Мнения

Есть такая профессия…

Максим Велецкий о пацифизме либералов

  
7682

В последнее время, в связи с ситуацией в Крыму, появилось громадное количество высказываний, суть которых сводится к следующему: «Вы, ура-патриоты, любители аннексий и введения войск, — такие смелые, потому что сами воевать не будете! Если вы хотите новых территорий, то что же вы сидите по домам? Езжайте в Крым и воюйте сами. А если вы еще не там, то не смейте одобрять войну — пожалейте матерей тех мальчиков, которых Россия отправила на территорию чужой страны».

Либеральные СМИ просто наводнены подобными окриками, сделанными по одному грубому шаблону и множащимися день ото дня.

Просто удивительно, какие наши либералы стали сердобольные — им вдруг стало жалко русских «мальчиков». Когда реальных русских мальчиков режут мигранты и уроженцы южных регионов — либералам не жалко. Когда реальные русские мальчики мрут пачками от афганского героина, привозимого теми же мигрантами — либералам наплевать. А когда этих мальчиков, у которых от уколов нет на теле живого места, пытаются принудительно лечить (как эти делали Ройзман и Бычков) — либералы поднимают истерику и включают свою старую шарманку про «концлагеря». Им плевать, что на принудительное лечение своих детей отправляют доведенные до отчаяния матери, у которых эти самые мальчики выносят из дома все, что только можно обменять на наркотики. Вы помните, что писали на этот счет наши пацифисты? «Каждый человек имеет право сам решать, травиться ему или нет», «Нельзя лишать человека свободы против его воли» и все в таком роде. Плевать они хотели на «мальчиков» и на «матерей». Либерал лицемерит.

К «мальчикам» мы еще вернемся обязательно, а пока рассмотрим вышеприведенный чудесный вопрос: «Чего же вы сами не воюете, если такие патриотичные?» Вопрос мне очень нравится. Давайте подумаем над ним, отвлекшись от него.

Допустим, некий журналист (либо просто блогер) пишет о том, что в России плохие дороги. О том, как это плохо и как нужно, чтобы их строили хорошо. Я полагаю, такому смельчаку нужно задать несколько вопросов: «Сам-то ты, мил человек, хочешь в редакции своей сидеть да кофеек попивать, а делает дороги пусть кто-то другой, да? Пусть кто-то другой кладет асфальт под палящим солнцем и обильным дождем. Пусть кто-то другой набивает мозоли на руках и ногах, так? А чего бы тебе самому не пойти на укладку дорог? Не хочется? А раз не хочется, сиди и молчи, кухонный любитель хорошего асфальта».

Журналист берется за другую тему — пишет о необходимости бороться с уличной преступностью, ибо уже из дому вечером выйти нельзя. Кухонный патрульный, будь он неладен! Пусть сам поймает парочку криминальных элементов да сдаст их властям. Хотя нет, этого мало. Пусть сам проведет следственные действия, соберет доказательную базу, оформит дело, передаст его в прокуратуру и при этом пусть сам охраняет преступника. А почему нет? Хочешь безопасности — обеспечь ее сам, а если ты не готов рисковать жизнью и здоровьем, отлавливая преступников, так не призывай к этому сотрудников полиции, простых мальчиков. Подумай об их матерях. У полицейских тоже ведь есть мамы…

Я мог бы еще поюродствовать, ну да хватит. Смысл, надеюсь, ясен.

Любой либеральный журналист прекрасно знает, что нет и не было в Крыму никаких «мальчиков». В Крым были введены подготовленные взрослые здоровые мужики. Профессиональные военные. Их подготовка была на таком столь уровне, что они смогли взять полуостров без единого выстрела. Тьфу-тьфу.

У них такая работа. Точнее, такая служба. Они за это деньги получают. Их за это кормят, одевают, обеспечивают жильем, медицинским обслуживанием и вполне приличной пенсией в том случае, если они до нее доживут. А если не доживут, то их семья получит поддержку от государства. Они не кладут кирпичи, не пишут книги, не монтируют фильмы, не создают компьютерные программы, не водят поезда. Не сеют, не торгуют, не строят, не учат, не лечат. Ничего не производят, но получают за это деньги и социальные блага. За это от них требуется только одно — в случае военных действий профессионально воевать. Они такую профессию выбрали сами.

Потому все разговоры в духе «хотите Крым — езжайте и воюйте» мне отвратительны. Они нелогичны и лицемерны. Я лично хочу, чтобы Крым вернулся в Россию. И если для этого нужны войска, пусть будут войска. Я не профессиональный военный, я этому не учился, мне за это не платят. Пусть воюют те, кому за это платят. Ровно так же, как дороги кладут те, кому за это платят.

Никто не знает, как сложится ситуация с Крымом. Некоторые военные могут погибнуть. Хочется надеяться, что их квалификация позволит им остаться в живых. Если нет, то увы. Риск для жизни — это естественная издержка профессии военного. Как и профессии пожарного, полицейского или спасателя. И мы требуем, чтобы спасатели спасали, хотя при этом они могут погибнуть. Мы требуем, чтобы пожарные вытаскивали людей из пламени, хотя это для них небезопасно. И также мы требуем от военных, чтобы они воевали и защищали национальные интересы страны и народа. Хотя у всех есть матери.

Воссоединение русской нации — это наш национальный интерес. И пускай его отстаивает тот, кто это делать обязан — русский военный. А кликушество и фарисейство либералов, их плаксивые причитания и подвывания пусть останутся на их же совести. Если только нет абсурда в соседстве понятий либерализма и совести в одном предложении.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня