Мнения / Кризис на Украине

Киев не выдержал экзамен по русскому

Власти украинской столицы пытаются заставить горожан говорить на украинской «мове»

  
8992
Киев не выдержал экзамен по русскому
Фото: Мария Фролова/ТАСС

20 апреля мир рухнул окончательно, солнце погасло, а небо из синего стало черным — так решили многие жители столицы и других регионов. Иные же, напротив, возрадовались и поверили, будто бы свинцовые тучи на горизонте окончательно рассеялись и все теперь будет просто замечательно. Что же случилось? Киевский городской совет в первом чтении принял постановление «Про подолання наслідків совєцької окупації в мовній царині», пишет украинский еженедельник «2000».

Да, я знаю, что нет в украинском языке слов «совєцький» или «совєцька», но официальный документ, в котором употребляются подобные прилагательные, существует, поэтому заранее прошу прощения за то, что приходится пользоваться этими определениями, нарушающими все мыслимые и немыслимые правила речи. В любом случае моей вины здесь нет.

Теперь о самом постановлении и его непростой судьбе. Появилось оно на свет более года назад, и породил его депутат горсовета Юрий Сиротюк (для справки — он из ВО «Свобода»). То, что такой документ существует, было известно давно: еще весной 2016 г. Киевсовет внес постановление «Про подолання наслідків совєцької окупації в мовній царині» в план своей работы. Но вот какая незадача — до сессионного зала детище Сиротюка никак не добиралось, и тогда через свою страничку в Фейсбуке он обратился с призывом: «Друзі, прошу вашої допомоги!»

Читайте также

Друзья услышали и 20 апреля нынешнего года, когда проходила очередная сессия, к стенам горсовета подтянули «тяжелую артиллерию» — т. е. «активистов». Не то чтобы их было много (пожалуй, и сотни не набралось), но сейчас этого, видимо, достаточно, чтобы собравшиеся как бы выражали волю народа.

Сам Сиротюк, выйдя на трибуну, начал объяснять, для чего нужно упомянутое постановление. И выходило с его слов так, что без «подолання наслідків совєцької окупації в мовній царині» не бывать Киеву европейским городом. Почему? Ну, потому, что в Париже продавцы и официанты обращаются к клиентам на французском, а в Берлине — на немецком, соответственно и нас должны обслуживать на украинском.

Еще в выступлении Сиротюка было о том, что нацбольшинство в столице чувствует себя очень неуютно и его надо защитить. Кроме того, депутат подчеркнул, что никакой дискриминации русского языка не будет, поскольку здесь не Крым, где, как считает г-н Сиротюк, за татарский или украинский сажают в тюрьму.

Вслед за депутатом Киевсовета на трибуну взошла Лариса Ницой. Вообще-то она детская писательница, но широкой публике более известна как женщина, устроившая скандал продавщице, обратившейся к ней по-русски. История эта приключилась в новогодние каникулы и приобрела достаточно большой резонанс.

Так вот, г-жа Ницой также апеллировала к тому, что в Киеве все должно быть как в Берлине с Парижем. Помимо этого писательница объяснила: постановление «Про подолання наслідків совєцької окупації» необходимо для снятия напряженности в обществе, поскольку были случаи, когда дело доходило до драк и вызова полиции.

Сделаю маленькое пояснение. После того как Лариса Ницой своим поступком приобрела всеукраинскую известность, по киевским супермаркетам вдруг стали ходить молодые «активисты» и терроризировать продавщиц за неупотребление украинского языка. Были случаи, когда «активистов» били. Причем кулаки пускали в ход не работники, а покупатели супермаркетов, и бывало так, что сами они говорили как раз по-украински.

Вот подобным печальным инцидентам (имею в виду мордобой в магазинах) г-жа Ницой предложила положить конец. Странно, а не сама ли она открыла этот ящичек Пандоры?

Ницой отговорила, и слово снова взял Юрий Сиротюк. Он дополнил и свое первое выступление, и выступление детской писательницы, опять объяснив, что не хочет дискриминации и в рожденном им постановлении продавцу/официанту разрешается русскоговорящих клиентов обслуживать на родном для них языке. Но приветствовать их надо будет все-таки на украинском.

В общем, Сиротюк с Ницой депутатов Киевсовета убедили, и те проголосовали за вышеозначенное постановление. Правда, только в первом чтении, и окончательно судьба документа решится уже где-то после майских праздников.

Тут бы написать, что сессия закончилась и автор постановления вместе со своими сторонниками отправился праздновать победу, но… Торжество их, на мой вкус, получилось каким-то куцым.

Ницой, правда, написала у себя в Фейсбуке: «Друзі, дякую Вам за підтримку і вболівання. Дякую депутатам Київради. І Ви подякуйте, бо вони крутяки (опять прошу прощения у читателей за такие словечки. — Авт.), правда?» Однако спустя пару дней ей снова пришлось ходить по магазинам вместе со съемочной группой телеканала ZIK и устраивать привычные для детского литератора шоу. После этого она написала: «Українці, не спіть, прокидайтеся. Ви розумієте, що рускій мір не буде підкорятися жодним прийнятим Вами законам?»

А вот Юрий Сиротюк после сессии Киевсовета был полон противоречий. В Фейсбуке он заявил, что постановление не имеет никакого отношения к русскому языку и запретам. Но уже на следующий день 21 апреля депутат дал интервью изданию gazeta.ua и сказал: «Російська мова — не менша загроза, ніж „Гради“, гармати, снаряди». Не кажется ли вам, что это как-то не вяжется с его же заверениями, что русскому языку ничего не грозит и дискриминацией в постановлении не пахнет?

И еще один интересный момент. При чтении интервью Сиротюка у меня возникло ощущение, что он сам не очень верит в действенность постановления и больше рассчитывает на «активистов». Вот цитата: «Ключовим механізмом виконання рішення є суспільство. Воно може найбільше карати порушників закону. Наприклад, люди можуть не ходити в заклади, де не обслуговують українською, скаржитися у Товариство захисту прав споживачів. Українці мають бути активнішими, ніж державний апарат».

Таким образом, насколько я понимаю, процесс преодоления оккупационного наследия будет выглядеть примерно так: «активисты» бродят по магазинам/кафе/ресторанам, и если их не обслуживают по-украински, тычут продавцам/официантам в лицо постановление и устраивают скандал.

Вы наверняка заметили, что я часто упоминаю документ под названием «Про подолання наслідків совєцької окупації в мовній царині», но мало говорю о его содержании. Делаю я это абсолютно намеренно и сознательно, поскольку само постановление не стоит того шума, который вокруг него устроили. Резонанс довольно широкий — российские «Вести ФМ» и «Лента.ру» новость из Киева вниманием не обошли, и даже сайт из далекого Красноярска об этом тоже написал, а об украинских медиа я вообще молчу.

И многие СМИ голосили о том, что в Киеве всю сферу обслуживания насильственно переводят на украинский язык. С одной стороны, попытка вытеснения русского здесь налицо. С другой — пресловутое постановление требует, чтобы клиента/покупателя приветствовали «Доброго дня!», а если он отвечает «Здравствуйте!», то после этого можно переходить с языка Шевченко на язык Пушкина. То же и с меню в ресторанах.

Таким образом, как ни странно, ничего кошмарного в постановлении депутата Сиротюка нет. Законопроект «О государственном языке», все еще не рассмотренный Верховной Радой, куда как жестче. Единственное категорическое требование в документе Киевсовета — это чтобы вывески и реклама в столице были на украинском. Так это, извините, уже давно сделано — еще в начале 2000-х.

Хотя и это не отвечает нормам, принятым в Европе, где и на улицах Берлина, и Лондона, и других европейских столиц и малых городов совершенно вольно чувствуют себя вывески хоть китайскими иероглифами, хоть арабской вязью, хоть клинописью.

А с решением, которое несколько дней назад поддержал горсовет, повторюсь, вышло как у Шекспира — много шума из ничего.

Гораздо важнее другое. Голосование за постановление «Про подолання наслідків совєцької окупації в мовній царині» стало своего рода экзаменом для столичных властей. И они его провалили. Городское хозяйство деградирует прямо на глазах, киевляне замерзают в своих домах (апрель выдался очень холодным), а вместо того чтобы решать эти проблемы, депутаты выясняют, на каком языке должны быть вывески.

В этом месте я хотел поставить точку. Однако меня не покидало ощущение, что где-то я это уже видел или по крайней мере читал. И действительно, нужный фрагмент нашелся в мемуарах юриста Алексея Гольденвейзера, которые называются «Из киевских воспоминаний»:

«Единственное административное мероприятие, которое Директория успела не только декларировать, но и осуществить, было снятие имевшихся в городе русских вывесок и замена их украинскими. Центр тяжести приказа лежал не в том (как обычно бывает), чтобы каждый магазин имел обязательно украинскую вывеску, а в том, чтобы русские вывески были обязательно сняты. Русский язык не допускался даже наряду с украинским. Вывески же на иностранных языках не подлежали снятию. Приказ о немедленной украинизации вывесок частным образом мотивировался тем, что галицийские войска, которых Петлюра призвал освобождать Украину, были весьма сконфужены, когда они, овладев наконец Киевом, оказались в совершенно русском городе. Между тем для них-то русский язык был действительно чужд и мало понятен. И вот, уступая чувствам своих войск, атаман Коновалец издал свой исторический приказ, следы которого долго еще напоминали киевлянам об эфемерном владычестве Директории.

Читайте также
Долой роуминг Долой роуминг

В Европейском Союзе с 15 июня власти ограничили аппетиты операторов сотовой связи

В большинстве случаев, там, где вывески содержали только фамилию владельца магазина, реформа ограничилась изменением орфографии. В середине слов «и» были заменены на «і» … Так Вишневскій превращался в Вішневський и т. п. (…) Реформа имен нарицательных на вывесках была более радикальна. «Столовая» превращалась в «їдальню», «парикмахерская» — в «голярню», «женские болезни» — в «жиночи хороби».

Весь город в эти веселые дни представлял собой гигантскую малярную мастерскую. Улицы были полны лестниц, ведер с красками и т. п. Особые патрули расхаживали по городу и проверяли — исполнен ли приказ. В случае каких-либо орфографических сомнений они же разрешали их с авторитетностью академии наук…"

Это написано о 1919 г., но почему-то до боли напоминает 2017-й.


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня