Мнения

Симулякр Большой России

Илья Константинов о том, почему президент РФ вынужден лично инспектировать олимпийские объекты

  
10258

«Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами». (Ильф и Петров)

Непомерное внимание, уделяемое высшими руководителями России предстоящей сочинской Олимпиаде, настолько очевидно, что давно уже стало притчей во языцах. Вот и опять СМИ сообщают, что президент Путин вместе чуть ли не со всем правительством начинает тотальную инспекцию олимпийской инфраструктуры.

Очень своевременное решение, поскольку до Олимпиады остались считанные дни. А проверить состояние стадионов, лыжных трасс и трамплинов, кроме Владимира Владимировича, видимо, некому. И не потому, что в высших эшелонах власти нет больше людей, способных встать на лыжи и проинспектировать собственными ногами спортивные объекты. Их сколько угодно. Вот и премьер Дмитрий Медведев вместе с президентом опробовал горнолыжные трассы.

Трогательная картина, согласитесь: безлюдный снежный склон, тишина, только где-то далеко в горах грохочут лавины. И по этому белоснежью, виртуозно управляя тренированными телами и лыжами, легко скользят два человека — ОН и он. В голове невольно начинают звучать задушевные визборовские аккорды: «И надеясь на старого друга и горные лыжи, я еще пребываю на этой пустынной земле».

Но беда в том, что эта земля действительно пустынна: Махатма Ганди давно умер, Нельсон Мандела тоже покинул свой осиротевший народ. На лыжах, положим, можно покататься с Медведевым. А поговорить? Поговорить не с кем.

И доверять никому нельзя, поскольку со времен Карамзина главная характеристика российского бытия укладывается в одну фразу: «Воруют». Разумеется, воруют не так, как в конце восемнадцатого века. И масштабы несопоставимы, и цели совсем другие.

В те патриархальные времена воровали чтобы блеснуть перед знакомыми парижскими туалетами или шикарным выездом. В наши дни воруют из принципа. По убеждению. Поскольку если не воруешь, значит — лох. А лох, по мнению «распальцованной» российской элиты, это существо, от которого даже Бог отвернулся.

Здесь можно было бы пространно порефлексировать на тему неожиданных параллелей с теорией божественного предопределения Кальвина, с которой, говорят, и начал формироваться дух капитализма. Но у старых протестантов знаки избранничества — вера и праведное преуспевание. А у новых российских — цинизм и безудержное воровство. Кто знает, может быть на Среднерусской возвышенности назревает новая «Реформация», плодам которой через пару веков ужаснется уцелевшая часть человечества?

Впрочем, мы слишком уклонились от темы. В сухом остатке: кроме президента инспектировать олимпийские объекты некому. Так же, как некому больше проверить, как устраняются последствия паводка в Хабаровском крае, как ловят террористов в Волгограде, как строят дома и выплачивают пенсии.

Но, почему такое внимание именно Олимпиаде? Ведь вся Россия — непаханное поле для приложения президентских усилий. Взять хотя бы федеральную трассу Москва-Санкт-Петербург, об ужасающем состоянии которой докладывал еще Радищев. Ан нет! Это для Путина объект слишком мелкий: ни президентские кортежи, ни «мерседесы» и «майбахи» высоких зарубежных гостей через Вышний Волочок не поедут. А простой финский дальнобойщик — такой же лох, как и мы с вами.

Не знаю, может быть Владимир Владимирович и мечтает сделать что-нибудь действительно полезное для своего народа. Да не может — боится прослыть популистом. А это, знаете ли, даже Цезарю не простили (говорят, слишком щедро чернь одаривал).

Вот и остаются саммиты, Олимпиада. Ну, может быть еще чемпионат мира по футболу. То есть — мероприятия, которые теоретически могут посетить «приличные люди». Те, кто сами не воруют (по мнению братанов) только потому, что многие поколения предков, начиная с какого-нибудь Рагнара Кожаные Штаны, награбили на сотни лет вперед.

Это, согласитесь, настоящее комильфо: «Не ворую, поскольку складывать некуда». Наши братаны истово надеются, что их внуки или правнуки так же будут разъезжать по миру с честными мордами, заниматься благотворительностью и председательствовать во всевозможных международных комитетах.

Ошибочка вышла. Неграмотный язычник Рагнар был прост, как рукоятка его секиры. Какой с него спрос? Вы же — пооканчивавшие университеты и высшие школы КГБ — мракобесы и циники. Называете себя «христьянами», хоть и креститесь с левой руки. Никакие офшоры не помогут вам отмыть наворованные миллиарды. Единственный способ для вас стать международно «рукопожатными» — отсидеть лет 10. Как Ходорковский. Тогда — может быть.

Но этот путь — не для вас. Поскольку за неимением души вы признаете только тело. А отсидка может повредить сей драгоценный сосуд (спорт, хорошая медицина и здоровый образ жизни). Остается только мечтать — мечтать о высоком. Почему бы не построить самый большой в мире трамплин?

Конечно, британская королева на его открытие не прилетит. Но может быть пожалует ее мажордом. Или хотя бы его секретарь.

Старайтесь, господа, старайтесь, кто-нибудь из «приличных людей» да приедет. И, может статься, даже подаст вам руку.

Примерна такова психологическая подоплека болезненной тяги к «Большому стилю», наблюдаемой у верхушки российской элиты (дворцы, мосты на необитаемые острова, олимпийская гигантомания).

Заранее прошу прощения у искусствоведов, которых, наверное, покоробит использование термина «Большой стиль» применительно к горнолыжной трассе. Знаем, знаем, читали, читали… Но будьте снисходительны и обратите внимание, что я старательно использую кавычки.

Говорится же о сталинском «Большом стиле»! Иосиф Виссарионович московский университет построил. Величественное, хотя, на взгляд некоторых, и несколько помпезное здание. А метрополитен какой отгрохал!

Нет, такие университеты нам не нужны, поскольку дети (это дети — кого надо дети) учатся за границей. А на метро «приличные люди» вообще не ездят. Для поездок по городу «мигалки» существуют. Да и вообще лохам красоты архитектуры ни к чему. Если приспичит, пусть сьездят на экскурсию по Рублевке.

Если уж возводить памятники эпохи, так это должно быть что-нибудь этакое, куда мажордома не стыдно пригласить. Вот в этом направлении и работает кипучая мысль архитекторов новой России.

Ну, а что все эти усилия выглядят пародией на достижения предков — что поделаешь. Симулякр он и в России — симулякр.

Симулякр Большой России.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня