Мнения

Суд специального назначения

О человеческом факторе в резонансном решении Международного арбитражного суда в Гааге по «делу ЮКОСа»

  
13294
Суд специального назначения

Несколько дней назад, как известно, «дело ЮКОСа» было выведено из летаргического сна, в котором оно — по крайней мере, публично — пребывало последние годы, несмотря на периодические пробуждения в виде решений той или иной инстанции. Возвращение дела на передовицы мировых СМИ получилось крайне эффектным: Гаагский суд присудил акционерам Group Menatep Limited беспрецедентную компенсацию в размере 50 млрд долл., признав Российскую Федерацию виновной в экспроприации ЮКОСа.

На волне закономерно развернувшихся дискуссий о том, насколько решение оправданно, стоит ли России выплачивать такую сумму и какие у акционеров ЮКОСа есть инструменты по принуждению страны к выплате «живых денег», несколько затерялся вопрос о том, как и кем вообще было принято такое решение. Как представляется, затерялся незаслуженно.

В соответствии с правилами, принятыми в гаагском суде, дело «Бывшие акционеры ЮКОСа против РФ» рассматривали три судьи. Два арбитра традиционно назначаются противоборствующими сторонами, третий — избирается двумя ставленниками сторон и чаще всего занимает пост председателя судебной комиссии. Такой принцип, отметим, часто применяется в третейских инстанциях, обращение к которым широко распространено на Западе. Отметим и то, что назначение арбитра одной из сторон не подразумевает, что судья должен отстаивать позицию этой стороны (или вообще что-то ей должен).

Как бы то ни было, все арбитры были назначены довольно давно — еще до начала 2008 года. Представителем ЮКОСа сначала был избран американец Дэниэл Прайс, однако в «связи с переходом на другую должность» (какую — см. ниже) он был заменен на швейцарца Шарля Понсе. Представителем России был избран американец Стивен Швебель, третьим — независимым — участником арбитражной комиссии стал канадец Ив Фортье.

Иными словами, если говорить несколько высокопарно, судьбу России в этом процессе вершили граждане крайне агрессивно настроенных к Москве в последние месяцы США и Канады, а также представитель Швейцарии. Последняя, скрепя сердце, публично поддерживает политику Евросоюза в отношении России, однако к числу сторонников санкций все же не относится. Тем не менее, карта «человеческого фактора» критиками принятого решения в России пока не разыгрывается.

Причин этому несколько, и каждая, следует признать, безупречна. Во-первых, как указано, американец С. Швебель был назначен членом арбитража по ходатайству российской стороны. Таким образом, любые претензии к нему — это, в общем, претензии и к России. Во-вторых, судья международной арбитражной инстанции — в теории человек без национальности, а точнее, человек «наднациональный». В-третьих, американец С. Швебель и канадец И. Фортье — патриархи юридического мира, а С. Швебель и вовсе может быть причислен к его (юридического мира) иконам и легендам. Обвинять фигур такого масштаба в ангажированности непросто.

Тем не менее, апеллируя сухим языком фактов, стоит отметить, что заокеанские арбитры «дела ЮКОСа» к дипломатическим кругам своих стран весьма и весьма близки.

85-летний Стивен Швебель в 1961—1981 годах трудился в Госдепартаменте США, где успел поработать даже с легендарным Генри Киссинджером. В качестве члена различных судебных инстанций (в частности, в 1997—2000 годах являлся Президентом Международного суда ООН) участвовал в рассмотрении межгосударственных споров, например, между Пакистаном и Индией, Австралией и Японией, Колумбией и Никарагуа, а также рассматривал конфликт с участием малазийского правительства. Не меньший послужной список у юриста и по линии государственно-частных конфликтов, например, между Turkish Telecoms и правительством Казахстана. В 1994—2010 годах был президентом Административного трибунала Международного валютного фонда. В 2005 году был назван журналом The American Lawyer № 2 в списке 10 ведущих третейских судей мира.

78-летний Ив Фортье в 1988—1992 годах являлся Постоянным представителем Канады в ООН, в том числе работал в Совете Безопасности ООН, а в 1989 году даже был назначен Президентом Совбеза. Еще в 1984 стал кавалером Ордена Канады (второй по важности орден страны после ордена «За заслуги»). В августе 2013 года был назначен членом Комиссии по надзору за органами безопасности Канады на пятилетний срок.

«Юный» по меркам комиссии по «делу ЮКОСа» швейцарец Шарль Понсе (67 лет) заменил Д. Прайса, который во время рассмотрения дела перешел в Администрацию Дж. Буша-младшего. Ш. Понсе имеет впечатляющий опыт работы, в том числе в Лондоне и Вашингтоне, однако большую часть карьеры провел в родной Швейцарии и на фоне опыта своих маститых коллег все же несколько теряется. Что, понимая жесткую иерархичность, присущую миру юристов, нельзя не учитывать. Иными словами, голос Ш. Понсе его коллегами мог быть и не услышан (хотя решение о компенсации в размере 50 млрд долл. было принято всеми судьями единогласно).

В свете этих фактов, даже не формулируя прямой ответ на вопрос о том, было ли решение Гаагского суда политизированным, невозможно не замечать широких возможностей Канады и США для работы с судьями, рассматривавшими «дело ЮКОСа». Стоит также отметить, что для возрастных С. Швебеля и И. Фортье решение по делу, рекордное в части присужденной компенсации (предыдущий максимум для Гаагского суда — 1,2 млрд долл.) — достойное завершение выдающейся юридической карьеры, подлинный шаг в историю. И великолепная услуга для Вашингтона и Оттавы.

Фото: ИТАР-ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Анатолий Баранов

Главный редактор ФОРУМ. мск

Александр Шершуков

Секретарь Федерации независимых профсоюзов России

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня