Мнения

Мир и хохот в стране войны и слез

Роман Богословский о Юрии Мамлееве

  
1099

Однажды это случилось. В тот день я в прямом смысле купил сразу пять романов Мамлеева. Книга так и называлась — «Пять романов». Под обложкой меня ожидали пять чудес света в стиле «метафизического реализма»: романы «Другой», «Крылья ужаса», «Московский гамбит», «Шатуны», «Мир и хохот».

Какие чувства первоначально вызвали во мне произведения Мамлеева? Это был сплав удивления, стёба, ужаса, всеобъемлющего сарказма — такой сложносоставной комок из всего, что есть в человеке. И весь этот ураган постепенно запечатался в моем сознании в бутылку с надписью «Не вскрывать до апокалипсиса». Но я и не заметил, когда Мамлеев швырнул наглухо запечатанную бутылку с моими чувствами в кипящую серу своей литературы. Расчет оказался верным — бутылка лопнула. И я смешался с его словом.

Вообще шизофреническая смесь из смеха и страха в обычной жизни (да и в литературе) труднодостижима. Нет, я, конечно, много читал до этого различной трансгрессивной литературы. Ощущения от чтения Платонова не из лучших — тоска, какой-то дискретный сплин; Сологуб, например, порождает неверие, отвращение, мизантропию; Леонид Андреев тоже… рыдать и биться башкой об унитаз хочется от всех его «ангелочков» и «красных смехов». И все это прекрасно, все это очень мне нравится, но у Мамлеева есть еще и юмор, настоящее стебалово, несмотря на то, что он многое взял от троих перечисленных выше писателей и мог бы вполне успешно работать только на этом поле. Но он взял и все перемешал. Вот за это я и люблю Мамлеева — за этот поистине грандиозный в своей дикости калейдоскоп из дождливых московских окраин, заброшенных пустырей, унылых электричек, темных подворотен, обшарпанных и мрачных двухэтажек, заблеванных пивных! И над всем этим возвышаются смешные и жуткие, больные и мрачные, веселые, пьяные и зачастую почти уже святые персонажи. Ни у кого больше я не встречал таких многогранных слоистых типажей — Чикатило и мать Тереза в одном лице. И от этого почему-то смешно. Воздействие гения — что еще сказать?

Читать Мамлеева — дело «потусторонне удовлетворительное»: читая его, понимаешь, что делаешь нечто полезное для своей «бездны-люльки», а не просто смотришь в книгу и видишь там сами знаете что. Эмоции кружатся, сменяя одна другую по неписанным правилам. Порою путаются мысли, иногда теряется нить повествования, сюжет становится недоступным читателю. «Вглубь, вглубь, — шептал он своим губам и льющейся крови». Но — фраза, но — сочетание, но — оборотец, и ты понимаешь, что все на месте, все летит, кружится, все по-прежнему смешно и страшно! И то, что ты считал невнятным и потерянным где-то за стеною букв, наоборот углубило, укрупнило, прояснило картину!

Мамлеевский язык порой как будто полон небрежной корявостью, словно писатель отдавал в печать неотредактированные тексты. Но как бы ни так! Именно на изломе, на кажущейся плохой стыковке слов, на якобы лишних и неуместных сочетаниях Мамлеев возводит монолит своей сатирическо-кошмарной прозы. «Митенька нечеловечил по углам». Или вот, тоже из «Шатунов»: «И хотя Ремин еще что-то нес о необходимости вырваться в зачеловеческие формы „сознания“, мысль о дистанции пред Неведомым задела и Падова, и Извицкого. Она даже повергла их в какой-то логически-утробный негативизм». Зачеловеческие формы… Мысль о дистанции перед Неведомым… Логически-утробный негативизм… Звучит зловеще, глубоко, многословно, угловато, но как это звучит… ценно! Не побоюсь этого пафосного слова.

Юрий Мамлеев, сын профессора психиатрии, с ранних лет окунувшийся в подпольную жизнь Москвы, эзотерику, мистику и теософию, ценен для нас с вами сегодня, словно найденный в пустыне древнешумерский свиток. Мамлеев, духовный экспериментатор «движений вверх, вниз», оккультист и эзотерик, пионер подпольного самиздата, вынес на своих метафизических плечах нашу литературу, донес о ее существовании высшим силам. Как сгорбленный алхимик, Мамлеев спустился в самое сердце ада и вынес оттуда сосуд с истиной, философский камень, стержень, которым мы пользуемся по сей день. И паста в этом стержне не кончается.

Сегодня Юрию Витальевичу 82 года, и он серьезно болен. Юрий Витальевич, я очень надеюсь, что вы прочтете этот текст, и вам станет легче. Храни вас Господь!

В настоящий момент Юрию Мамлееву очень нужны деньги на лекарства и сиделку. По всем вопросам можно звонить:

8−985−182−02−11.

Перевести на счет в Яндекс-деньгах:

410011377359023

Перевести на счет в Сбербанке:

Получатель: Мамлеев Юрий Витальевич

Банк: Сбербанк (Вернадское отделение)

Номер банка: 9038/01501

Счет банка: 30101810400000000225 (восемь нулей!)

Адрес банка: Мичуринский проспект 31 к.4

Номер счета получателя: 42306.810.6.3818.2107393

INN: 772912247860

BIC: 044525225

Фото: Александра Яковлева /ИТАР-ТАСС/

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня