Мнения

Холодная Эллада

Кризис в Греции глазами нашей соотечественницы

  
4156

Незадолго до новогодних праздников корреспондент «Свободной прессы» побывал в Греции, где встречался с различными людьми — политиками, представителями радикальных движений, священниками, выходцами из СССР, перебравшимися на землю Эллады после распада Союза. Сегодня мы публикуем рассказ гречанки, бежавший из Грузии на историческую родину в смутное время — в начале 90-х годов прошлого века.

«Меня зовут Елена, я родилась в Грузии. Греки у нас там появились во времена Екатерины II, которая пришла на помощь Грузии, воюя против Турции.

Во время русско-турецкой войны греки в Турции начали помогать русским, но в конечном итоге наши земли остались под турками. Когда русская армия отступила, турки начали вырезать нас, и Екатерина помогла нам переехать на территорию Российской империи. Грекам выделили участки земли в Грузии, Крыму и где-то ещё. Грузия нам предоставила Цалкский район, это сто километров от Тбилиси. Как в России преступников выселяли в Сибирь, так в Грузии в своё время опальных князей высылали в наш район, который находится в горах.

У нас там всегда было русское образование, по-грузински мы не говорили. Но и на греческом тоже — этот язык сохранился у нас в районе лишь в четырёх деревнях. Дело в том, что их предки в Турции жили далеко в горах. Когда турки начали притеснять греков, то они требовали: вы или язык должны потерять, или христианскую веру. Те, что жили на равнине, старались сохранить христианство, но им запрещалось разговаривать на греческом языке, и они его постепенно утратили. Но жившие в горах, сумели сохранить и язык, и христианство. Переселившись в Грузию и поселившись там тоже в отдалённых местах, они сумели сохранить свой язык.

Грузинский язык нам преподавали как английский, один раз в неделю. Грузины с нами всегда общались на русском. Продожать образование мы все уезжали за пределы Грузии.

Когда я только пошла в школу, там преподавали греческий язык как иностранный. Но потом преподавание греческого у нас запретили. А после того, как я окончила школу, его снова ввели. Но теперь, когда большинство греков уехали, это уже потеряло всякий смысл. Там всё перешло на грузинский, от русского не осталось и следа. В нашем районе поселились аджарцы и сваны.

При СССР я получила среднее медицинское образование, окончила училище в Шатуре, Московской области. Работала диетологом в больнице.

В 90-х годах в Грузии было страшно, шла война. Жутко было даже ехать в город, там ходили автоматчики. Однажды, во время противостояния Шеварднадзе и Гамсахурдии, я в аэропорту Тбилиси попала под обстрел. В другой раз мне наставили в горло автомат. У меня появился страх, я не могла успокоиться. Хотя там, где мы жили, было относительно спокойно, но и у нас уже начиналось брожение.

Я уехала из Грузии в 1995 году. Зарплата там была очень маленькая, и содержать своих родителей я не могла. Торговать, как другие, я не умею. Мои двоюродные и троюродные родственники уже были здесь, в Греции, и они сказали: в России у тебя никого нет, приезжай сюда, мы тебе поможем. Я решилась и выехала.

Как живу сейчас? Тяжело живу. Все знают — в Греции кризис. Моя мать получала пособие по старости. Некоторые говорили, что это помощь ЕС, другие — что это просто государственное пособие старикам, которым более 65 лет. Моя мать начала получать в своё время 180 евро, потом её пенсию увеличивали, последние два года она получала 340 евро. Кроме того, тем, кому больше 65 лет, давали медицинскую страховку.

Но с января прошлого года выходцам из бывшего СССР — Грузии, Казахстана, перестали выплачивать пенсию. Но не всем сразу, чтобы народ не взбунтовался. Моя мать получала деньги до октября. А отец моей подруги не получает её еще больше, а ему 92 года. Причём пенсию не уменьшают, заметьте, а полностью прекращают выплаты. В отличие от местных греков, которым пенсию лишь урезают.

Мы живём вместе — я, сестра и мама. Сестра без работы уже два года. Магазин, где она работала, закрылся, другой работы она найти не сумела.

Я работаю одна на неполный рабочий день горничной в дешёвой гостинице. Получаю 600 евро, это на троих.

Мы хотим работать, но не находим ничего. Раньше я могла идти на вторую работу, сейчас это невозможно. Закрываются организации, магазины, фабрики. У меня квартира куплена на государственный, то есть несколько льготный кредит, который давался этническим грекам-репатриантам, которые приехали в Грецию. Окончание кредитного договора в 2024 году, каждые полгода надо выплачивать 1750 евро. Свет и вода становятся всё дороже. На жизнь совсем ничего не остается. У нас, кстати, многие продукты дороже, чем в Западной Европе. Например, молоко или рыба, хотя ловят её тут. Сегодня мне помогает сестра с Украины, которая присылает оттуда маме одежду.

А ведь есть семьи, где вообще всё остановилось. Мои подруги уехали в США, они там присматривают за старушкой и получают за это деньги. Они зовут меня с собой, но я не могу, у меня на руках престарелая мать.

Когда мои знакомые ездят в Грузию, то возвращаются с разными впечатлениями. Кто-то видит перемены к лучшему, но большинство сталкиваются с той же бедностью, что и у нас.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня