Мнения

В раю Бо-бо

Вадим Левенталь о том, почему хипстеры не спасут мир

  
1601

Когда в книге про образованный класс огромное количество ошибок — «ться-тся», «при-пре» — это смешно. Мы, тем не менее, как-то интуитивно чувствуем, что придираться — снобизм. А почему, на самом деле? Да потому что как-то вот все же содержание важнее формы. То есть понятно, что содержание обуславливает форму, а форма сложным образом влияет на содержание, и в каждом конкретном случае не очень понятно, что главное, но все-таки. В целом — содержание важнее.

Как-то примерно так и с историей. Понятно, что политика, общественные отношения, культура, стиль, психология, экономика и черт в ступе еще — все это варится вместе, друг на друга влияет, одно неотделимо от другого. И все же из всех этих равных по значимости элементов экономика — равнее других. Любой, кто этого не признает, как показывает философская практика 20-го века, оказывается так или иначе мистиком. (Что, впрочем, не хорошо и не плохо, если только не отрицается, но это в сторону).

Так вот, книга. «Бобо в раю» американского социолога Д.Брукса. Только что вышла в «Ад Маргинем». Подзаголовок — «Откуда берется новая элита». Про креативный класс. Она, конечно, про американский креативный класс, но наш — примерно такой же, портрет узнаваемый.

Одевается в искусственно состаренные джинсы, пьет свежевыжатый сок, ест органическую еду и покупает только такую косметику, которую не испытывали на животных, что-нибудь программирует или занимается дизайном, а, может быть, даже финансовый аналитик, но в отпуск летит не то в Монголию, не то в Камбоджу, читает про дзен и в свободное время рисует пастелью.

Он умен, неконфликтен, заботится об окружающей среде, выступает за права человека — лапочка. Мы знаем этих лапочек, у нас их полные «жан-жаки» сидят.

«Бобо в раю» — это про то, почему они спасут мир. По-русски вообще-то следовало бы перевести «бурбоны», ибо это сокращение от «буржуазная богема», но, опять же, не будем придираться к мелочам. Вроде как креативный класс появился в результате борьбы и слияния буржуазии и богемы. Буржуазия с ее любовью к материальной стороне жизни и богема с ее романтической настроенностью на неземные блага — поженились и родили Бобо, который унаследовал от мамы с папой все лучшее, что в них было.

Посмотрите на него, он такой милый. Воспитанный, не ругается матом, не драчливый, трудолюбивый и в то же время духовный, любой акт потребления для него — целая философия. Спасти вымирающих китов, помочь голодающим где-то на другом континенте детям. Почему на другом? Ну, потому что там еще нет бобо, не народились. Вот станут везде бобо, и будут новое небо и новая земля.

Я, конечно, ерничаю, но ерничаю, уж извините, в духе «Критики гегелевской философии права». Потому что все так, безусловно, но только если перевернуть все с ног на голову. Если воспитанность, образ мышления, стиль потребления и модель поведения, все это создало постиндустриальную экономику, то да, нам остается дождаться, пока все станут воспитанными, и тут же в мире не останется никаких проблем.

И, кстати, если кто-то медленно воспитывается, то ведь можно и повоспитывать в духе анекдота про хиппи, выходящего из панковского притона с окровавленным мачете: «Теперь здесь будут жить добрые хиппи». А злые, невоспитанные иракцы, иранцы, сирийцы — не будут.

Ну а если наоборот? Если это именно экономика позднего капитализма создала и выпестовала этого Бобо? Привила ему любовь к окружающей среде, потому что как иначе продать какой-нибудь кусок мыла в три раза дороже его обычной цены? Сунула ему в руки какого-нибудь Филиппа Капло (это такой американский популяризатор японского буддизма) — пусть думает о метафизике страдания, а не об экономике? Если он стал толерантным именно потому, что информационная экономика, с одной стороны, сажает его в непроницаемый кокон, из которого не разглядишь, что делает коллега за соседним столом, а с другой, обставляет его бизнес таким количеством контрагентов, что не сможешь вести дела, если будешь все время думать, кто с кем спит и у кого какая кожа?

(Вот, к слову, почему у нас сейчас невозможны однополые браки. Не потому что население отсталое или, наоборот, духовное. Потому что способ производства у нас пока еще индустриальный).

Я к чему. Ведь все это не отменяет того, что этот Бобо — милый парень. И уж конечно лучше оказаться в компании бобо в «Бонтемпи», чем с уголовниками в Набережных Челнах. Может, и скучно, но во всяком случае безопасно.

Но дело в постановке вопроса. Если стиль и поведение людей самозарождаются в первичном бульоне словопрений культурологов, то — ну, ничего не скажешь, остается только переместить «Бонтемпи» вместе с контингентом в Набережные Челны, и уголовники, глядишь, скоро тоже будут есть спаржу и выступать за гей-меридж.

Но если все же первичен способ производства, то возникает масса дополнительных обстоятельств. Филлипинские рабочие по два доллара за рабочий день — мрут как мухи под завалами бараков, которые для них понастроили… гм, да как бы не те же самые бобо. Дети Нового Орлеана, которые не только не читают «Дзен и искусство ухода за мотоциклом», но и не могут пойти в поликлинику, потому что у них нет такой замечательной медицинской страховки, как у программера из LA или дизайнерши из NY. Ежедневные массовые убийства в Ираке — стране победившего капитализма, на секундочку.

Ну, то есть да, там все люди невоспитанные и не заботятся об окружающей среде. Вот научатся манерам, станут толерантные, полюбят проводить отпуск в Камбодже — тогда и у них все будет. И хорошая страховка, и дом в Монтане со ста акрами земли в добавление к квартире на Манхеттене, и органическая еда, и кухня как ЦУП, и маки, и томми хилфигеры, и все-все-все. Ребята, все это у вас будет, только научитесь держать вилку за столом. Будете жить как в раю.

Мы вот уже живем — сидим себе в «Бонтемпи» и недоумеваем, чего вам там не хватает. Введите права человека — и тоже попадете к нам.

Почему крайне важно доказывать, что стиль первичен, а не экономика? Потому что иначе придется признать, что рай, в котором живет бобо, устроен как зеленая зона, существующая только постольку, поскольку вокруг нее — пустыня боли и зла, зона зеленеет благодаря этой пустыне; в ней нет бобо, бобо было бы там бо-бо.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня