18+
среда, 7 декабря
Мнения / День в истории

Бумеранг Октября

Что связывает Россию образца 1993 года и Украину 2014-го

  
17928
Бумеранг Октября

И вновь огненно-черным встает дата 3−4 октября 93-го года. Особенно кроваво она горит на фоне украинской трагедии, поскольку аналогии здесь прямые.

Давайте вспомним нашу недавнюю историю, и по-новому взглянем на самих себя и на то, что происходит с близким нам народом.

Вспомним, как беззаконным ельцинским указом № 1400 был объявлен роспуск первого российского парламента. Весь так называемый цивилизованный мир, не скрывая радости, вместе с нами смотрел на взятый в блокаду, обесточенный, обнесенный колючей проволокой Дом правительства, названный Белым домом.

Это теперь мы говорим, что применение вооруженных сил властью против своего народа ставит власть вне закона. А в тот день русские танки славных некогда Таманской и Дзержинской дивизий вошли в центр одной из величайших столиц мира и прямой наводкой били по темным окнам здания, увенчанного гербом и триколором нового российского демократического государства.

Это теперь возмущение провокационными действиями киевских и одесских властей, бойней в Доме профсоюзов захлестывает нас. А тогда мы под восторженные вопли демократических СМИ любопытными глазами и жующими ртами завороженно, со звериным гиканьем жажды крови, смотрели на горящий факел из живых людей. Ничего, отмыли, подремонтировали, как говорится, «заседание продолжается».

В те страшные дни наши соотечественники, униженные и доведенные до нищеты и отчаяния проводимыми либералами по подсказке из США реформами, вышли на улицы с требованием «Банду Ельцина под суд!». Не они ли были беспрестанно оскорбляемы подлым именем «красно-коричневые» и «фашисты»? Вот и накликали Бандеру с «Правым сектором».

Это теперь мы требуем расследования преступлений украинской «хунты» и грозим небесными карами и ответственностью за массовые убийства перед народом и судом истории.

Но разве нам, российским гражданам, предъявили результаты расследований октябрьских преступлений власти? Разве мы знаем, сколько в действительности было расстреляно, в том числе детей, подростков, стариков в те трагические дни у телецентра Останкино, у Белого дома, на улицах Москвы, сколько было изувечено и измордовано.

Скорбно склоняясь перед подвигом погибших на Украине российских репортеров, желавших донести нам и всему миру правду о войне, вспомним имена журналистов, расстрелянных в той московской бойне. Среди них были иностранцы — ирландец, француз, американцы. И Александр Сидельников.

Да, подобно украинским властям, нам мимоходом названа официальная цифра, но кто ей верит… Кто устроитель провокации у Останкино, когда без предупреждения была открыта стрельба по безоружным людям? Чьи снайперы целились по обе стороны противостояния, и где они оттачивали свое мастерство стрелять в спины? Кто оплатил убийства, и кто-нибудь ответил за приказы убивать? Может быть, нам назовут скромные имена этих еще не состарившихся людей, и они, глядя нам в глаза, без стеснения, скажут: «Мы пришли принести гражданский мир».

Нам ли теперь с презрением бросать камни в бывшего президента Украины Януковича, упрекая его в коррупции, продажности, отсутствии мужественности. Драма Януковича состоит в том, что он сохранил хоть какие-то остатки здравомыслия и, может быть, совести.

То ли дело наш «царь Борис»! Он не оказался в изгнании только лишь потому, что исполнил волю Вашингтона. Но те, кто на всех эфирах, распаляясь во гневе от творящегося на Украине беззакония, по-прежнему обряжают Ельцина в мантию миротворца, подобно Обаме с его Нобелевской премией мира, бесстыдно и цинично называя кровавую бойню 93-го массовыми беспорядками в Москве (слышите, как вторят украинские власти, говоря о «массовых беспорядках» в Одессе), внушают нам, что таким образом была предотвращена гражданская война: вот, дескать, что могло бы быть, если бы не решительные действия тогдашних властей.

Теперь, когда позволяем себе иронично усмехаться над оголившим свое лицо Семеном Семенченко, давайте взглянем на лицо и посмотрим на дела тогдашнего министра внутренних дел Виктора Ерина, награжденного за свои октябрьские «подвиги» званием Героя России. Именно в те дни, когда было позволено отморозкам, представляющим закон, калечить, избивать до смерти и грабить беззащитных людей, рождалась новая милиция с новым морально-нравственным кодексом.

Вспомним имя тогдашнего министра обороны Павла Грачева. Не тогда ли стало считаться подвигом убийство безоружных граждан собственной страны? Иначе как объяснить награждение его орденом «За личное мужество» за «подавление мятежа» в октябре 93-го года.

А затем в опьяненных запахом крови и гари головах новых правителей России родилась чеченская война. Не забудем наряду с подвигами позора нашей армии и предательства тех, кто распоряжался судьбами солдат. Все это вполне сравнимо с нынешним жалким состоянием украинской армии. Кто и когда ответит, в чьих карманах и сколько осело чеченских миллионов, миллиардов? Думается, на этом фоне бензин и бронежилеты Коломойского — шелуха от семечек. Именно Грачев проходил в качестве обвиняемого по уголовным делам, связанным с крупномасштабной коррупцией в Западной группе войск (вспомнили Сердюкова?) и убийством журналиста «Новой газеты» Дмитрия Холодова. Не будем притворяться, наша олигархическая элита, взросшая подобно украинской, на ограблении и крови своего народа, ничем не отличается от украинской.

Ах, как коротка наша память!

Да разве не мы экспортировали на Украину пропагандистский отряд, возглавляемый главным рупором российских СМИ в 90-х Евгением Киселевым и Савиком Шустером? Послужив в России становлению демократии с кучкой олигархов во главе, они теперь на службе украинских олигархов. И все идет, как под копирку, уже на украинских СМИ.

Такие же мерзкие от лжи школьные учебники, подаренные фондами соросов и призванные извратить отечественную историю, та же пошлая пропаганда так называемых общеевропейских ценностей с непременным отказом от чувства человеческого и национального достоинства. Оголтелый национализм здесь совсем не помеха. Как видим, на поле общеевропейских ценностей либерализм с фашизмом не просто сходятся, а сливаются в объятьях. Так было и перед Второй мировой войной.

Как результат, нас, русских, евреев и украинцев, посмевших надеть георгиевскую ленточку и вышедших на праздник Победы, глумливо называют колорадами, бьют и гонят по улицам Украины фашиствующие недоросли.

Но разве не мы, российские граждане, первыми плюнули в лица нашим отцам, дедам, матерям, которые великими муками добывали великую победу 45-го, чьей кровью пропитана и русская, и украинская земля. Разве не мы в 90-х продавали победу наших предков за кружку баварского пива? Не мы ли и сейчас еще цинично обсуждаем целесообразность защиты блокадного Ленинграда. И нам ли теперь корить украинцев, продающих страну за европейские «печеньки» и американские сухие пайки.

Не мы ли стали донорами для коломойских, порошенко и им подобных, выжигающих фосфором детей и стариков в Донбассе? И разве их ненависть к нам только сегодня возникла? Предъявляя претензии к российскому послу на Украине Зурабову, может быть, стоит спросить, а что там делал столько лет до него ельцинский сподвижник Черномырдин, обнимавшийся с Кучмой и пропагандировавший его книгу «Украина не Россия», и не он один? Ведь фашизм не возникает, как прыщ, внезапно, на ровном месте.

Разве не наши вчерашние оппозиционеры наперегонки побежали занимать места в Госдуме, едва лишь успели замазать копоть пожарища. С той поры оппозиция стала больше напоминать сообщников власти.

Не мы ли доныне живем по той ущербной, куцей, невнятной конституции, впопыхах написанной под кровавого Ельцина и принятой в декабре 93-го, позволяющей беззастенчиво, по закону грабить страну с ее ресурсами, вывозить многомиллиардные капиталы, запрещающей нам выстраивать любую идеологию, кроме идеологии лжи.

Мы, распираемые жадностью, служа единственному идолу — доллару, тупо решили, что он принесет нам благо. Попирая все нравственные нормы, мы вслед за Западом превратили в товар даже наших собственных детей, вынашивая их под заказ толстосумов, предлагая их на конкурсах красоты, отправляя в сексуальное рабство, да и просто выбрасывая за ненадобностью. Что может быть подлее и гаже? Даже несчастные Pussy Riot и Femen, как ягодки с одного поля.

Есть множество вопросов, и на первый взгляд, нет и не будет ответов. Но только на первый.

Бумерангом нам ответила Украина. Вот они, скандирующие «Слава Украине!», марширующие в факельном шествии последыши немифического фашизма, претендующие на реальную власть в центре Европы, вдохновляемые цивилизованным сообществом, презирающие и ненавидящие нас. Им же вторят в «Марше мира» на улицах Москвы наши интеллигентствующие фашисты. Не с ними ли те, кто скакал на всех сценах с призывами голосовать за Ельцина?

Двадцать лет растаптывавшие всякое право, начиная с беловежского сговора, мы теперь взываем к миру с требованием соблюдать его. Да, мы вправе желать и требовать, но вправе ли быть услышанными? Мир ничего не забыл, не забыл и того, как мы, упивающиеся своим позором и бесчестием, еще совсем недавно вполне по-порошенковски ползали перед Западом: «чего изволите?» Не случайно, оказавшиеся в своем нравственном, духовном падении недостойными нашей собственной истории, после расстрела российского парламента, мы увидели бомбы, падающие на Белград, Ирак, Ливию, теперь восточную Украину с Сирией, вот и наша очередь подходит. Набатом звучит у наших границ.

Вселенский опыт говорит,

Что погибают царства

Не оттого, что тяжек быт

Или страшны мытарства.

А погибают оттого

(И тем больней, чем дольше),

Что люди царства своего

Не уважают больше.

Вот что нам оставил советский русский поэт Булат Окуджава.

Не будем наивными. Для нас, помнящих тот ужас, нынешний украинский сценарий слишком знаком.

Не удивлюсь, если именами Порошенко, Яценюка, Коломойского назовут университеты, площади, фонды, установят памятные доски или воздвигнут скромные памятники. Все зависит от расстановки сил. Мы ведь увековечиваем память тех, кто развалил и поставил нашу страну на край пропасти. Ведь нас не смущает Уральский университет или Президентская библиотека имени Ельцина, Московский государственный открытый университет имени Черномырдина, фонд Грачева, памятник Гайдару, площадь Собчака в Петербурге и памятник ему же от Саакашвили в Тбилиси, и т. д. В общем «о мертвых либо хорошо, либо ничего»?

Прямо в эти дни, когда Америкой принято решение бомбить боевиков в Сирии, мы очень взвешенно и трезво говорим: «Чтобы победить головорезов „Исламского государства“, необходимо отрезать для них возможность получать огромные средства от продажи нефти». Но встает вопрос: «Объявив, что Украина поддерживает фашиствующих молодчиков, мы готовы отрезать ее от газовой трубы?» Или в очередной раз скажем себе: «Политика политикой, а экономика экономикой», — и простим все долги? Или мы будем лицемерно требовать от воюющих и погибающих за свое Отечество воинов толерантненько не оскорблять фашистов плохими словами вроде «хунта» и «укропы»? Сколько убитых детей, расстрелянных и закопанных в ямы жителей Донбасса мы должны увидеть?

Да, возвращение Крыма — это радость от чуда, которого мы пока ничем не заслужили. Но переживая ее, слишком рано мы начинаем считать себя образцом законности для других стран и слишком рано возомнили себя патриотами, призванными защитить «мировое» добро.

А пока нам предстоит с ужасом и отвращением глядеть на свое отражение в зеркале украинской трагедии и попытаться понять простые вещи: не бывает консенсуса между жертвами и палачами, ограбленными и грабителями. Невозможно называть себя патриотом и дружески похлопывать по плечу казнокрада, приходят времена, когда и дворец, и хата, даже стоящие с краю, уцелеть не могут.

Снимок в открытие статьи: 1993 год/ Фото Игоря Зотин/ ТАСС.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня