Мнения

Иллюзия политического присутствия

Наталья Холмогорова о русском движении

  
4203

Основная проблема русского национального движения в России — та, что его нет.

Сейчас, по сравнению с украинским национальным движением, которое есть, мы особенно четко ощущаем разницу. Но вообще-то это было хорошо заметно и раньше.

За двадцать с лишним лет работы, при больших объективных предпосылках к развитию русского национализма, при том, что и бытовой национализм, и гражданская активность у русских в последние годы становятся мейнстримом — русское национальное движение как организованная политическая сила так и не сложилось.

Его нет.

Есть интеллектуалы, двигающие теорию (и слава богу, что есть хотя бы это). Есть отдельные энтузиасты, которые на своих участках занимаются какими-то локальными проектами (и молодцы! — но ведь это еще не политика). Есть «правая субкультура» — люди, для которых исповедание радикально-националистических взглядов является формой досуга. Есть молодежь, жаждущая борьбы, опасностей и приключений… впрочем, ее уже почти нет: либо сидит, либо отсидела и остепенилась, либо посмотрела, как сажают товарищей, и тоже предпочла остепениться. Есть «лидеры»: буйные, желающие бессмысленного и беспощадного пиара (они либо быстро садятся, либо получают по голове и становятся тихими), и тихие, желающие сохранить свое место в маленьком-маленьком пруду «несистемной оппозиции». «Лидеры» в кавычках, потому что на самом деле они никем или почти никем не руководят и не управляют.

Еще есть «внутренняя оппозиция», основное занятие которой состоит в критике этих лидеров. Проблема ее в том, что сама она ничем их не лучше, и даже наоборот.

Есть «политтусовка» — мелкие группки активистов, ветром колеблемых, активных (особенно в плане поговорить — с деятельностью у них гораздо хуже), но совершенно безответственных. В сущности, такая же субкультура.

И все.

Эта неадекватность может быть не очень заметна в обыденной жизни: вроде есть и люди, и организации, вроде какое-то копошение идет, даже Русские Марши каждый год проводятся (из года в год собираемся, проходимся, расходимся — афигенная причина гордиться собой)… Но бросается в глаза в ситуациях более или менее экстремальных, когда «надо что-то делать». Вот тут и выясняется, что делать-то некому.

Что с этим делать — не знаю.

Я себя чувствую, как военврач в капитанском примерно звании, который поднял голову от операционного стола, огляделся… и вдруг видит, что никакой армии вокруг него нет.

Честно говоря, я в отчаянии.

Выход, наверное, только один: «Делай что должно, и будь что будет».

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня