18+
среда, 7 декабря
Мнения / Экономический кризис

Симптомы хронического либерализма

Александр Евдокимов: страшные рыночные сказки вновь могут стать явью

  
6323
Симптомы хронического либерализма

Как ни оценивай результаты прошедших выборов, главный их итог — полное поражение либеральных сил. Даже в преуспевающей Москве, где, казалось бы, у поклонников рынка должна быть широкая социальная база, прозападным партиям («Яблоко» и «Гражданская платформа») не удалось провести ни одного своего кандидата. Причины этого очевидны. В результате необандеровского переворота на Украине и последовавших затем гражданской войны и санкций в отношении России, «как сон, как утренний туман», развеялись сказки рыночников, а вместе с ними и их электоральные надежды. Но возможность их реванша все-таки нельзя исключить, и поэтому стоит внимательнее отнестись к тем постулатам, на которых строится российский либерализм.

Причины их появления тоже вполне понятны. Ведь то, что либеральные реформы провалились, не могут отрицать даже самые фанатичные их сторонники. А раз так, необходимо придумать разные удобные объяснения. Провал проведенных рыночных реформ вызван-де не изначальной ущербностью самой идеи, а якобы непригодностью страны и народа для столь необходимых и якобы единственно возможных преобразований. Вот этот и другие каноны или, если угодно, симптомы хронического либерализма российского розлива мы и рассмотрим в этой статье.

Итак, постулат № 1 — рыночным реформам нет альтернативы

Именно под этим флагом все 1990-е гг. в нашей стране осуществлялся чудовищный по своим последствиям экономический эксперимент под названием «шоковая терапия». На все возражения, на все увещевания, на все, можно сказать, мольбы о его прекращении следовал один ответ: альтернативы рыночным реформам нет. В результате мы получили колоссальный экономический спад, бешеную инфляцию, очень опасное расслоение общества. Последний индикатор, кстати, по-прежнему далек от желаемого — бедные по-прежнему беднеют, а богатые ни в чем не бывало богатеют.

Притом что был и остается открытым другой путь — это контроль государства над стратегически важными отраслями, это забота того же государства о сельском хозяйстве и культуре, это сильная армия и эффективные правоохранительные органы. То есть социалистический курс развития, который, может быть, формально так и не называется, но таковым фактически является.

Самым удачным примером наличия альтернативы бездумному либерализму стал опыт Китая. Там удалось провести реформы таким образом, что страна вот уже не одно десятилетие развивается буквально семимильными шагами. Либеральные экономисты как неудачу оценивают рост промышленного производства в КНР в 6,5% в последнее время. Нам бы, как говорится, их проблемы.

Россия в середине 2000-х гг. во многом порвала (и окончательно, вероятно, в 2014 г. по итогам событий на Украине) с либерализмом во внешней и оборонной политике. Введение же санкций западными странами вольно или невольно заставляет задуматься о поддержке российских производителей. А это является предпосылкой для формирования иного курса, рассчитанного на повышение благосостояния всего общества, несмотря ни на какие козни из-за рубежа, а не кучки нуворишей, чьи интересы, капиталы и наследники давно уже зачастую находятся как раз на Западе.

Постулат № 2 — неудачи внедрения рынка в России объясняются отдельными ошибками реформаторов

Готовность признать ошибки — это, конечно, хорошо. Лучше, чем заклинания, как в 1990-е гг., что делать можно было только так, как решили Гайдар с Чубайсом, и не как иначе. Но проблема в том, что не признается главная ошибка — с направлением развития страны. В России с ее коллективистским мышлением, основанном на православной культуре и советских традициях, рыночные реформы, во всяком случае, в их шоковом исполнении, ничем, кроме обвала промышленного производства, падением уровня жизни подавляющего большинства, ослаблением обороноспособности, обернуться не могли. И не обернулись. Уточнение же об отдельных ошибках выглядит спором о методе обезболивания при проведении ампутации вполне себе здоровой руки. Отрезать ее не надо было вовсе.

Ну а теперь Россия, утратив значительную часть своего промышленного и научно-технического потенциала, должна исправлять то, что было порушено тогда. К сожалению, пока удается это далеко не во всем. Более того, ситуация зачастую еще больше запутывается из-за упорного нежелания признать выбор либерального курса в принципе неверным.

Конечно, общая оплошность не отменяет и менее серьезных просчетов. Никак нельзя было выпускать из рук государства вожжи управления стратегическими отраслями, ни в коем случае нельзя было отказываться от регулирования цен на жизненно важные продукты и медикаменты, если уж ценообразование было отдано на откуп рыночной стихии. И уж конечно, переход на капиталистические рельсы совершенно необязательно должен был сопровождаться развалом союзного государства и его единого народнохозяйственного комплекса. Но в данном случае уместна старая русская поговорка: снявши голову, по волосам не плачут. Выпустив на свободу рыночного джинна, его адептам грех жаловаться на последствия его разрушительной деятельности. Они были запрограммированы изначально и лишь усилены рвением в служении ему прорабов либерального курса.

Постулат № 3 — сейчас уже новый, не либеральный социально-экономический курс проводится в России

Эта легенда зиждется на утверждении, что существующий сейчас в нашей стране государственно-монополистический капитализм и не капитализм как бы вовсе, а нечто совсем иное. Но существительное в данном определении уж точно важнее прилагательного — это тот же самый капитализм, только базирующийся на крупных корпорациях, которые тем или иным образом контролирует государство. Но контролирует, не значит владеет. А раз не владеет, то далеко не в полной мере и контролирует.

Либералы придумали рыночные экономические регуляторы — разнообразные акцизы, налоги, лицензии, с помощью которых государство может хоть как-то отслеживать ситуацию и добиваться, чтобы доходы, прежде всего, от экспорта углеводородов и банковской деятельности ну хоть как-то доставались не только узкому кругу высшей элиты, но и всему обществу. Но эти самые регуляторы, как показала реальная жизнь, легко обходятся крупными капиталистами. Поэтому только государственная монополия на добычу и экспорт энергоресурсов позволит сделать распределение доходов значительно более справедливым.

Не случайно КПРФ и другие левые силы ставят вопрос о национализации минерально-сырьевой базы и стратегических отраслей экономики. Только в этом случае можно будет сказать, что либеральный социально-экономический курс наша страна стала менять на социалистический, т.е. что она сделала долгожданный левый поворот. Пока же этого нет.

Нет и государственной монополии на производство водки, которая позволила бы решить в основном проблему выпуска паленых суррогатов, а попутно наполнить государственный бюджет так необходимыми, особенно сейчас, в период антироссийских санкций, средствами. Да и здоровье народа такая монополия точно укрепила бы.

Постулат № 4 — если Россия откажется от либерального курса, то ей грозит международная изоляция и распад

Особенно много мрачных пророчеств посыпалось из уст либеральных политиков сейчас, когда наша страна начала наконец отходить от 20-летней прозападной летаргии и стала осознавать, что вокруг нас далеко не только друзья. Дружески настроенные страны не будут, наплевав на соображения выгоды собственных производителей, вводить санкции и ограничения. Это явно недружественный шаг, причем осуществленный в тот момент, когда Россия вовсе не отказывалась от либеральной модели, напротив, только-только вступила в ВТО.

Но как видим, и с точки зрения внешней политики никаких дивидендов это не принесло. А значит, попытки изоляции вызваны не сменой внутриполитического курса, а тем, что наша страна наконец-то стала открыто защищать свои интересы на международной арене, прежде всего, в стратегически важной для нас зоне — в республиках разрушенного как раз либерализмом СССР.

Таким образом, отход от примитивно капиталистической модели никоим образом навредить положению России в мире не может. Оно было, есть и будет непростым при любом общественно-экономическом строе. Но при выборе социалистического пути мы гораздо меньше зависели бы от конъюнктуры мирового рынка, от капризов наших западных партнеров.

Ну а что касается целостности страны, то она обеспечивается, прежде всего, высоким уровнем обороноспособности, при котором и у внешних противников нет желания предъявлять России счет и внутри не столь сильны сепаратистские поползновения. Во времена СССР уровень надежности в этом плане был значительно выше. Правда, он резко упал, когда началась горбачевская перестройка, логическим продолжением которой и стали так называемые рыночные преобразования.

Порядок и стабильность в обществе также являются надежной вакциной от сепаратизма. И если есть определенное единство, сплоченность народа, раскол стране не угрожает. В то время как либеральный разброд и шатание развалили в 1991 г. Советский Союз и едва не породили парад суверенитетов уже непосредственно в Российской Федерации. Все, кто встретил 1990-е гг. в дееспособном возрасте, помнят безумие договоров федерального центра с регионами. Это все равно как если бы голова человека решила подписать соглашение с руками и ногами о том, в каких случаях им следует ее слушаться, а в каких поступать по собственному разумению. Именно так фактически формировались предпосылки для раздела страны в период, когда современные либеральные кликуши распада России были в верхах. К счастью, сейчас эта угроза осталась в прошлом.

Постулат № 5 — либеральные реформы успешно проведены везде, кроме России, которая вечно ищет какой-то свой особый третий путь

Примером удачи либеральных преобразований, по мнению аналитиков соответствующего толка, может служить Польша. Действительно, в этой стране удалось избежать многих негативных моментов, с которыми столкнулись бывшие республики СССР, но во многом благодаря колоссальным денежным вливаниям со стороны США и Евросоюза, о которых другие государства могли только мечтать. Там же, где таких субсидий не было, — результаты колеблются от плохих до просто провальных.

Еще один любимый либералами пример — Чили времен Пиночета. Оставим за скобками моральную сторону такого образца — кровавой антикоммунистической диктатуры, очень напоминающей царящий ныне в Киеве бандеровский режим. Сосредоточимся исключительно на экономике: умеренно социалистический режим Сальвадора Альенде США всячески душили, а хунту Пиночета, наоборот, буквально пестовали. Иными словами, как и в случае с Польшей, были созданы исключительно благоприятные условия для проамериканских сил.

И опять-таки, где таких поблажек не было, никакого золотого либерального дождя не пролилось и в Латинской Америке. Именно этим объясняется стремительное полевение этого региона — в Боливии, Никарагуа, Эквадоре и, конечно же, в Венесуэле вслед за Кубой к власти пришли разнообразные по своим оттенкам социалистические силы. И точно так же, как в свое время правительство Альенде, они тут же столкнулись с искусственно создаваемыми северным соседом экономическими трудностями.

Одним словом, либеральные реформы удались только в «потемкинских деревнях», которые придумали в борьбе с социализмом империалистические круги, прежде всего, Соединенных Штатов. Там же, где они не открывали по военно-стратегическим кран для безграничных субсидий, либерализм приносил роскошь лишь немногим избранным и нищету миллионам, деградацию социальной сферы, упадок промышленного производства.

Марш неоельцинизма

Есть ли вероятность реанимации пресловутого курса рыночных реформ? Увы, есть — пробандеровский «марш мира» в Москве это показал. Да и в правящей элите поборники неоельцинизма по-прежнему доминируют, хотя ветер истории и не дует пока в их паруса. Сейчас общество в большинстве своем решительно отвергает идеи хозяйствования по западным образцам. И санкции со стороны натовских стран, скорее, усиливают эти настроения. Но это сейчас — неизвестно, что будет завтра.

Вспомним, что в конце 1970-х — начале 1980-х Западу при содействии монархий Ближнего Востока удалось подорвать основу относительного благополучия брежневского времени — высокие цены на нефть. Нечто подобное, судя по всему, империалистические круги готовы провернуть снова уже в отношении капиталистической России. Так что всем нам нельзя забывать уроки прошлого — те ужасные последствия, которыми обернулось для нашей страны первое пришествие либерализма, — развал СССР, падение жизненного уровня большинства народа, натовские базы буквально под боком России, угроза дальнейшего движения этого «дружелюбного» блока к нашим границам. Повторить вновь печальный опыт мы просто не имеем права.

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня