «пакетах», что позволяет отследить передачу и проследить ее на протяжении всей сети.

Пакеты. Сообщения электронной почты, которые следуют по Всемирной паутине, разбиваются на более мелкие сегменты, называемые «пакетами». Эти пакеты передаются в сеть, чтобы доставить их к получателю. Это означает, что пакеты нужно вновь собрать на принимающем конце цепочки.

Чтобы сделать это, все пакеты, которые формируют какое-либо сообщение, получают идентификационный номер, который позволяет вновь собрать их на принимающем конце. Более того, каждый пакет несет указание на автора сообщения и номер Интернет-протокола конечного получателя (IPV4 или IPV6), который позволяет сети маршрутировать данные.

Когда пакеты электронного сообщения покидают США, то другие страны, входящие в «Пять Глаз» (Соединенное королевство, Канада, Австралия и Новая Зеландия), а также еще семь или восемь стран, участвующих вместе с США в валовом сборе всего на планете, также зафиксируют, куда пошли эти пакеты после того, как покинули США.

Эти ресурсы по сбору данных обширны; они включают сотни отслеживающих программ, которые фиксируют путь, пройденный пакетами по сети, и десятки тысяч единиц оборудования и программного обеспечения, установленных на коммутаторах и в серверах, которые управляют сетью. Любые электронные сообщения, которые извлекаются из одного сервера и переходят в другой, всеми этими ресурсами можно будет, по крайней мере, частично опознать и отследить.

Самое главное заключается в том, что АНБ знало бы, куда и как было направлено любое «взломанное» сообщение из НКДП или ХРК, равно как и из любого другого из серверов. Для этого иногда может потребоваться внимательно отсеять промежуточных клиентов, но начальный отправитель и конечный получатель могут быть отслежены по всей цепи.

Та манера, в которой высказываются — обычно анонимные — представители разведывательного сообщества США, половинчата. Говорить такие вещи, как «наше лучшее предположение», «наше мнение» или «наша оценка» и т. д. — значит показывать, что электронные сообщения, которые, как утверждается, были «взломаны», не удалось отследить по сети. С учетом обширных возможностей АНБ по отслеживанию, мы приходим к заключению, что серверы НКДП и ХРК, которые, как утверждается, были взломаны, на самом деле взломаны не были.

Отсутствуют те свидетельства, которые должны быть в наличии, иначе их наверняка предъявили бы, поскольку это может быть сделано, не подвергая опасности ни источники информации, ни методы ее получения. Таким образом, мы приходим к заключению, что электронные сообщения были переданы благодаря утечке, осуществленной инсайдером — так же, как это было в случае с Эдвардом Сноуденом и Челси Мэннинг. Таким инсайдером мог быть любой сотрудник какого-то государственного ведомства с доступом базам данных АНБ или кто-то внутри НКДП.

Что же касается комментариев в СМИ относительно того, что считает ЦРУ, то реальность такова, что ЦРУ в получении «достоверных наземных данных» на коммуникационной арене почти целиком зависит от АНБ. Таким образом, остается загадкой, почему о взломах средствам массовой информации скармливаются странные истории, не имеющие под собой обоснования в виде факта. Суммируя и учитывая то, что нам известно о существующих возможностях АНБ, напрашивается вывод, что АНБ не в состоянии установить никого — русских или нет — кто пытался бы вмешаться в американские выборы путем взлома.

От имени и по поручению Руководящей группы «Ветеранов разведки за здравомыслие» (Veteran Intelligence Professionals for Sanity, VIPS):

Уильям Бинни (William Binney) — бывший технический директор АНБ по вопросам глобального геополитического и военного анализа, со-учредитель SIGINT Automation Research Center (в отставке),

Майк Грэвэл (Mike Gravel) — бывший адъютант, офицер по надзору за режимом секретности Коммуникационной разведывательной службы, специальный агент Контрразведывательного корпуса, бывший сенатор США,

Лэрри Джонсон (Larry Johnson) — бывший сотрудник ЦРУ и контртеррористического подразделения госдепартамента,

Рэй Макговерн (Ray McGovern) — бывший офицер разведки Армии США и аналитик ЦРУ (в отставке),

Элизабет Мюррей (Elizabeth Murray) — заместитель руководителя подразделения Национального разведывательного совета по Ближнему Востоку, бывший сотрудник ЦРУ,Кирк Уиби (Kirk Wiebe) — бывший старший аналитик АНБ, SIGINT Automation Research Center

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня