Мнения

Гитлер? Никон? Пиночет?

Элиты России взяли курс на диктатуру — осталось выбрать, какое лицо будет у «фашизма по-русски»

  
32

Уходящая неделя вышла, в общем, спокойной. Продолжают гореть леса, теперь все больше за Уралом; во Владикавказе произошел средний по мощности теракт (два десятка погибших — это много, но это не Беслан и не улица Гурьянова). С Ту-154, аварийно приземлившимся на заброшенный уральский аэродром, и вовсе вышло настоящее чудо, так что потенциальная трагедия стала источником позитива. И так далее, и тому подобное; если задуматься, то невесело всё, но вроде как бы и привычно.

А вот с Ураза-байрамом — один из главных мусульманских праздников также выпал на эту неделю — вышло куда более интригующе. На всех новостных лентах появились снимки с толпами (никак не менее 10—15 тысяч человек) у московских, питерских и т. п. мечетей. У главной столичной мечети на Олимпийском проспекте, по официальным данным, молилось около 55 тысяч человек.

Тут же, разумеется, последовала предсказуемая реакция — приезжие мусульмане захватили власть в столице. Из глубоко специфичного блогерского сленга в активную речь выскочило словечко «Москвабад» — наш аналог «Мечети Парижской Богоматери», пожалуй. «Боюсь, мы потеряли Москву», — грустно пишут те, кто поинтеллигентнее. «Почему же оппозиции нельзя, а мусульманам можно?» — спрашивают журналисты. Что говорят национально ориентированные блогеры, очевидно, но непередаваемо в печати без риска получить обвинение в «разжигании». И то понятно: у Батыя, скажем, когда он сжигал Москву в 1237 году, людей было поменьше, чем собралось у мечети на Олимпийском. Монголо-татарское нашествие, как оно есть…

Пикантность темы состоит в том, что точно такие же многотысячные собрания молящихся у мечетей — и в Москве, и в Питере, и в некоторых других городах — можно наблюдать уже два-три последних года. Вопрос: почему именно сейчас на моря людей возле мечетей обратили внимание СМИ — в том числе, «Эхо Москвы» и информагентства?

Есть и еще один момент. На православные Рождество и Пасху в Москве у некоторых храмов — и у Христа Спасителя, и у Богоявления в Елохове, и еще в нескольких местах — собирается не меньше молящихся. А если посчитать, сколько в Москве православных храмов, куда на праздники приходит по 2—3—5 тысяч верующих, то окажется, что никакого численного перевеса у одних молящихся над другими нет и в помине.

Вот только фотографии, где вокруг Храма Христа на Волхонке было бы видно «море людей» — хотя бы во время рождественского или пасхального крестного хода — в лентах агентств и блогах мелькают крайне редко. Сказать откровенно — найти такую фотографию вообще почти невозможно. И снова вопрос: случайно ли складывается именно так, что мусульман показывают обществу предельно многочисленными, с пугающими комментариями, а истинную численность православных молящихся на праздники на картинке не увидишь?

Оставив эти вопросы до поры без ответа, обратимся к еще одной странной теме уходящей недели. А именно — к «учебнику истории ХХ века Вдовина — Барсенкова», к осуждению этого учебного пособия членом совета Общественной палаты Николаем Сванидзе и не меньшему недовольству «всего чеченского народа», представленного республиканским омбудсменом Нурди Нухаджиевым. Книга эта, впервые изданная еще в 2005 году, когда в моде был «младоконсерватизм», а политика Владимира Путина представлялась многим просвещенно-националистической, вдруг подверглась остракизму в году 2010-м. Позицию авторов учебника можно обсуждать, поскольку она — позиция — у них, очевидно, имеется. Но — сперва хотелось бы понять, почему эту старую историю «заиграли» в полную силу именно сейчас?


Один из возможных ответов на эти вопросы дает, кажется, публицист Леонид Радзиховский в своём вышедшем несколько недель назад программном, по-своему, тексте о национал-демократии. Представитель либерального — ну, не за националистов он, не за коммунистов и не за «Единую Россию» — крыла нашей элиты прямо говорит, что демократия — то есть, прежде всего, равные и честные выборы — приведёт к власти националистов, а значит, для либерализма в России честные выборы смерти подобны.

Такая точка зрения — условно назовем ее «России нужен Пиночет» — была одной из основных в начале 90-х годов, затем ушла в тень. И вот — эта концепция триумфально возвращается. Российские западники, долгое время хотя бы на словах говорившие о необходимости честных выборов, определились: нам нужна диктатура — или нас сомнут.

С другой стороны, время определяться пришло и для правящего сословия. За последние годы стало очевидно, что диктатура путинского образца — либеральная внутренне, консервативная внешне — не дает никакого эффекта, кроме удобной площадки для коррупции. И штука в том, что поляна почти выкошена, комфортная жизнь заканчивается, а впереди — выживание.

Логичный выход — перестать казаться диктатурой (как это было при Путине) и начать ею быть всерьез. Здесь, однако, есть два направления: консервативная диктатура, она же «сталинизм-2», или диктатура либеральная — зверь, прекрасно, с точностью чертежа, описанный в антиутопиях ХХ века. Условная КНДР, где у всех, кроме Самого Главного начальника, нет ничего, кроме пары сапог и Великой Империи — или царство политкорректности, экологии и семейного планирования, семью в принципе отменяющего.

Россия, перепробовавшая за столетие все строи, начиная от сословной консервативной монархии и заканчивая демократическим гуляй-полем перестройки, не испробовала лишь одну возможность: настоящий, без дураков, фашизм. Правую диктатуру — левая-то была, на неё до сих пор у большинства аллергия.


И вот сейчас — есть такое впечатление, что абсолютное большинство российской элиты ради собственного выживания готово это попробовать. Потому что других возможностей особенно нет — действительно, на первых же свободных выборах «низы» покажут «верхам», на чем они их вертели. И тогда, конечно, мало не покажется никому — Россия станет не то что северной Нигерией, а северным Зимбабве.

Но вопрос о том, какое именно у диктатуры будет лицо — и, соответственно, какая часть элиты окажется сверху, а какая «позавидует мертвым» — решается именно сейчас. И поскольку ставки здесь — ва-банк и только ва-банк, война идет на взаимное истребление.

Судя по тому, какие темы вбрасываются в информационное пространство, у России есть следующий выбор:

Либеральная диктатура во главе с «партией модернизации и, вероятно, лично нынешним президентом. Контуры этого строя уже прорисовываются: секвестированная «социалка», особое внимание государства к детям с их отбиранием у «неправильных» родителей; экономия энергоресурсов в стиле «недоедим, но вывезем»; тотальный цифровой контроль за перемещениями и высказываниями людей. Словом, достаточно хорошо проработанный мир в жанре киберпанка.

Православная диктатура, духовным лидером которой может стать патриарх Кирилл, а формальным — любой избранный президент (выборы теряют свою остроту). Контуры этой вселенной тоже прощупываются: уроки Закона Божьего, обязательство родителей следить за «духовным и нравственным здоровьем» детей, детские комендантские часы в некоторых регионах, «программа 600», посвященная усилению социальной работы при РПЦ. Мусульманские регионы России при этом, разумеется, станут своего рода анклавами, также фундаменталистскими, как и ряд районов в больших городах.

Мусульманская диктатура — для России вроде бы экзотика, но для многих перспективная. Основной проводник этого направления (он же выгодоприобретатель) — Чечня и её президент, который, видимо, уже давно не прочь перебраться на «федеральный уровень». По крайней мере, пиар-кампания по поводу пользы мусульманского образа жизни для России идёт вовсю: проблемы, с которыми во всеуслышание борется Рамзан Кадыров — это общероссийские проблемы, очевидные для любого консерватора (спад рождаемости, упадок нравов, алкоголизм и т. п.). Все чаще слышны одобрительные отзывы о «мусульманском банкинге», о сплоченности исламских общин. А теперь демо-версия кадыровского режима есть и в Москве — известная улица Кадырова в Бутове стараниями Чеченской республики приведена в образцовое состояние. «Сравните с соседними, „русскими“ улицами», — как будто предлагают чеченцы. Возможно, шансов взять власть в России у мусульман не так много, но они есть.

Нацизм Шансы на откровенную ксенофобскую диктатуру в гитлеровском стиле куда меньше — у нацистов немного сторонников среди высших лиц государства — но шансы все же имеются. Никаких «наработок» в этом направлении пока нет, но именно «русский гитлеризм» может сыграть для нынешних людей у власти роль последнего спасательного круга. Потому что Лозунг «Бей чужих, спасай Россию» — простой и универсальный.


Что же те многочисленные жители России (как правило, горожане), которые диктатуры в принципе не хотели бы? Им остается, пожалуй, ставить на единственный вариант, где свобода будет высшей ценностью, а все остальное — потом. И этот вариант — в лучшем случае, усиление принципа федерализма, взятое «с боя» регионами у Москвы. А в худшем — да, хаос, да, смерть, да, распад России. Грустный расклад, но уж какой есть.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня