Мнения

«Материнский капитал» как помеха модернизации

Либо в России по-европейски сокращать смерность, либо повышать рождаемость по-африкански

  
1636

Меры по стимулированию рождаемости, о которых Дмитрий Медведев сообщил в своем ежегодном послании Федеральному собранию, имеют странное свойство: они ласкают слух, но смущают ум. С «прописными истинами» всегда так. «Земля имеет форму шара». Очень хочется согласиться, но дотошный рассудок подсказывает: «Скорее неправильного эллипса». «У людей две руки, две ноги, два глаза». Соглашаешься, конечно. Пока мимо не проковыляет какой-нибудь инвалид. Джон Сильвер, например.

Материнский капитал и даровая землица за третьего ребенка — это, конечно, прекрасно. До того момента, пока не спросишь себя и свою жену: «Может и мы пойдём, состругаем себе снегурочку?». В этот момент неизбежно включится ум — и… все испортит. Для вменяемого, ответственного взрослого человека имеющего хоть каплю самоуважения, любая, даже самая ослепительная, халява — не аргумент. Потому что ребенок для него — не средство, а цель. Мы желаем своим детям всего самого хорошего — образования, качества жизни, климата, сексуального партнера. Не все, конечно, можем, но все хотим. А потому принимая решение «о снегурочке», мы учитываем массу факторов: жилье, доступность высшего образования, морально-нравственный облик и боевой дух Вооруженных сил Российской Федерации (на случай мальчика), криминогенную обстановку, экологию — и всё, всё, всё. Думаем и за себя: сможем ли обеспечить достойный старт, «и за того парня (девушку)»: как там сложится его (ее) самостоятельная жизнь? В этот напряженный момент к нам с «материнским капиталом» лучше не подходить. Взятка в размере Лады «Калины» тут все равно погоды не сделает. Мы вообще, взяток не берем, когда речь идет о нашем ребенке. Подчеркиваю: «нашем». Именно в этом слове зарыта собака…

На днях патриарх Московский и всея Руси порадовал публику очередной удачной шуткой: предложил в качестве поощрительной меры приравнять рожениц к христианским мученикам. У американских шутников есть контрпредложение — женщин некоторых категорий они предлагают награждать за аборт медалью «За вклад в борьбу с преступностью». Обе шутки грубоваты, но симптоматичны. Дело в том, что для американских «петросянов» деторождение — исключительно частное дело. Для них не существует «детей вообще». Дети бывают разные: одни — «кандидаты в биллы гейтсы и стивы джобсы», другие — в «генералы песчаных карьеров». Первые для развитого общества — подарок, вторые — обуза. Звучит неумолимо, как заключение онколога. Но что поделать, если так и есть?

Очевидно, что дети первого типа — «товар штучный». Их родителей на кривой Ладе «Калине» не объедешь, мученическим венцом не соблазнишь. Как известно, «чемпионы мира по низкой рождаемости» — Япония и Италия. Мировой лидер по высоким технологиям и мировая «икона стиля». Низкая рождаемость — вообще, непременный атрибут высокоразвитой страны. Распадается патриархальный уклад, человек урбанизируется, подключается к информационным и социальным сетям и… перестает размножаться. Развитая современная страна — это место, где путь «из деревни в город» прошли все. Даже те, кто остался на земле — высокотехнологичную картошку в белых перчатках выращивать. Разумеется, назад пути нет (кто ж в здравом уме откажется от е-мэйла в пользу голубиной почты?). Но выход из тупика существует. «Новейшая постиндустриальная деревня», в которой человек вновь откроет для себя почти забытую радость многодетности, уже возникает в самом центре стремительно ветшающего «индустриального города». Современный западный человек все чаще отказывается от дополнительного заработка в пользу «еще одного ребенка». Селится уже даже не в пригороде, а в деревне. Пытается вести натуральное хозяйство и, захлебываясь от восторга, постит в фейсбуке отчеты о своих первых успехах.

Но вернемся из «сна золотого» в наши суровые будни. Россия, как известно — буква «Р» из модной аббревиатуры БРИК. И на повестке дня у нас: то же, что и у остальных стран-букв — модернизация. «Мировой город» переезжает в комфортабельную «информационную деревню», а страны БРИК — из патриархальной деревни в город. Что это значит «с демографической точки зрения»? Только одно — в следующем поколении «кандидатов в биллы гейтсы и стивы джобсы» должно быть больше, чем «генералов песчаных карьеров». Любой ценой. Цена, которую платят партнеры России по БРИК, известна — ограничение рождаемости. В Китае давно действуют драконовские меры за каждого «лишнего» ребенка. В Индии дело доходит до принудительной стерилизации. В Бразилии обитателей фавел неустанно учат контрацепции. Если «деревня» не может переехать в «город», она, по крайней мере, не должна расти. Иначе нежные побеги модернизации задушат грубые сорняки.

Не секрет, что темпы экономического роста и другие показатели партнеров России по БРИК значительно превышают российские. И это при том, что все эти страны — потребители сырья, коего Россия крупнейший экспортер. Много лет подряд ценовое безумие на сырьевых рынках исправно приносило нашей стране сверхприбыли, а Китаю, Индии, Бразилии — сверхубытки. Чем это закончилось известно — бразильская экономика обогнала российскую. Теперь мы — последние из четырех. О динамике по остальным показателям из деликатности умолчим.

Этот провал достоин удивления. Ведь, кроме «золотого дождя» из нефтедолларов у России есть масса других преимуществ, которые, казалось бы, гарантировали быстрое получение «городской прописки». В первую очередь, речь идет о «богатом советском наследстве», которое было бездарно проедено и разбазарено в 90-е и нулевые. Тем не менее, главное наше завоевание мы все-таки сохранили — «высококачественное» население, вполне готовое к «городской жизни». Конечно, с конца 80-х мы несколько одичали, но другие страны БРИК все еще могут нам завидовать черно-белой завистью. Почему же тогда мы движемся встречными курсами: они развиваются, мы — продолжаем дичать?..

Дмитрий Медведев — автор идеи и главный флагман модернизации — совершенно обосновано посвятил львиную долю своего послания социальным вопросам. И сказал много верного. Вот только упорное наступание на «демографические грабли» предшественника несколько смазало эффект. Начнем с того, что реальной проблемой России является убыль населения. Она, в свою очередь, складывается из фантастического «африканского» уровня смертности, наложенного на среднеевропейский показатель рождаемости. Вроде бы, очевидно, что в колокола нужно бить по первому пункту, а второй — как минимум, «отложить на сладкое». В конце концов, европейский уровень рождаемости — это всего лишь индикатор наших «городских амбиций». Что же касается «африканской» смертности, то она просто показывает, в каких условиях нам, с нашими амбициями, приходится жить. Из этой абсурдной ситуации есть только два выхода. Первый: поднять «условия» до уровня «амбиций», чем существенно сократить убыль населения и склонить-таки нас с женой к «снегурочке». Второй вариант (пока, к сожалению, наиболее вероятный): «Здравствуй Африка!» теперь уже во всем — в том числе, и в способе воспроизводства.

Ровно поэтому взятки «за ребенка» для нас (меня и моей жены) — плохая новость. В нынешней «африканской» ситуации мы, разумеется, ни на какую «Калину» не претендуем. Но дело не в этом. Смущает, сам механизм подкупа. Ведь наверняка найдутся те, для кого «материнский капитал» — достаточное основание для беременности. Не пополнят ли их дети армию «генералов песчаных карьеров»? Очень бы этого не хотелось.

Фото www.tlt.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня