Покушение на Порошенко

Президент Украины попал в поле зрения Национального антикоррупционного бюро

  
5466
На фото: президент Украины Петр Порошенко
На фото: президент Украины Петр Порошенко (Фото: Михаил Палинчак/пресс-служба президента Украины/ТАСС)

К громким коррупционным скандалам Украине не привыкать, но в последнее время они пошли особенно «кучно», пишет украинский еженедельник «2000». Спустя несколько дней после ареста и избрания меры пресечения сыну министра внутренних дел Александру Авакову стало известно, что НАБУ «покусилось» и на первое лицо государства.

Соломенский районный суд Киева предоставил детективам Национального антикоррупционного бюро временный доступ к документам завода «Кузница на Рыбальском» (ранее — «Ленинская кузница»), принадлежащего президенту Петру Порошенко и народному депутату Игорю Кононенко, в рамках дела о закупке бронемашин «Тритон» по завышенным ценам. Об этом говорится в определении суда от 18 октября, обнародованном в Госреестре судебных решений.

В материалах суда отмечается, что распоряжением Кабмина № 439 от 14 мая 2015 г. была предусмотрена закупка Харьковским пограничным отрядом 34 единиц боевых дистанционных модулей общей стоимостью 161,5 млн. грн. «То есть стоимость одного боевого дистанционного модуля должна была составлять 4,75 млн. грн. Однако фактически стоимость одной единицы закупленного Государственной пограничной службой „Тритона-0103“ составила 14,876 млн. грн.», — говорится в судебном решении.

Читайте также

Также аудитом установлено, что принятие решения руководством ГПС о закупке указанной специальной техники до введения ее в эксплуатацию является нарушением постановления Кабмина от 25 февраля 2015 г. № 345, которым утверждается порядок поставки вооружения, военной и специальной техники. Все это, как указано в решении суда, привело к тому, что за счет бюджетных средств была приобретена несовершенная специальная техника, которая в момент приобретения не могла в полном объеме выполнять функции и задачи, на которые рассчитывала Государственная пограничная служба во время ее закупки.

Впрочем, по словам главы НАБУ Артема Сытника, все еще на начальной стадии — нет обвинения, есть только подозрение. И оно всплыло потому, что реестр судебных решений — в открытом доступе. Конечно, возникают вопросы, почему НАБУ подало представление в суд аккурат накануне «михомайдана» (при том, что резонанс от предусмотренного законом обнародования судебного решения был вполне предсказуем) и почти параллельно с активными действиями в отношении сына Арсена Авакова.

Но с формальной точки зрения глава НАБУ абсолютно прав. Действительно, пока есть только подозрение, причем не конкретизированное и, судя по судебному вердикту, относящееся скорее к должностным лицам Госпогранслужбы. В любом случае, если рассматривать ситуацию абсолютно беспристрастно, доказать злой умысел и вину конечных владельцев предприятия (не являющихся его должностными лицами) практически нереально.

Тем не менее и в НАБУ (и, очевидно, в руководящих по отношению к этой структуре «инстанциях») отлично понимают, что есть юридическая презумпция невиновности и есть «презумпция виновности» — когда любое процессуальное действие правоохранительных органов (на самом деле сугубо формальное), так или иначе касающееся высших чиновников, воспринимается публикой как доказательство вины.

Чем, к слову, не замедлила воспользоваться Юлия Тимошенко: «Из „Ленинской кузницы“ президента отмыли 40 млн. грн. за поставки оружия армии. То есть президент отмывает деньги на поставках товаров своих предприятий для армии. Что мы за нация и за народ, если мы не обращаем на это внимания в парламенте, не обсуждаем это открыто? Нужно немедленно поднять этот вопрос, тем более что он в плановом режиме будет заслушиваться Европейским парламентом», — заявила она на заседании согласительного совета руководителей фракций и председателей комитетов Верховной Рады.

Технология запросов, заявлений в правоохранительные органы, инициируемых политиками разного уровня и касающихся их оппонентов, становится в последнее время все более распространенной, свидетельством чему еще один эпизод прошедшей недели. «ГПУ расследует подделку Гройсманом диплома о высшем образовании» — под таким заголовком (а искусство заголовка — отдельная тема) появились сообщения во многих украинских СМИ.

Источником информации стал нардеп Виталий Куприй, поместивший на своей страничке в Фейсбуке скриншот ответа Генпрокуратуры на свое обращение: «Генеральной прокуратурой Украины рассмотрено Ваше обращение от 13.10.2017 относительно совершения криминального правонарушения, которое состояло в подделке документа об образовании, а именно диплома серии КВ № 23554610, и использовании поддельных документов.

Уведомляю, что по приведенным фактам 25.10.2017 внесены ведомости в Единый реестр досудебных расследований за № 4201700000003376 по признакам криминального правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 358 КК Украины («подделка документов, печатей, штампов и бланков, их сбыт, использование поддельных документов». — Авт.)".

Новость о том, что Генпрокуратура, относящаяся к сфере влияния президента, всерьез занялась премьером, тянула на сенсацию, но на самом деле и тут мы видим, причем куда в большей степени, чем в истории с поставками бронетехники, сугубо юридическую формальность — поступило обращение депутата, по нему назначили расследование, оформленное соответствующим образом.

Читайте также

Что же касается самого вопроса об образовании премьера по существу, то, безусловно, полученный в частном вузе на заочной форме обучения директором рынка диплом может вызвать скептицизм. Тем не менее интуиция мне подсказывает, что «подкопаться» к чему-то там будет сложно даже при желании работников и руководства Генпрокуратуры (при соблюдении процессуальных норм).

Наверняка, где положено, в наличии зачетка студента Гройсмана, учебные ведомости с его оценками, дипломные, курсовые, а может, и контрольные работы (я не в курсе, что и сколько требуют хранить в архивах инструкции Минобразования), отпечатанные, как положено в наш электронный век, на принтере. Ну а проводить опрос свидетелей учебы студента Гройсмана пятнадцать лет назад в обязательные «опции» досудебного расследования (не уголовного дела) не входит. Да и вероятность того, что такой опрос даст юридические доказательства, скажем, коррупционных деяний, которые могут позволить аннулировать диплом КВ № 23554610, как мы понимаем, близка к нулю.

В общем, пока все эти сенсации «из ничего», но признаем, технология «ложечки нашлись, но осадочек остался» работает безотказно, тем паче что «нахождение ложечек» СМИ не заинтересует.

Александр Прохоров.


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня