Мнения

Наше наказание

Если патриарх сам настаивает на «греховном происхождении бед человеческих», как мы можем ему отказать? Пусть будет по-патриаршему!

  
47

15 августа 2010 года предстоятель РПЦ, вернувшийся под объективы телекамер после двухнедельного отсутствия, сделал следующее заявление:

«Когда начались пожары в нашей стране, то Церковь сказала: „Это наказание за грехи“. И нашлись маловеры и клеветники, которые стали укорять Церковь за то, что она говорит несвоевременные, обидные для людей вещи. Но когда смотришь репортажи о том, как ликвидируются пожары, когда слушаешь внимательно заявления экспертов, то понимаешь, насколько же права Церковь, которая свидетельствует о том, что и эти пожары являются наказанием за грех».

Глава РПЦ не сказал ничего нового. И прежде любые неприятности природного или человеческого происхождения он объяснял грехами народными, а всякое благо — святыми молитвами Церкви. Наибольший резонанс вызвали его заявления, касающиеся Великой Отечественной войны, в которой также он видит Божье наказание «за страшный грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью».

Из этих слов можно заключить, что Церковь не имеет ничего общего с народом. Удел народа — покорность Церкви, за неуважение к которой Бог жестоко карает. Функция Церкви — учить и обличать. Того же мнения придерживались жрецы в Древнем Египте и все прочие служители культа, претендовавшие на земную власть. Готовность народа соглашаться с подобными утверждениями всегда прямо пропорциональна репрессивным возможностям жреческой корпорации. Когда цена публично выраженного несогласия с такой «линией партии» — рваные ноздри, клеймо, кандалы, каторга, костёр — возражать как-то не особенно хочется. Мы же находимся в относительной безопасности. А потому можем себе ни в чем не отказывать.

Начнем с народа, который строгий, но справедливый Бог якобы покарал войной за «богоотступничество». Известно, что по результатам сталинской переписи 1936−37 гг. верующими себя назвало большинство опрошенных (более 55%). И это несмотря на все риски, связанные с такой откровенностью. В то же время, после отмены Временным правительством обязательного причащения военнослужащих весной 1917 года полковые церкви перестали посещать до 90% былых прихожан. В тылу ситуация была еще более плачевной. Налицо отвращение народа к Церкви господствующей, опирающейся на репрессивный аппарат империи, и его же (народа) приверженность Церкви гонимой. Собственно этот тихий народный подвиг и принудил Сталина к реставрации РПЦ в 1943 году.

В общем, народ, кто угодно, только не предатель. А что можно сказать про Церковь, над которой народ, по словам патриарха, «издевался»? Чем Церковь занималась до 1917 года мы в общих чертах знаем. А после? Перечислим только наиболее заметные «достижения». Активно участвовала в подготовке Февральской революции. Ничем не поддержала низложенного императора. Восторженно приветствовала Временное правительство. После Октября раскололась на гонимое меньшинство, и «обновленцев». Вторые писали на первых доносы и полностью контролировались «безбожной властью». Обновленцами были оба «сталинских» патриарха — Сергий и Алексий… Во время войны Церковь одинаково уютно себя чувствовала по обе стороны фронта. На оккупированных территориях молилась за победу германского оружия, а в советских церквях, спешно открытых Сталином — за Красную Армию. Почему подействовали молитвы одних и не подействовали молитвы других — неизвестно.

В общем, утверждение нынешнего патриарха о «народе-богоотступнике, который издевался над Церковью», мягко говоря, не выдерживают критики.

«У каждого есть право на свое собственное толкование истории», — не сдается глава РПЦ, и произвольно дополняет его «правом на толкование современности». В частности пожаров. У «каждого», так у «каждого». Предстоятель свое слово уже сказал. Теперь наша очередь.

Если по совести, то ситуация абсолютно прозрачная. Есть пожары, а есть возгорания. Причина возгораний — аномальная жара. Причина массового превращение возгораний в лесные пожары — преступный Лесной кодекс, принятый в 2007 году, и бессилие МЧС, которое более 15 лет беззастенчиво высасывало из страны деньги и ресурсы. Соседние Беларусь и Украина находятся в том же положении, что и Россия. Разница в том, что там возгорания своевременно находят и ликвидируют специальные службы. А у нас с огнем зачастую борются сами погорельцы да немногочисленные волонтеры. Как толковать этот очевидный для всех (кроме патриарха) факт — я не знаю. А вот оригинальное толкование предстоятеля РПЦ мне есть чем дополнить.

Допустим он прав: где грех — там и пожары, и землетрясения (Гаити), и наводнения, и немецко-фашистские захватчики. Давайте попробуем с этой точки зрения оценить самого патриарха. Как известно, аномальная жара началась во время его триумфального второго пришествия на гостеприимную украинскую землю. В критический момент он призвал молиться о ниспослании дождя, а сам — исчез на 2 недели в неизвестном направлении. Тем временем вместо долгожданного косого ливня Москву окутал небывалый смог. В городе в разы выросла смертность. Пожары по всей стране усилились. Некоторое облегчение наметилось накануне возвращения патриарха под объективы телекамер — температура упала, воздух в Москве очистился, число лесных пожаров начало сокращаться. 15 августа патриарх вернулся и выступил с очередным обвинением в адрес народа-греховодника. И в тот же день Москву вновь окутал густой смог. На Брянщине возникла угроза формирования радиоактивного облака. А на Северо-Запад страны обрушился ураган, оставивший без электричества полторы тысячи населенных пунктов.

Между тем, именно там, где прошел ураган, патриарх в ближайшие дни совершит свои первосвятительские визиты: сегодня его ожидают в Пскове, завтра в Соловецком монастыре (Архангельская область). По странному стечению обстоятельств запомнившийся псковичам разрушительный ураган 2007 года носил имя «Кирилл». С другой стороны, визит партриарха на псковскую землю омрачен крайне досадным имиждевым промахом тамошнего губернатора Андрея Турчака его теперь называют так, что и произнести неудобно.

А на Соловках — следующем пункте патриаршего вояжа, по свидетельству местных жителей, «налетел шторм, который будет длиться (по прогнозам) всю эту неделю». Не исключено, что до Соловков предстоятель и вовсе не доедет…

Для нас, нормальных людей, все это — перечень неприятных совпадений. Мы знаем, что у природных явлений есть причины, а у «человеческого фактора» — конкретные имена и фамилии. Но если патриарх сам настаивает на «греховном происхождении бед человеческих», как мы можем ему отказать? Пусть будет по-патриаршему!

Давайте попросим его всем миром вернуться туда, откуда он приехал. В его отсутствие структуры РПЦ довольно успешно координировали получение и распределение пожертвований в пользу беженцев. А один маститый архиерей даже выделил внушительную сумму из личных средств. В общем, несмотря на отдельные «дождевые молебны», дело, вроде бы, шло на лад.

Продолжайте отдыхать, святейший! Желательно где-нибудь подальше от нашей многострадальной родины. В Доминиканской Республике, например. Уж больно хочется еще недельку (а лучше две) без «божьего гнева» — чтобы отдышаться. А там — как-нибудь выдюжим. Не впервой.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня