Мнения

Из жизни «нацменьшинств»

Владимир Линдерман о том, что ждет русских Украины, если националисты победят

  
12419
Из жизни «нацменьшинств»

Павел Губарев сообщил на своей странице в ФБ, что в школах Славянска отменили русский язык как предмет, теперь вместо русского — немецкий. Информация подтверждается и несколькими беженцами из Славянска. Для жителя Латвии в этом нет ничего удивительного, наоборот — все до отвращения предсказуемо. Выдавливание русского языка из системы образования — не эксцесс, не «перегибы на местах». Тотальная дерусификация — это, можно сказать, сама суть, смысл существования большинства постсоветских государств.

Дерусификация происходит даже там, где лидеры стран не являются русофобами, что уж говорить о Латвии, Эстонии, Украине… Русские жители Украины, поддерживающие АТО, воюющие в украинской армии и территориальных батальонах, не понимают, что роют себе могилу. Пишу эту статью специально для них, чтобы в их головах возникли очертания будущего, которое их ждет в случае, если они «победят».

В Латвии существует два типа общеобразовательных школ: латышские и школы нацменьшинств. Более 90% школ нацменьшинств — это, по сути, русские школы, есть также польские, литовские, еврейские, украинские и т. д. В латышских школах русский язык не является обязательным предметом, включенным в программу, его можно изучать только факультативно. Результатом стало повальное незнание латышской молодежью русского языка. На бытовом уровне это привело к проблемам с трудоустройством: без знания русского трудно найти работу в стране, где русский язык является родным почти для 40% населения. Плюс бизнес с Россией, где тоже без русского не обойтись.

Но я сейчас не о быте, а о политике. Молодежь, не знающая русского языка, отрезанная от русской культуры, стала лакомой добычей радикальных латышских националистов. Типичный националист нового типа — это уже не брюзжащий в очереди старикан, недовольный тем, что русские лузгают семечки на улице. Нет, это молодой человек, как правило, студент или школьник старших классов. Мои знакомые, которые учатся в университете, рассказывают, что их латышские сокурсники по политическим предпочтениям делятся на две основные группы: аморфные европеоиды и фанатичные нацики. И те, и другие настроены антирусски. Разумеется, есть исключения, но они лишь подтверждают правило.

Таким образом, латышская общеобразовательная школа, из которой изгнали русский язык, стала инкубатором по выращиванию радикальных националистов. Теперь — о русской школе.

Все делалось постепенно. Поначалу латышский язык внедрялся в русские школы под вроде бы благовидным предлогом: «русские школьники должны учить латышский язык». Действительно, возразить трудно: государство фактически двухобщинное, двуязычное, разумно и желательно, чтобы все жители страны знали оба языка. Никто особо и не возражал против такого подхода.

Но вскоре произошла «маленькая» коррекция. На смену «русские школьники должны учить латышский язык» пришло «русские школьники должны учиться на латышском языке». То есть, уроки алгебры, химии, истории и проч. должны вестись на латышском языке. Русский учитель и русские ученики должны, мучаясь от напряжения, общаться в ходе урока по-латышски.

С наскока внедрить такую систему не удалось, русские оказали сопротивление. В 2003—2004 гг. Штабу защиты русских школ удалось вывести на демонстрации протеста большое число людей, и власть слегка струхнула. Итогом противостояния стал компромисс: 60% предметов изучаются на латышском языке, 40% - на родном (русском). Понятно, что на практике норма 60/40 не всегда соблюдается. Голь на выдумки хитра, придуманы способы, как эту норму обойти… Но все эти партизанские хитрости лишь тормозят процесс дерусификации образования, остановить его они не могут.

Сейчас правительство поставило новую цель: поднять планку с 60 до 80 проц., т.е. уже 80% предметов в русской школе должны преподаваться на латышском…

Националисты рассуждают просто, без затей. Какую-то часть русских детей удастся таким способом латышизировать — отлично. А русские семьи, возмущенные такой системой образования, просто уедут из Латвии вместе с детьми — тоже хорошо.

Возвращаюсь к тому, с чего начал. В случае победы киевской хунты, «ползучая» дерусификация Украины превратится в открытую и агрессивную. Конечно, дерусифицировать страну, где более 80% жителей считают своим родным языком русский (исследование института Гэллапа, 2007 г.), задача не из простых. Но националистов, поверьте, трудности не испугают. Ведь для них это не какая-то побочная цель, от которой можно отказаться ради чего-то более важного, для них это — смысл существования.

… Знакомая семья отдала дочку в латышский детский сад. Дочка пришла домой, плачет: «мама, я не хочу быть креветкой!» Что еще за «креветка»?! — не поняли родители. Потом сообразили: krieviete — «русская» по-латышски. Просто латышские дети называли ее «русской», скорей всего, никакого обидного смысла не вкладывая. Но ребенок инстинктом почувствовал свою второсортность…

Я смотрю ролики, где русские парни в форме с украинскими нашивками, гордые собой, рассказывают, как они едут громить путинских «москалей». И мне хочется им сказать: пройдет пять или десять или пятнадцать лет, и твоя дочь или сын скажут тебе, что они не хотят быть русскими. А если твоей старой матери или отцу понадобится написать бумагу в какое-нибудь госучреждение, то писать придется на мове, потому что документы на русском от населения принимать запретят. И даже исчезнут аннотации к лекарствам на русском языке. Конечно, кто из них сейчас в это поверит…

Фото: ИТАР-ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня