Мнения

Берегите его

Олег Кашин о «Коммерсанте»

  
7662

Грамматические ошибки, отсутствие иллюстраций и рубрики, явно выдуманная подпись выдуманного автора — во всем читается отчаянное «это не мы, это нас заставили». «Известия» подали бы это иначе, «Известия» бы не комплексовали , и никто бы вообще не комплексовал, но это не «Известия», и поэтому это событие. Надо, наверное, подчеркнуть: событие состоит не в том, что какая-то девушка обвинила штаб Навального в обмане, это как раз ерунда. Нет, событие — это именно заметка. Без иллюстрации и рубрики, с выдуманной подписью и без ссылок с главной страницы сайта. Вот это событие.

Я ненавижу слово «мы», но сейчас придется им воспользоваться. Нас именно в этом году было больше, чем когда-либо — тех, кто или не по своей воле, или формально по своей, но «вы же понимаете», ушел из «Коммерсанта», и я сейчас пытаюсь говорить как один из этих людей. Да, наверное, стоит предупредить о возможном конфликте интересов: я проработал в «Коммерсанте» девять лет с перерывами, и если бы это зависело от меня, то работал бы и теперь; даже если я сам себе в этом не признаюсь, мне, наверное, было бы приятно, оглядываясь, видеть лишь руины, и радоваться тому, что «странная заметка» вышла в издании, к которому я больше не имею отношения, или демонстративно скорбеть — типа, ах как ужасно и невыносимо наблюдать за падением нашего славного твердого знака, гибелью газетного «Титаника», или посочувствовать свысока оставшимся, держитесь, мол, старики, я понимаю, как вам трудно и все такое. Возможность публично поделиться одной из этих эмоций у меня сейчас есть, вот она — открыта в окошке браузера знаменитая уже статья «Михаила Петрова», бери и пользуйся.

Но я совершенно не хочу пользоваться этой возможностью, более того — я хочу остановить тех, кто сейчас злорадствует, скорбит или свысока сочувствует. На самом деле все мимо. На самом деле важно иметь в виду другое.

Это важно, и это надо сказать вслух. «Коммерсантъ» — не СМИ и не медиа, и тем более не актив, который сейчас принадлежит Усманову, а до него принадлежал Патаркацишвили. Не бренд и тем более не уникальный журналистский коллектив. «Коммерсантъ» (и по множеству причин только он) выходит за рамки любого из этих определений. Бренды есть и подороже, активы есть поважнее, журналисты есть поталантливее. Все ерунда, ни по одному из этих осязаемых критериев «Коммерсантъ» не представляет сколько-нибудь серьезной ценности. Полагаю, со мной согласны и инициаторы заметки «Михаила Петрова» — иначе бы никакой заметки вообще, конечно, не было, отдали бы в «Комсомолку», от нее-то точно не убудет.

Но они же не понимают вот какой вещи. «Коммерсантъ» — это прежде всего важнейший общественный институт. Возможно, не такой масштабный, как армия или церковь, но точно сопоставимый с Большим театром, Академией наук или Московским университетом. «Первое частное независимое журналистское предприятие России» — в каком-то смысле это важнее, чем Большой театр, нация без оперы возможна, без главной национальной газеты -нет. Представьте Америку без «Нью-Йорк Таймс» или СССР без «Правды» и поймете сами. Газета — хребет нации, государствообразующая вещь. Кто будет когда-нибудь исследовать постперестроечное одичание дорогих россиян, обратите внимание на связь между ним и гибелью бумажной прессы (дам заодно как раз ссылку на важный коммерсантовский текст из последних — моя гипотеза заключается в том, что если бы герои этой истории начинали каждый свое утро со свежей «Кемерово таймс» или «Пикалево альгемайне цайтунг», ада в их жизни было бы меньше, но вот вымылась привычка, сошла на нет, и вместе с ней на нет сошло много чего еще), и тем ценнее заслуга основателей «Коммерсанта», которые, то ли играя, то ли следуя озарению, то ли еще почему-то совершили чудо и сохранили русскую газетную культуру; как выглядели бы русские газеты без «Коммерсанта» девяностых — посмотрите на нынешнюю «Независимую», которая двадцать лет назад тоже была столпом, или на «Вечернюю Москву», которая столпом не была, но советскую хромосому сберегла в полной мере. Успешные массовые газеты (я сейчас большую часть своего времени провожу за границей, и как раз из бумажных только их и читаю — в Европе в каждом селе продают «Комсомольскую правду», «Аргументы и факты» и «МК») тоже не были бы такими, если бы впереди их не шел «Коммерсантъ»; избитый пример, но так высокая мода идет впереди массовой. «Коммерсантъ» сегодня не очень интересен как СМИ, но то, что вся современная русская пресса, даже «Лук эт ми», выросла из него — это вообще-то и есть его главное и неотчуждаемое качество.

Это качество «Коммерсанта» всегда перевешивало все остальное, что угодно. «Коммерсантъ» издавал в 1996 году газету «Не дай Бог», в 2000-м — путинскую агиткнигу «От первого лица», желающие могут дополнить список, наверняка в нем будет много ужасного, но это не имеет значения. У России все равно нет другой великой общенациональной газеты. Филина облили кислотой — это не повод проклинать Большой театр. Садовничий твитит цитаты Канта со своим копирайтом — это не повод ненавидеть Университет. Академические институты отдали Ковальчукам — академическая наука в этом не виновата. Толстой не виноват, что немцы устроили в его яснополянском кабинете конюшню. Москва не перестанет быть Москвой от того, что Собянин замостил ее своей идиотской плиткой.

Нынешнее состояние «Коммерсанта» — не более чем отражение общего состояния страны и еще один, черт знает какой по счету аргумент в пользу того, что в стране нужно менять все (как говорится, «начни с Москвы»). Когда все кончится, когда обрежут страшный провод, соединяющий Старую площадь с остальной Россией, когда заключенные Болотного дела станут ругаться с нами в социальных сетях, а Ходорковский придет в студию телеканала «Дождь» — хотелось бы, чтобы к этим временам Россия сохранила свою россиеобразующую газету, а это сегодня зависит в равной мере и от тех, кто краснеет за «странные заметки» внутри, и от тех, кто пинает «Коммерсантъ» снаружи — мол, не читаю его больше, не тот он уже. Тот, не тот — другого все равно нет и не будет, берегите его.

Фото: Сергей Киселев/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Франц Клинцевич
Франц Клинцевич

Свобода прессы сопоставима со свободой слова, но ни то ни другое особо не нравится порой власть предержащим. Мне самому не раз доводилось сталкиваться с крайне негативной реакцией на свои высказывания, когда не только намекали, чтобы держал язык за зубами, но и в отместку лишали должностей. Правда и собственный взгляд на те или иные события дорогого стоят — это позиция, за которую можно чем-то пожертвовать, но никогда не изменять своим принципам.

Желаю «Свободной прессе», которая вот уже 10 лет верна своим идеалам, придерживаться этого и в последующем, оставаясь и «свободной» и «прессой»!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня