18+
воскресенье, 4 декабря
Мнения

Президент-победитель

Этнографическая командировка Михаила Ивановича Калинина во власть

  
807

За спорами, чья роль в Победе весомее — Сталина, армии, главнокомандующих или народа, забывается простой факт: все военные годы официально страной руководил Михаил Иванович Калинин. И на этом основании его можно назвать не просто «президентом СССР» (западная пресса, кстати, так его и называла), но и — «президентом-победителем».

Руководство советским государством, на первый взгляд, было устроено запутанно. Тут тебе и «руководящая роль партии», и сам руководитель партии Сталин, и председатель Совнаркома, и главнокомандующий. Запутаться можно, кто на самом деле правитель. Но в западной системе координат было четкое представление — от кого исходит де-юре власть в СССР. От Михаила Ивановича Калинина.

В итоге Калинин руководил страной 27 лет — почти до самой смерти в 1946 году (с поста «президента» он ушел добровольно по болезни, за пять месяцев до смерти). Михаил Иванович после Якова Свердлова сначала стал председателем Центрального исполнительного комитета Советов, а затем Президиума Верховного Совета СССР. Интересно, что для Запада Сталин всегда подчеркивал главенство Калинина в иерархии страны. К примеру, в беседе с корреспондентом «Нью-Йорк Таймс» 25 декабря 1933 года Сталин на вопрос журналиста Дюранти «Не согласитесь ли передать послание американскому народу через «Нью-Йорк Таймс»? ответил: «Нет. Калинин уже сделал это, я не могу вмешиваться в его прерогативы».

Подобно нынешним президентам, именно Калинин поздравлял советских людей с Новым годом. Первое его радиопоздравление состоялось 31 декабря 1941 года (в нем он также рассказал людям об итогах первого года войны). Поздравления следовали до 1944 года, затем их отменили до 1953 года.

При этом Сталин официально с 1923-го по 1941-й вообще не занимал никаких государственных постов. Именно этот факт позднее позволял заявить многим сталинистам о юридической непричастности их патрона к массовым репрессиям 1936−38 годов, а вот, дескать, Калинин, как «президент», и ответственен за все те ужасы.

Но несколько лет назад выяснилось, что и Михаил Иванович юридически никак не причастен к репрессиям, и тогда стало понятно, что в данном случае вообще виноватых нет. Все само собой произошло (как при самоубийстве, к примеру).

Стоит напомнить, что маховик репрессий закрутился 1 декабря 1934 года — сразу после убийства Кирова. Указ от этой даты узаконивал упрощенное рассмотрение «контрреволюционных» дел. На следствие отводилось 10 дней; суд без участия сторон; никакой кассации; приговор приводится в исполнение немедленно. Под указом в газетах стояло 2 подписи — председателя ЦИК Союза ССР М. Калинина и секретаря ЦИК А. Енукидзе. Однако в «Собрании законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР подпись Калинина отсутствует. То есть де-юре оказалось, что указ не был подписан главой государства, а потому юридической силы он не имел.

Калинин вообще в советской властной системе был странным субъектом. Не из интеллигентов или экспроприаторов ленинского призыва (Луначарский и Дзержинский со Сталиным, к примеру); не из меньшевиков или национал-сепаратистов, которые были движущей силой уже при Сталине (Вышинский и Берия соответсвенно); не из полуграмотных маргиналов (Хрущев и Булганин). Годен при всех властях — даже в посткоммунистической России его имя не вызывает аллергии, а города продолжают носить его имя (Калининград на Балтике). Не примыкал ни к одной из афишируемых внутрипартийных группировок. При этом старейший член ВКП (б), со дня ее основания в 1898 году. Одновременно крестьянин, рабочий и интеллигент, писатель и огородник, аскет и женский ловелас. Кроме того, мировой рекордсмен по числу проведенных с народом бесед: за время своего президентства Михаил Иванович успел принять у себя в кабинете 8 млн. человек (во всяком случае так официально числится). Так кто же на самом деле этот Калинин?

Считается, что Михаил Иванович родился в деревне Верхняя Троица Тверской губернии в 1875 году. Еще одна версия года рождения — 1870-й. В России того времени такие подчистки были массовым явлением — чтобы отсрочить попадание в армию. Позднее эту тактику — только с завышением возраста — взяли на вооружение горцы Кавказа. Так 35−40-летние мужики становились 60-летними стариками. И верно, чего в армии, на войне за чужое счастье ломаться. Зато у ученых-геронтологов появилась работа: исследовать феномен повального долгожительства, за 100 с лишним лет, на Кавказе.

В бедной крестьянской семье у Калинина не было почти никаких шансов подняться по социальной лестнице, но тут наудачу мимо деревни проезжал железнодорожный инженер Дмитрий Петрович Мордухай-Болтовский (в своих мемуарах Калинин повысил его до «генерала»). 11-летний Миша понравился ему своей смышленостью, и мальчик был взят им слугой в петербургский дом (еще одна версия гласит, что 9-летним, другая — 12-летним). По совместительству этот инженер был местным помещиком, а также масоном. Мордухай-Болтовский в итоге и вывел Калинина в жизнь, и чтобы понять личность и деятельность будущего президента СССР надо пристальнее вглядеться в этого вольного каменщика и одного из основателей ложи «Великий Восток народов России».

Мордухай-Болтовские гордились своим предком — Чингисханом, а также более поздним сонмом литовских князей и польской шляхты. Россия казалась им досадным недоразумением, зажатым между двумя великими евразийскими державами — Речью Посполитой и Золотой Ордой. Именно Мордухай-Болтовские в итоге были одними из инициаторов «великого масонского раскола» в России в 1910 году. Тогда старое масонство, базировавшееся на принципах «философской и метафизической деятельности» было задвинуто в тень представителями нового течения — «масонства политического», ставящего главной целью не просветительскую деятельность и прочие гуманитарные задачи, эволюцию России в западное общество, а революцию — быструю и оттого болезненную модернизацию страны, причем по японскому образцу (отсюда и тяга представителей новой ложи к «Востоку»).

Именно после 1910 года (окончательно раскол был оформлен в 1912 году) в российское масонство влилась свежая кровь — представители левых партий, представленных в Госдуме. Лидерами лож нового тогда образца стали меньшевики Гегечкори и Чхеидзе, прогрессисты Коновалов и Ефремов, трудовик Керенский. Лидерами считались кадеты Некрасов и Урусов. Тогда же произошло еще одно нововведение — российские ложи стали ориентироваться не только на французское масонство (как в предыдущие 200 лет), но и на английское и германское. Куратором от англичан среди российских «братьев» стал настоятель англиканской церкви посольства Англии в Санкт-Петербурге пастор Б.-С.Ломбард, от немцев — сотрудник германского посольства в Санкт-Петербурге Эрвин Герман. Немцы и англичане перестройку российского масонства начали с того, что заменили прежнее обращение «брат» на «товарищ». Так потом и повелось в следующие 80 лет: «Товарищ Абрам», ««Товарищ Гога», «Товарищ Калинин».

«Генерал» и инженер Дмитрий Петрович Мордухай-Болтовский не дожил до того светлого дня, когда все в стране стали официально именоваться «товарищами», но его дело продолжили сыновья, а также слуга Калинин. Фамилия старшего «товарища» также увековечена в его доме. Уже в 1922 году в усадьбе Мордухаев-Болтовских был открыт Дом отдыха Совнаркома «Тетьково». До сих пор на доме «генерала» висит табличка «Дача № 1» (видимо, по аналогии с «Постом № 1» у Мавзолея). А в 1999 году родовое гнездо масона Мордухая-Болтовского стало «Оздоровительным комплексом Управления делами президента РФ». Наверняка место было выбрано с тем прицелом, чтобы успешнее лечилось не только тело, но и душа.

Все 5 сыновей «Товарища Мордухай-Болтовского» продолжили дело отца. Кто-то стал литературным инспектором на оккупированных гитлеровцами территориях (фактически — начальником отдела кадров по назначению редакторов в оккупационные газеты), кто-то пошел в науку. Одного из них, ученого Дмитрия Дмитриевича, к примеру, вывел его ученик Александр Солженицын под вымышленным именем Дмитрия Дмитриевича Горяинова-Шаховского в романе «В круге первом»:

«Да, ну а гордость-то наша Дмитрий Дмитрич! Горяинов-Шаховской! Живой анекдот, собранный из многочисленных «профессорских» анекдотов, душа Варшавского императорского университета, переехавшего в девятьсот пятнадцатом в коммерческий Ростов как на кладбище. Полвека научной работы, поднос поздравительных телеграмм из Милуоки, Кейптауна, Йокогамы. А в 30-м году, когда университет перестряпали в «индустриально-педагогический институт» был вычищен пролетарской комиссией по чистке как элемент буржуазно-враждебный. И ничто не могло б его спасти, если б не личное знакомство с Калининым. Говорили, будто отец Калинина был крепостным у отца профессора. Так или нет, но съездил Горяинов в Москву и привез указание: этого не трогать!

И не стали трогать. До того стали не трогать, что вчуже становилось страшно: то напишет исследование по естествознанию с математическим доказательством бытия Бога. То на публичной лекции о своем кумире Ньютоне прогудит из-под желтых усов: Тут мне прислали записку: «Маркс написал, что Ньютон материалист, а вы говорите идеалист» Отвечаю: Маркс передергивает. Ньютон верил в Бога, как всякий крупный ученый".

Обращаю внимание, это уже в конце 30-х (Солженицын учился у него математике в 1936−41 годах) товарищ Дмитрий Дмитриевич внушал студентам на лекциях про Бога, в то время как людей тогда ставили к стенке за идеи, в разы менее страшные для советской власти.

Прославился и Владимир Дмитриевич Мордухай-Болтовский — как один из организаторов Дальстроя (отделения ГУЛАГа на Дальнем Востоке), и Федор Дмитриевич — как организатор необычной «шарашки».

Формально эту «шарашку» для ученых в Борках Ярославской области начал создавать в конце 1940-х полярник Папанин, более известный в узких кругах как комендант Крымской ЧК в начале 1920-х (и один из самых злостных палачей того времени; несмотря на свой рост 148 см он с одного удара кулаком валил заключенных — сам он называл это «утренней зарядкой»). Официально считается, что после войны полярнику-чекисту пришла идея создать закрытый научный клуб для «неблагонадежных» ученых. В то время, как Папанин все дни напролет проводил за охотой в этих местах, собирать таких людей в Борки принялся Федор Дмитриевич Мордухай-Болтовский. В итоге в Борки были выписаны биолог и по совместительству сепаратист Фортунатов (ратовал за отделение Камчатки от СССР), сын видного троцкиста Сорокин, немец Штегман, участник белогвардейского заговора Кузин (того самого заговора, где участвовал поэт Николай Гумилев), и т. д. Чем в закрытом городке занимались все эти люди — до сих пор до конца неясно (даже к исходу советской власти в середине 80-х в Борках жило всего 300 человек). Зато известно, что Мордухай-Болтовский записал за Папаниным ценные установки для ученых, ориентир, так сказать, для их научной деятельности:

1)Надо любить труд. Не только любить, но и честно относиться к труду, твердо при этом помятуя, что если человек живет, питается и не работает, то это значит, что он поедает чужой труд.

2)Понятие о культуре очень широко — от умывания лица до последних высот человеческой мысли.

3)Трудно — не значит непреодолимо.

4)Воспитание есть определенное, целеустремленное и систематическое воздействие на психологию воспитуемого, чтобы привить ему качества, желательные воспитателю.

Вот такую тарабарщину и производил этот «институт», где «крышей» был полярник-чекист-охотник Папанин, а неформальным руководителем — «товарищ» Мордухай-Болтовский.

В общем, на славу попалась семья Михаилу Ивановичу Калинину. А дальше уже само все закрутилось. Был ли Калинин масоном, воспитал ли из деревенского парня Мордухай-Болтовский-ст. настоящего «брата» и «товарища», никому, кроме архивов КГБ и Парвуса (кстати, сгинувших в неизвестном направлении, из института марксизма-ленинизма, о чем рассказывала Гнедина, внучка Парвуса, автору этих строк) неизвестно. Про масонство Молотова, известно из открытых источников, а про масонство Калинина — нет, все президенты в СССР и России до сих пор «вне подозрений». Можно только догадываться, сравнивая Михаила Ивановича и его напарника, третьего лица в государстве (после Калинина и Сталина), — Молотова. Вячеслав Михайлович ведь получил такую кличку неспроста — она происходит от слова «молот», одного из главного атрибута вольных каменщиков. И даже его прозвище в узких кругах «чугунная задница» — это масонский титул, железное седалище, присваивающееся вольному каменщику от 25-й ступени и выше (из 33-х возможных).

Официальная легенда дореволюционной жизни Калинина известна: рабочий, ссылка, рабочий, ссылка. Только почему-то не говорят, что даже на свой первый завод «Старый арсенал», начиная с 1893 года, Михаил Иванович ходил в котелке и накрахмаленной рубашке с бабочкой. В 1920-е годы еще объясняли, что, дескать, так и одевалась «рабочая аристократия» (крестьянин Хрущев вон вообще на фотографиях того времени запечатлен в цилиндре), а после и вовсе перестали объяснять, просто вымарав отовсюду такую примету.

В 1919 году вместо умершего Якова Свердлова Ленин рекомендовал на пост главы ВЦИК Калинина. И тут же Михаил Иванович уезжает в командировку на 5 лет. Пока в Москве старые большевики (а Калинин был наистарейшим — членом РСДРП с 1898 года) грызлись за влияние на Ленина и Троцкого, за распределение портфелей, президент раскатывал по стране на бронепоезде «Октябрьская Революция», вместе со своим подручным латышским стрелком Скрамэ. Из этой этнографической экспедиции Калинин вынес такие воспоминания: «Однажды в нашу телегу ударила молния; кучер был убит на месте. Агитация в ближайшей деревне оказалась сорвана: невежественные крестьяне были убеждены, что большевика покарал Бог»; «На станции Сызрань украли шубу»; «В Астрахани смотрел, как ловят залом, лечился кумысом».

Из этой же поездки Калинин возвратился другим человеком. Изучив, как выглядит народ, президент до самой своей смерти стал ходить в кирзовых сапогах, носить мятый костюм, прилюдно, при высоких гостях есть руками из чугунка нечищеную картошку и опираться на палку (в ней он не нуждался). В общем, стал выглядеть как русский мужик из оперы, поставленной в Большом театре.

Во второй половине 20-х — в 30-е Калинин продолжал жить в своем собственном мире. Вокруг бушевали ревизионистские уклоны, правые и левые платформы большевиков бились на смерть, заработала на полную мощь машина репрессий — а Михаил Иванович словно продолжал находиться в этнографической экспедиции по России. Принимал посетителей, писал книги, инспектировал дет- и роддома, проверял на заводах — закрыты ли в цехах форточки, не продует ли рабочих. Ходил как президент на приемы в иностранные посольства (тут он позволял себе сменить кирзовые сапоги на лаковые штиблеты, и надевал так полюбившийся с юности котелок). Пик репрессий 1937−38 годов Калинин, как он сам писал, провел так: «В январе 1937 года я написал Сталину о том, что состояние моих глаз таково, что через два-три года я совершенно буду слепым. Ни читать, ни писать совершенно не могу». Какой спрос со слепого? Но когда эта волна спала, в 1940-м Михаил Иванович снова прозрел.

Праздная жизнь развила в Калинине наследственную болезнь — алкоголизм, а также сатириаз. Вместе с еще одним президентом — РСФСР и масоном Бадаевым (рядом с Бадаевым все бурные годы сталинизма тоже ничего не происходило, и умер старый большевик, подпольный издатель газеты «Правда» в своей постели) они ходили по женщинам и устраивали попойки. С Бадаевым даже однажды случился международный скандал — в поездке по Туве и Монголии в 1943 году (Тува тогда еще была независимым государством) он пьяным бегал по гостинице и кричал «Хочу баб для разврата!». Сталин все же рекомендовал ЦК снять бабника и пропойцу со всех постов, и остаток жизни Бадаев провел за разведением голубей у себя на даче. Словно в насмешку, его именем назвали пивкомбинат и сорт пива «Бадаевское».

Еще одним лучшим другом Калинина был сумасбродный художник Василий Никитович Мешков. Кроме того, что художник был балагуром и бабником, он еще и держал пчел на подмосковной пасеке — их ядом лечился Калинин. Взамен Калинин протежировал художнику посольских жен — писать их портреты.

Но Мешков пригодился президенту СССР еще в одном качестве: из него, потомка русских дворян, Михаил Иванович сделал активиста-еврея. Василию Никитовичу был приобретен лапсердак и кипа, и в таком наряде он отправлялся агитировать за еврейскую республику. В воспоминаниях одного современника так описываются выходки этого «еврея»:

"Бороду он имел чудовищную и вид в еврейской одежде имел совершенно дикий. Кремлевская охрана его пугалась. Конечно, Мешков был совершенно антисоциальный тип и предвосхищал выходки Зверева в домах московских дипломатов (рисуя портреты посольских жен, тот время от времени мочился на разложенную на полу бумагу, размазывая акварель и тушь мочой).

Сам Мешков был очень интересным и оригинальным собеседником, иногда его, как зверя на цепи, водили к Бухарину, и тот подолгу с ним говорил, хохоча над его старомосковскими байками и побывальщиной. Из всех кремлевских владык «Бухарчик», как его называл Ленин, мне особенно противен, так как он особенно презирал славян и все русское. Хотя сам был русским, в злобе к России перещеголял всех. Особенно скандален был визит Мешкова к Кларе Цеткин. Перед обедом Василий Никитич снял ермолку, долго глядел по углам в поисках иконы и, не найдя, встал на колени и долго истово крестился на купол Ивана Великого, который был виден из окна".

Мешков был только прелюдией к одному из крупных дел (наверное, даже дел всей жизни), которое провернул Калинин. Речь идет о создании Русского Израиля на территории СССР — еврейской автономии на Дальнем Востоке, инициатором которой и был президент СССР. Еще в 1926 году Калинин на съезде ОЗЕТа заявил: «Перед еврейским народом стоит большая задача — сохранить свою национальность, а для этого нужно превратить значительную часть еврейского населения в оседлое крестьянское земледельческое компактное население, измеряемое, по крайней мере, сотнями тысяч». Калинин весь конец 1920-х годов беспрестанно встречался, вел переговоры с американскими представителями Джойнта и АгроДжойнта, создавал наброски будущего еврейского государства. Наконец 7 мая 1934 года Президиум ВЦИК СССР принял постановление о преобразовании Биробиджанского района в еврейскую автономную область. А на встрече с рабочими московских предприятий и представителями еврейской печати, состоявшейся 28 мая 1934 года, Калинин провозгласил: «Я считаю, что образование такой области в наших условиях есть единственный способ нормального государственного развития национальностей. У нас евреев очень много, а государственного образования у них нет. Это единственная в СССР национальность, насчитывающая до 3 млн. населения и не имеющая государственного образования. Я думаю, что лет через десять Биробиджан будет важнейшим, если не единственным хранителем еврейской социалистической национальной культуры. Биробиджан мы рассматриваем как еврейское национальное государство. Оказание этому государству помощи, особенно на первых порах, очень важно».

Когда один из еврейских журналистов спросил Калинина, кто конкретно является инициатором создания автономной еврейской единицы на Дальнем Востоке, Михаил Иванович честно признался: «У меня давно возник вопрос, где организовать такую еврейскую область, и я дал КомЗЕТу задание найти такое место, где были бы необходимые политические, климатические и естественные условия. И действительно, в Биробиджане имеется все. Прежде всего, большая, свободная, плодородная территория на государственной границе. Там другой национальности, кроме еврейской, в качестве претендентов нет, и в то же время евреи — это очень верная и заслужившая своим прошлым национальность. И притом, чего только нет в этой области, начиная с золота, железа и угля! Так что перспективы развития большие». Но это был план-минимум. План-максимум подразумевал расширение еврейской республики за счет территории китайской Манчжурии. На этот счет даже велись переговоры с марионеточным правительством Манчжурии, в переговорах кроме Калинина участвовали американские дипломаты. В общей сложности с 1934-го по 1939-й годы американцы выделили 12 млн. долларов на создание еврейской республики на Дальнем Востоке.

В 1935 году, уже после прихода Гитлера к власти, Калинин добился создания Американо-Биробиджанского комитета «Амбиджан», разрабатывавшего устройство в Биробиджане убежища для евреев Восточной и Центральной Европы. Однако создание такого государства, фактически Израиля, встретило отпор американских сионистов, мечтавших об устройстве Израиля где угодно — в Палестине, Аргентине — только бы не в СССР. Тем не менее, за 2 года «Амбиджан» успел переселить в Биробиджан около 150 семей американских евреев, в основном технических специалистов. Продолжали поступать регулярно деньги на устройство автономии. В 1937 году советская сторона предложила приостановить иммиграцию американских евреев «до выяснения международной обстановки».

А с началом Второй мировой стало не до Израиля на Дальнем Востоке. Тем не менее, Калинин использовал все свои дипломатические связи для продолжения денежной помощи «Амбиджана» в СССР, в итоге комитет даже заслужил благодарственную телеграмму маршала Жукова. После окончания войны вновь зашел разговор о создании Израиля на территории советского Дальнего Востока и части Манчжурии. Однако смерть Калинина, главного в СССР лоббиста еврейского государства, не дала осуществиться этим планам.

В марте 1946-го Калинин попросился в отставку с поста президента СССР. Кстати, до сих пор считается, что якобы Ельцин был первым в истории России главой государства, который сделал это добровольно. Но первым был Калинин. Тогда же он уехал в Крым подлечиться, там успел подарить советским детям свою дачу в Суук-Су. Из Крыма он приехал простудившимся, и 3 июня 1946 года сердце его не выдержало обычного гриппа.

Калинин после смерти удостоился многих почестей — но главным был памятник в центре Москвы, где фигуру президента посадили на постамент. Кроме Ленина, никто из правителей в СССР больше не удостаивался «сидячего» памятника.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня