Мнения

Провинциальный протест

В небольших городах оппозиционеров можно легко задавить, даже не сажая в тюрьму

  
2085

В Белгороде местных оппозиционеров каждый полицейский знает в лицо. И это касается не только ППС-ников, призванных охранять правопорядок на митингах, но и многих других стражей порядка. Пофамильно знают всех участников акций протеста и сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом, которые периодически наведываются в квартиры недовольных властью. Каждый, как говорится, на учете и под строгим наблюдением. Забирают в отделение из дома и с митингов, ходят на работу, чтобы предупредить начальство, что на их предприятии работает такой вот нехороший человек, выступивший против нечестных выборов или сноса дома, или против повышения цен на проезд в общественном транспорте. К счастью, никого из белгородских оппозиционеров пока что в тюрьму не посадили. Но это совсем и необязательно, чтобы осложнить жизнь несогласных с властью.

Сходил на митинг? В камеру!

Так, например, националистов Романа Стригункова и Антона Головкова в декабре 2011 году после проведения акции за честные выборы задержали полицейские. Молодые люди уже ушли с митинга и направились в парк. И тут к ним вдруг подошли стражи порядка и потребовали проехать с ними в третий отдел полиции. Активистов продержали двое суток в камере, а затем выписали им штраф за нарушение общественного порядка. Полицейские утверждали, что молодые люди были пьяны, нецензурно выражались и никак не реагировали на замечания сотрудников УМВД.

А 5 марта 2012 Роман и Антон отправились на митинг в поддержку Путина и сняли на видео колонну студентов, дружно шествовавших по городу. Оппозиционеры с видеокамерой снова привлекли внимание стражей порядка. Сотрудники ППС подошли к ним и попросили предъявить документы, а затем привезли в уже знакомый белгородским активистам третий отдел полиции и закрыли в камере на двое суток. Ну, а после опять же выписали штраф по 500 рублей каждому.

Стригунков и Головков не стали платить штраф и подали в суд иск, чтобы опротестовать решения полиции и доказать, что задержание было незаконным.

— Мне не только жалко денег на незаконно выписанные штрафы, но и важно доказать, что я ни в чём не виноват и не бегал пьяным по парку. И к тому же мне не нужны такие сведения обо мне в базе данных УВД. Пойду на работу устраиваться, а работодатель узнаёт, что я был оштрафован за мелкое хулиганство, — рассказывает Роман Стригунков.

На суде полицейские не смогли предъявить ни доказательств, ни свидетелей. В материалах дела не было результатов медицинского освидетельствования задержанных, подтверждающего факт опьянения. Свидетелей хулиганского поведения в парке тоже почему-то не нашлось. В итоге суд признал действия стражей порядка незаконными и отменил штрафы, выписанные полицией.

Если у тебя сережка в ухе, ты экстремист

Второй арест тоже был признан незаконным. Причём на суде стражи порядка мотивировали второй арест оппозиционеров тем, что они выглядели вызывающе и поэтому были похожи на экстремистов: Стригунков был тёмной одежде, похожей на военную, а Головков в тёмной шапке и с сережкой в ухе. В итоге столь «весомые» доказательства судья признал неубедительными и встал на сторону потерпевших.

Роман Стригунков также обратился в прокуратуру с просьбой провести служебную проверку в городском УВД. Прокуратура поручила руководству УМВД Белгорода провести эту самую проверку. Но полицейское начальство не обнаружило в действиях своих подчинённых никаких нарушений закона.

Парадокс в том, что суд нашёл в действиях стражей порядка противоправный характер, а руководство полиции его почему-то не увидело.

Роман Стригунков решил идти до конца и подал в суд иск, чтобы взыскать компенсацию за моральный ущерб. В иске он указал сумму в 100 000 рублей. Но судья оценил два ареста по двое суток и незаконные обвинения хулиганстве в 10 000 рублей. Деньги, понятно, выплатили не полицейские из своего кармана, а Министерство финансов, которое отвечает рублём за все действия правоохранителей.

На этом эпопея с преследованиями оппозиционеров не закончилась. Теперь только соберутся оппозиционеры на площадь, так к ним сразу полицейские с проверкой документов или еще с какими-то претензиями. Забрали в отдел, продержали там пару часов вроде как на законных основаниях — документы проверили и личность установили, хотя, вроде, и личности уже каждому стражу порядка давно известны.

— О какой свободе слова и свободном государстве может идти речь, если людям не дают ни митинг провести, ни жить спокойно? После акций вызывают к участковому для дачи объяснений, где и что я делал в такое-то время, предупреждают, чтобы я одумался и перестал выступать против власти. На работу меня не берут, потому что я в «чёрном списке потенциальных экстремистов». Я пытался устроиться на работу и в Белгороде, и в Москве в крупные компании, но после проверки службой безопасности мне каждый раз отказывали. Устраивался в разные мелкие организации без официального оформления. Но там сплошное «кидалово», а официальное трудоустройство теперь для меня практически невозможно, — рассказывает Роман Стригунков.

Активисты «Левого фронта» тоже попали под каток. У бывшего координатора белгородского отделения ЛФ Игоря Цевменко, который сейчас является членом КПРФ, в мае этого года сотрудники Следственного комитета РФ провели обыск в съемной квартире в Белгороде, где он живет вместе с другими студентами и в доме его родителей в Ракитянском районе. В доме семьи Цевменко нашли «боеприпасы». Ими оказались два боевых патрона, которые отец бывшего левофронтовца привёз из армии 27 лет тому назад. Дело передали в ракитянскую прокуратуру. Но после проверки закрыли, так как у подозреваемого не было умысла использовать эти патроны по назначению.

— Я ничему уже не удивляюсь, уже привык к тому, что домой приходят полицейские и что они периодически мешают нам проводить акции. Вот около года назад, когда в Москве прошёл очередной «Марш миллионов» мы вышли в Белгороде на пикет на Соборной площади. В это же время активист Дмитрий Климов, сторонник Навального, не состоявший ни в КПРФ, ни в ЛФ, вышел с плакатом «Жуликов и воров под суд!» на другую сторону площади. Ребята подошли к нему, чтобы сфотографировать парня с плакатом, и тут их схватили полицейские. Я пришёл на площадь, когда моих соратников уже повели в полицейскую машину. Меня тоже схватили и всех нас доставили в отделение, где продержали несколько часов и пригрозили оштрафовать на двадцать тысяч рублей за несанкционированное мероприятие. Полицейские заявили, что мы слишком близко подошли к пикетчику, и получился уже не одиночный пикет, разрешенный законом, а несанкционированная массовая акция, — рассказал Игорь Цевменко.

Чтобы избежать штрафов, участники обратились к депутату Мосгордумы, руководителю фракции КПРФ Андрею Клычкову. Он направил запрос от имени фракции в генпрокуратуру и в Следственный комитет с просьбой о проведении проверки в белгородском УМВД. Лишь после вмешательства депутата Мосгордумы была проведена проверка, и действия сотрудников полиции признали неправомерными.

Неудивительно, что после таких историй люди боятся выходить на митинги и вообще прилюдно высказывать своё мнение о власти, опасаясь потерять работу, которую крайне сложно найти в провинциальном городке. Поэтому многие чаще «митингуют» на кухне, среди друзей и знакомых, возмущаются высокими ценами, низкими зарплатами и растущими, как грибы после дождя особняками чиновников и олигархов.

Фото предоставлены автором

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня