18+
понедельник, 23 октября
Мнения

Абсолютная власть и ее проблемы

Константин Крылов о незавидном положении тиранов

  
593

Многие думают, что самым завидным положением на свете является положение абсолютного монарха. Который буквально может делать всё, что хочет, и никто ему не указ.

На самом деле такое положение для правителя — одно из самых неприятных и стеснительных.

Дело в том, что снятие каких-то обязательств (скажем, свобода от закона и начальства над головой) не делает человека свободным. Оно просто усиливает другие зависимости, которые раньше были не столь значимыми.

Конкретно. На любого абсолютного правителя начинает с огромной силой давить ближайшее окружение, а также двор. Просто потому, что если правитель абсолютный — то, значит, может, значит, сделать всё что угодно, в том числе для близких и родных человечков. Которые в него вцепляются всеми пальчиками и начинают просить, требовать, канючить, вымогать, выцыганивать — денег, денег, еще денег, земель, поместий, должностей, еще денег: прав собирать какие-нибудь налоги и подати, защиты от правосудия, еще денег на непредвиденные расходы, подарков, драгоценностей, наград, почестей, праздников и фейерверков, опять же денег, денежных должностей, привилегий разного свойства, титулов, пенсионов, погашения долгов, расправ над назойливыми кредиторами, а также наказаний для личных врагов (даже если это крайне полезные для государства люди), возвышения личных друзей (даже если это дураки и шпионы), устройства своих мелких и поганых делишек всей мощью государственной машины (даже если действительно важные дела из-за этого парализуются) и т. п. Угрожая тем, что если их капризы и вытребеньки не будут исполняться, они надуют губки и обидятся.

Угроза кажется смехотворной. На самом деле существовать в атмосфере постоянного неодобрения, разлитой в воздухе обиды для нормального человека крайне тягостно. Особенно если это неодобрение «по-человечески» совершенно справедливо. Не сделать для своих друзей и близких того, что ты можешь сделать — это же свинство. Ну вот свинство и всё тут. И не чувствовать себя свиньей в такой ситуации очень трудно, потому что это зашито в подсознание. Поделись с ближним, раз уж он ближний.

При этом просто разогнать сосальщиков — не выход. Во-первых, часть из них сами имеют некие ресурсы, и если их просто убрать, они начнут не просто дуть губки, а фрондировать и плести заговоры. Собственно, двор собирают в значительной мере для присмотра за людьми с ресурсами: это легальный способ держать опасных людей под контролем. Так что «без этого нельзя». А во-вторых, даже если их всех просто перебить (допустим, это удалось сделать), новые будут точно такими же. Как цветок не может не тянуться к солнцу, так невозможно не тянуться к распорядителю громадных ресурсов за милостью. А получив ее — не просить больше. Не в человеческой это природе.

Что в такой ситуации можно сделать?

Ну, есть радикальный выход: избавиться от окружения вообще. Ты царь — живи один. Чтобы вокруг — только низшая прислуга и два-три человека, через которых можно отдавать приказы. Правда, окружение всё равно нужно, чтобы готовить решения (какой-то консультативный совет необходим по-любому), но в таком случае его нужно собирать в официальной обстановке, не допуская приватного общения. Так жить можно. Конечно, это выглядит странновато, но ведь можно объяснить это религиозными соображениями — скажем, ритуальной чистотой правителя, который не должен лично общаться с подданными, и даже выходить к ним имеет право только в какой-нибудь золочёной маске (чтобы не возникало личного контакта — скрыть мимику лица и глаза). Примеры в истории были.

Если это почему-либо невозможно или противоречит национальным обычаям, приходится ломать какую-нибудь комедию.

Самая популярная — демонстративный аскетизм. Можно изображать спартанца или симулировать буйную религиозность. Правда, это очень утомительная игра и для нее нужны крепкие нервы, а также реальная склонность к аскетизму, что на этой работе выдерживать очень сложно. И дело не в личных потребностях — у абсолютных монархов они обычно довольно скромные, благо у них, как правило, отсутствует детский «комплекс велосипеда».

Хороший вариант — обзавестись фаворитом или фавориткой. То есть канализировать все просьбы через одного человека, который к тому же всегда может отказать под благовидным предлогом. Приходит какой-нибудь синьор Фуфел де Фанфарон к мадам Фифи, которая, как всем доподлинно известно, спит с Его Величеством и обладает на него неограниченным влиянием, и просит пенсию в какие-то жалкие сто тысяч ливров для своего троюродного племянника. А мадам Фифи — добрая, как всем известно, девица — морщит носик и говорит: «у Его Величества сейчас трудный период, он стареет, и в случае неудачи в постели он становится совершенно невыносим… но я попробую». А на следующий день — «увы, ничего не вышло, Величество пришел в ярость и чуть не подписал совершенно ужасный указ… я стерла все губы, спасая Францию». Если Фифи оказывается пробиваемой — можно ее отставить и подпасть под влияние какого-нибудь ужасного иезуита, аскета и бессребреника (что отчасти сводит ситуацию к предыдущей). Правда, иезуита абсолютный правитель обычно долго не выдерживает — такие сильнодействующие средства применяются, только когда уж очень достанут.

Можно также изобразить человека нервного, тирана — к которому сунешься за подачкой, а вылетишь без головы. Самый простой путь, потому что изображать, в общем-то, ничего и не надо: когда у тебя непрерывно клянчат, тиранические идеи более чем естественны. Недостаток технологии: тиранов обычно боятся и от них разбегаются, при дворе остаются слабоумные и отважные, которые — потому что они слабоумные и отважные — могут тирана и убить. К тому же есть шанс свихнуться и стать настоящим тираном, то есть человеком в постоянном глубоком неадеквате. «Тогда зачем».

Ну а самый хороший способ — тихая, скромная конституция или какие-нибудь законы, лишающие монарха почти всех прав, и особенно права кого-то одаривать и кого-то куда-то назначать. А от всего абсолютистского великолепия оставляющая скромный фонд «на цели, Его Величеству ведомые», какую-нибудь малюсенькую коронную разведочку, ну и две-три полуофициальные привилегии, так, для смеха… Правда, для такого высокого стиля нужно обладать действительно ОГРОМНЫМ финансовым и организационным ресурсом и опираться на касту наследственно верных «абреков и кунаков». Скопленным, вестимо, поколениями успешных абсолютистов.

Но у некоторых получилось.

Иллюстрация: Губо, «Делегация Римского сената, выражающая почтение Императору, 16 ноября 1809»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня