Мнения / Кризис на Украине

Крым как Крымск

Сергей Морозов отвечает Олегу Кашину

  
3306

В Крыму я никогда не был. И вряд ли побываю.

Для меня Крым как другая планета, Венера, или Сатурн, далекая, таинственная, легендарная. Он где-то там, как истина в «Секретных материалах».

По большому счету, для меня нет разницы никакой — российский он, украинский, или, может, даже свой собственный. Мне от этого не тепло и не холодно. Но не потому, что я такой бездушный или политически индифферентный. Просто, я думаю, что они — народ башковитый, сами разберутся, без моего участия, что им надо, а что нет, как жить и что делать. На месте, как говорят, виднее.

От того, что Крым присоединится или нет к России, меня не прибудет и не убудет. Мы и так большие. Толще не станем, пара граммов сброшенного веса от того, что поделимся с ближним, роли не играет.

Я как жил, так и жить буду. Пусть не пугает Акунин большими расходами. Денег у меня никогда не было, терять мне особо нечего, а картошка в магазине с начала года и без всякого Крыма вдвое подорожала.

Империи же в 17 году рухнули вместе с императорами и представляют сейчас интерес исключительно для игроков серии «Total War» и ошалевшей от безделья патриотической интеллигенции.

Поэтому весь крымский вопрос лежит для меня, простого российского жителя, не в политической и не в экономической плоскости, а в плоскости исключительно абстрактной, этической. Ну, вот, в духе дилеммы: у соседа беда, наводнение, и надо решить — помочь ему в беде или нет, поддержать или так, бросить, глядючи потом с интересом за его последующими страданиями.

Именно у соседа. Лозунг «своих не бросаем» звучит, по меньшей мере, странно. Двадцать два года кидали, а тут надо же, перестали.

Караул устал?

«Свои» крымчане для меня в том же смысле, каковы любые люди, абстрактно попавшие в беду и теперь ищущие для себя, своих детей и близких лучшей доли («Сами потянуть воз забот пока не в силах, помогите, люди добрые!»)

С этой точки зрения, отчего бы не помочь, если просят? Мы — добрые, а доброго человека должно быть много. Мы — простые, к нам и тянутся. Не к Америке же.

Ну и как погонишь, ведь старики, женщины, дети. Мы же за гуманизм, нас ведь этому учили, и в советской школе, и в нонешней.

Поэтому «Операция «Крым» для меня, это не военная и не геополитическая операция. Она гуманитарная.

Помните, как собирали деньги, как ехали помогать нашим крымчанам два года назад, в Крымск, Краснодарский край. Там власти не справились.

Здесь то же самое. Только украинский поток оказался не водным, а политическим. Не справились власти не местные, а самые главные, верховные.

И вполне естественно желание политически затонувших жителей, обратиться за помощью к тем, кто как думается им, не бросит их на растерзание разбушевавшейся политической стихии с одной стороны, и политическим мародерам — с другой.

Фото: ИТАР ТАСС Джапаридзе Михаил/EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня