Мнения

Проступили хари

Олег Кашин отвечает на письмо, адресованное не ему

  
19428
Проступили хари

Письмо из Киева, адресованное во всех смыслах не мне. Что не я формальный адресат письма — это полбеды, письмо открытое, опубликованное, и каждый читатель может считать адресатом и себя тоже, но даже это меня скорее не касается, с автором мы поссорились (он поссорился со мной) еще в феврале, когда я был в Крыму, и он счел это моим соучастием в аннексии полуострова. Стандартная ситуация, на которую можно было не обращать внимания, но для меня это не тот случай; разные люди значат для меня разное, и этот конкретный автор значит для меня много. Не хочу упоминать имен и давать гиперссылок, это сбивает, но из московских политэкономических журналистов второй половины нулевых я как читатель (лично мы были знакомы только в социальных сетях, так-то не виделись никогда) его выделял как, может быть, самого выдающегося, самого умного, ну или, хорошо, одного из самых выдающихся и умных, одну из верхних строчек моего личного читательского рейтинга.

В 2010 году он попал в очередную волну журналистской миграции из Москвы в Киев, остается там до сих пор, и, вероятно, это даже вопреки его желанию придает его восприятию российской реальности некоторые особенности — из Киева в любом случае что-то видится хуже, но что-то и лучше; я не готов называть его украинским журналистом и читаю его письмо, адресованное не мне, с тем же вниманием, с которым я читал его статьи пять лет назад. И вот что он, в частности, пишет, вот с чем я хочу немного поспорить: «Такого крушения мира еще не было на памяти нашего поколения. Славное крушение, громкое. Наша с вами Россия, захваченная выходцами из преступной организации — КГБ, предстала вдруг во всей своей нечеловеческой красе. Не в первый раз, конечно, но — не дай бог один раз увидеть. И дело даже не в том, что страна наша с матом и русским авось поперла на Запад, учинив для разминки proxy war с „братским“ народом. Просто на месте того, что раньше казалось вполне нормальными лицами, проступили хари, рыла и морды народа-богоносца по фасону 1917-го. Внезапное превращение россиян в агрессивных и кровожадных скотов — пожалуй, самое большое мое потрясение во всей этой истории».

Я процитировал эти строчки у себя в твиттере, и читатели мне сразу же пишут — «Ну назови имя козла, написавшего это… Давайте втопчем его в дерьмо. Это будет адекватная реакция», — то есть буквально все по тексту, «проступили хари», кто хотел доказательств правоты автора письма, тот может получать их в реальном времени. Уровень, назовем это так, вербальной кровожадности россиян за последние год-два действительно вырос, «втопчем в дерьмо» — это еще гуманное предложение, чаще сразу пишут, что давайте убьем, и даже тот факт, что обычно никто никого все-таки не убивает — это слабое утешение, потому что между словами и делами всегда существует какой-то временной зазор, и мы просто, скорее всего, сейчас в этом зазоре и живем, он когда-нибудь кончится. Угрозы любого рода, которые не были нормой десять лет назад, нормой уже стали, и когда-нибудь нормой станут и действия, пугающие нас сегодня. «Читатели сожгли заживо автора не понравившейся им статьи».

Обнажаются, обнажаются хари, но харя харе рознь. Незнакомый тинейджер, обещающий в социальной сети меня убить — я давно не обращаю на таких тинейджеров внимания, мне до них нет дела. Но вот тот как раз московско-киевский журналист, недовольный «харями, рылами и мордами» — он такими же, принятыми теперь в соцсетях агрессивными словами реагировал на мою поездку в Крым, его слова ненависти по отношению ко мне — они что, имеют другую природу, чем слова ненависти ура-патриотических обывателей? Нет, природа та же, и перед озверением, пока вербальным, равны все — и тинейджер из «Вконтакта», и московский журналист из Киева. Заразные болезни не различают, кого заражать.

Удобно говорить о народе в третьем лице. «Народ дичает», ок, кто ж спорит, но я не уверен, что так бывает, чтобы дичала только какая-то одна часть народа, а другая, пусть даже и интеллигенция, оставалась бы при этом неодичавшей. Когда в доме не работает канализация, в одно и то же ведро будут ходить и работяга, и профессор. И если профессору при этом придет в голову тыкать пальцем в работягу — посмотрите на него, в ведро гадит, — профессора можно будет назвать идиотом. А вдвойне идиотом профессор будет, если ему придет в голову обвинять работягу в том, что канализация не работает, особенно если все дело в аварии на центральной станции в десяти километрах от страдающего дома.

В условиях, когда власть никак не зависит от общества, от избирателей, от налогоплательщиков, на власть ложится ответственность за все, и за общественные настроения тоже. Так называемое общественное мнение в России навязывается сверху, через пропаганду, через силовой аппарат. Телевидение сказало обществу: «Общество, ты придерживаешься традиционных ценностей, ты агрессивно, гомофобно и антизападно». У общества при этом заткнут рот, оно не в состоянии ни согласиться, ни поспорить. Не свинство ли в такой ситуации обвинять общество в том, что у него такое мнение? По-моему, свинство. Тот, кто говорит, что сегодняшняя российская власть адекватно отражает желания и настроения общества, тот оказывается союзником российской пропаганды — это ведь она утверждает то же самое.

Дай народу волю, он сам начнет убивать и унижать всех налево и направо — это популярная точка зрения, и люди, придерживающиеся ее, готовы приводить многочисленные конкретные примеры. Тесак, «СтопХам», антинаркотические рейды, нацистские группировки, православный активист Энтео и много чего еще. Но каждый раз выясняется, что за спиной каждого такого образцово-показательного упыря стоит тихий куратор из государственных или окологосударственных структур. Внимательно следя за самыми одиозными проявлениями этого нового «гражданского общества», я не видел еще ни одного активиста такого рода, который на поверку оказывался бы не провокатором, работающим на власть. Тот же Тесак — состоялся бы он как явление, если бы его не рекламировал LifeNews и если бы ему не помогали его друзья и подруги из Росмолодежи? Вы, конечно, можете сказать, что да, состоялся бы все равно, только это будут пустые слова — мы не видели Тесака без LifeNews, мы не можем проверить. Корректно ли называть Тесака выразителем мнения большого числа россиян? Нет, некорректно, даже поклонники Тесака узнали о нем из восторженных сюжетов пропагандистских СМИ, и поэтому ответственность за него несет пропаганда, а не аудитория.

В письме из Киева написано еще, что Россия захвачена выходцами из советского КГБ. Звучит красиво, но согласиться с этим тоже трудно. КГБ (этими тремя буквами стоит назвать все существующие российские спецслужбы — думаю, это корректно, организация не была ликвидирована или реформирована, она осталась в прежнем виде) создавался как инструмент и всегда был инструментом — сначала в руках большевистской партии, потом в руках новых властей. Инструмент не может ничего захватывать, это иллюзия. Верховная власть в России была узурпирована и монополизирована задолго до того, как во власти оказались нынешние ветераны госбезопасности. Конституция, по которой мы существуем при суперпрезидентском авторитарном режиме, была придумана и протащена через «всенародное голосование» не при Путине. И те ссылки на девяностые годы, которыми у нас принято доказывать какую-то принципиальную новизну нынешнего режима по сравнению с девяностыми (выборы, свобода слова, свобода бизнеса и т. п.) — они свидетельствуют только о том, что в девяностые было сложнее демонтировать оставшиеся от конца восьмидесятых демократические институты, а потом уже все пошло проще, как в любом деле. Даже пресловутые proxy wars, на которые ссылается киевский автор — это ведь никакая не новинка, это тоже было придумано при Ельцине и реализовано его генералами в Молдавии и Грузии. Вообще ничего нового.

И если бы мне пришлось переформулировать тот абзац из киевского письма таким образом, чтобы я смог бы с ним согласиться, тот абзац стал бы выглядеть так: «В России ничего нового не происходит, все как всегда, только, может быть, внешние признаки стали сильнее бросаться в глаза. Велик соблазн списать все происходящие гадости на особенности национального менталитета и на сознательный выбор народа, но я надеюсь, что вы не станете обвинять народ в том, к чему он не причастен». Дата, подпись.

Фото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня