Мнения

Псковский старец

Игорь Свинаренко: третья беседа с фронтовиком отцом Александром

  
3325

Вниманию читателя предлагается третья часть беседы Игоря Свинаренко с отцом Александром. Предыдущие части — здесь и здесь.

— Отец Александр! Вот я все не могу остыть. На территории Святой, как вы говорите, Руси в 1981 году моего товарища посадили в тюрьму — за то, что мы под его руководством печатали Евангелие (и прочую христианскую литературу). Нормальная история? Какая-то она не сильно святая получается, страна-то.

-Достоевский, когда писал роман «Бесы» — он писал, конечно, про коммунистическое движение.

— Блестящий роман.

— Да, блестящий. Вот именно. Там сказано: «Будем поедать друг друга, чтобы не было скучно». Достоевский не был бы Достоевским и «Братьев Карамазовых» бы не написал, если бы он не пережил столько, если бы каждый герой не жил в нем. Он через себя каждого героя пропускал, понимаете? И поэтому он стал не только писателем, — он стал пророком.

— Да, книга «Бесы» — это, конечно, пророчество. Не назовешь это по-другому.

— Да. Там, помнишь, учитель умирающий просит читать Евангелие. Ему читают про бесов. И он говорит: «Бесы — то есть это свиньи, в которых вошли бесы — это будущая наша Россия. В русский народ войдут бесы, и он пойдет по пути прогресса, развития, науки, его будут призывать — вперед, вперед, вперед! И перед собой люди не заметят пропасти, и упадут, разобьются, потонут».

— И что — это то, что уже было? Или то, что еще предстоит?

— Я думаю, что это и было, и будет. Да! Это каша уже заварена, да не съедена вся.

— То есть хорошего не ждать нам?

— Хорошего не будет в России…

— Да, да, я сам часто про это думаю. Но, с другой стороны, Россия так хорошо еще никогда не жила, как сейчас! (И некоторые на этом основании говорят — вот видите, какой Путин хороший, это же благодаря ему).

— Лучше — по деньгам, по еде? Но толку не будет, если мы не достигнем истины — той истины, которая Богом будет благословлена. Помню, я приехал как-то в Калининград, уже священником. 62-й или 63-й год. Собрались мои старые знакомые, которые помнили меня по старым временам, и устроили в честь моего приезда, знаете, праздник, как бы. Мне задали вопрос: «Батюшка, а как насчет коммунизма? Мы построим его, этот коммунизм? Что вообще это такое, что мы строим?» Я говорю: «Когда женщина беременная, она уже заранее покупает пустышку для ребеночка. Да. И вот эта пустышка — она и есть коммунизм. И чтобы вы не плакали, эта пустышка положена вам в рот, сосите сколько угодно и получайте удовольствие». Они были очень довольны этим ответом.

Пока о. Александр рассказывал про старца, описанного Федором Михалычем, мне пришел в голову вопрос:

— Скажите, а есть же у Вас духовник? Надо же, положено.

— А вот буду избирать себе духовников, — он кивает на меня.

— Да что же вы так надо мной смеетесь. Издеваетесь просто. Не первый раз уже причем! Я грешен. Сам не знаю, как жить, — куда ж еще учить кого-то.

— Грешен? И духовник бывает грешен.

— Хорошая шутка, насчет меня. Одобряю. Я вижу, Вы владеете словом. И чувством юмора.

— Знаете, я учусь от людей. Хочу их понять. Стараюсь и Вас понять. Ваше прошлое увидеть, и настоящее, и заглянуть в будущее. Да, все это для меня — приоткрытая дверь. Я рад, что вы оказались на моем горизонте.

— На горизонте… Я даже за столом у Вас оказался! Вот щей поел, вкусные, кстати, а теперь торт ем у Вас с чаем.

— Это не случайность. То, что вы пришли сюда. Это не желание одного человека. Это Божье благословение. Да, я считаю, что это воля Божия — побывать вам у меня.

— Хочу вас спросить про то, что беспокоит людей, что обсуждают. Газеты пишут, что Патриарх наш живет богато, квартира у него роскошная, епископы ездят на мерседесах, миллионы там транжирятся. И об этом пишут. Это все для чего — небось, вы скажете, чтобы опорочить, видимо, православие? Что это провокация?

— Я хочу сказать, Игорек, что мы с тобой никогда не увлекались миллионами и миллиардами. Нет! В богатстве я никогда не видел ценности… Лучше поплакать оттого, что люди не понимают этого так, как я понимаю. Миллионы, богатство, дачи, санатории — это все мне не нужно. Мои годы уже большие…

— Вот меня еще такая вещь очень интересует: в чем же таком Вы провинились, что Вас сослали в Псковскую область, в дальнюю деревню?

— В Псковскую область меня послал Господь. Если бы сослали, то ты бы не приехал бы, Игорек, ко мне.

— Ну к Пушкину же приезжали в ссылку в эти края.

— К Пушкину — приезжали. Но в то время…

— Вас все-таки хотели убрать куда подальше.

— Да, хотели убрать.

— Расскажите, в чем же Вы провинились, и как это все было?

— Я очень много писал — и посылал статьи в «Комсомольскую правду» и другие газеты, в журнал «Наука и религия», но — они не публиковали. А ко мне приезжали то и дело какие-то люди — то ли корреспонденты, то ли КГБ-шники и расспрашивали: кто я, откуда… Я с ними разговаривал. Они уезжали от меня друзьями.

— А что вы писали-то?

— Вот я сейчас могу тебе, Игорек, прочитать один текст, сохранилась одна копия, это я посылал в «Сельскую жизнь». Про целебный источник, там больные брали воду — так дали указание уничтожить источник бульдозером. Приехал бульдозер, перекопал там все, а получилось вот что: вместо одного источника стало два.

— Да это прям притча! «Бульдозер и источник». Интересно…

— Так вот, они напечатали статью про этот случай, я ее прочитал и послал им свое письмо. А у меня вот остался черновик: «Уважаемый редактор… я не намерен защищать свойство святости воды из источника, так как необыкновенность воды обнаружилась при анализе научно-исследовательского института. Что может быть плохого или зазорного для больного человека — съездить на источник воды, выпить ее или искупаться в ней? Но зарывать бульдозером такие источники — это сплошной позор и глупость… Внутренние запросы души человека у некоторых так велики, что личный опыт… важнее, нежели вычислительные машины. Я не собираюсь фанатически обожествлять источник, но что Бог создал мир и жизнь, об этом скажет научная гипотеза. Из ничего ничто не происходит. И нет действия без причины. Это аксиома. И как бы ни ушла далеко в своем прогрессивном ходе развития наука, и как бы ни были велики открытия и ссылки на случайные, но удачные сочетания атомов — жизнь и материя во многом остаются неразрешенной. Что такое материя, присущие ей силы? Откуда произошла материя и вошла в русло гармонического своего бытия? Откуда появилась жизнь с прекрасно одаренными превосходствами человека? Откуда появились свойственные нам чувства любви, свободы? Какова цель и назначение вышеизложенного? Через призму кратковременной жизни невозможно ответить на эти вопросы. Да и страшновато. Ибо смерть с собою уносит все — человека, жизнь. И умаляет прогрессивные планы, превращая их не только в призрак красоты, но и мучительного страха. Пусть Бог непостижим и необъясним, но он через Христа принес на землю идею вечности и воскресенья. На пространстве многовековой истории никто умнее не придумал и не сказал, что может взамен мне дать вся, вместе взятая, цивилизованная прогрессивная наука? Чем она может заменить мою веру в вечность и величие Христа? Разве тем — ешь, пей, веселись, бери от жизни то, что тебе нравится… Но этого мне никто не даст. Но если бы дал, то тоска и томление по вечности и жизни не были бы убиты. Вот почему идут и пойдут люди в поисках внутренней свободы и правды своей ошибочной кратковременной жизни может быть через святую воду, потому что они тоскуют по первопричине своего бытия. Они тоскуют, ищут идеал, которого мы называем премудрый Бог. Сотворивший вселенную и как любящий нас искупил через Христа, открыв нам свободный доступ к вечности. По учению диалектики, противоположности сходятся. Да, я тоже верю, что мы сойдемся только у подножия креста Христова. И обретем у него помощь Бога данного, желанную истину. Я не как научный сотрудник, а как путешественник кратковременной жизни, изложил скромные взгляды на вселенную и жизнь. За многие годы зрело во мне мое мировоззрение, через которое я дерзнул высказать по поводу вашей статьи, товарищ А. Логинов, с уважением к Вам служитель церкви Христа А. Михайлов».

— Ну что, сильно.

Я беру в руку вырезку из газеты, там статья «Купите святой водицы», с попыткой обличить религиозные предрассудки. Автор — некто Логинов. На обратной стороне вырезки — речь Брежнева. Давно это было!

— Интересно, и где же у нас товарищ Брежнев? Куда он делся?

— Там где-то есть…

— И, значит, за такие вот ваши сочинения услали вас из-под Москвы — вот сюда.

— Да. Служил я раньше в Ярославской области, в Ростовском районе, недалеко от мест Сергия Радонежского. В Москву ездил, бывал у знакомых. Люди собирались, я выступал перед ними. Много пришлось говорить. Думаю, в некоторых местах записаны все мои речи. Они через компьютер пропущены.

— Да, я видел проповеди некоторые Ваши в интернете. Но, наверное, не все.

— Нет, не все, конечно. Наверное, не пришло время для всех. Да и достаточно того, что есть, и то хорошо. Ведь труд мой во славу Божию, да! Сделать человека новым, прекрасным, честным, порядочным — вот моя цель. Чтобы он знал Бога! И знал Бога, и любил его. В своих проповедях я иногда рассказываю и про свою жизнь. Когда я демобилизовался, в 1950 году, то поселился деревне. Автобусы тогда не ходили в тех местах. И приходилось мне идти пешком 45 км до церкви, чтоб помолиться. Приду, бывало — а церковь пустая. Я начинал хандрить из-за этого. Менялась, понимаете, вся психологическая картина душевного состояния моего. Но я говорил: «Господи, я это делаю потому, что хочу любить тебя! И ты, Господи, дай мне любви, сколько ты можешь дать, сколько может вместить моя душа. Дай мне этой любви. А когда я твоей буду любить тебя, я буду любить и людей твоей любовью. Да, я буду жить во славу твою! Вот. Спаситель говорил, что хорошее дерево приносит хорошие плоды. Плохое дерево приносит плохие плоды. Человека Христос сравнил с деревом. Так что вот…

— Хорошо. Но для чего же еще нужна Всевышнему слава через Вас, если он и так владеет всем миром? Добавит это ему что-то? Насколько это ему нужно?

— Эта слава, с одной стороны, спасение мое — так открывается передо мной вечность, открывается новая жизнь передо мною. А славы этой хватит всем. Вот в Евангелии написано про человека, который был восхИщен до третьего неба и слышал неизреченные глаголы, которых невозможно человеку пересказать. Так мне говорили — батюшка, как так, до третьего неба? Да, я говорю, там может быть и седьмое есть небо. Мы ничего не знаем об этом.

— Что это значит? Почему — невозможно?

— Потому что это красота невместимая. Как Моисей говорил: «Господи, покажи мне лице твое!» А Господь сказал: «Невозможно человеку видеть лице мое и оставаться в живых. Благодать моя пройдет около тебя». И была эта благодать. И Моисей затрепетал от благоговейного, высшего страха какого-то. Не боязни уже, а любви.

— А часто ли Вам доводиться испытать вот то, что Вы называете благодать?

— Конечно.

— Каждый день?

— Да, это моя духовная пища. Без этой благодати вся ценность, которая окружает меня и ценность, которая находится при мне, она — ничто.

— Опишите это для людей, которые не понимают это. Как описать, что такое благодать?

— Благодать… Много спрашивали про это и Серафима Саровского, и других людей.

— Теперь вот, видите, и вас спрашивают.

— Благодать — это вещь необыкновенная. Это сила благодатная, от Бога нисходящая к человеку. Человек, он не достоин, не в силах, может быть, понять эту благодать. Но она не может по просьбе человека исходить. Вот как получилось с Моисеем, — он чуть бы не потерял свою жизнь.

-То есть благодать — это сила, чувство силы?

— Конечно! Все в силе находится…

Фото автора

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня