Культура

Счастье на другом берегу

Спектакль по трилогии Тома Стоппарда как лучший способ провести выходной

  
489
Счастье на другом берегу

Желание посетить в РАМТе спектакль «Берег Утопии» (ближайший показ состоится в субботу, 4 апреля) появилось у меня давно и было естественным для поклонника творчества британского драматурга Тома Стоппарда. Однако постоянно останавливала беспрецедентная продолжительность спектакля: 8 часов действия, а с учетом перерывов и антрактов — 10 часов в театре! Но обещания, данные самому себе, исполнять надо. И да здравствует это чувство долга перед собой!

Бакунин, Белинский, Герцен, Тургенев, Огарев, Чаадаев — большим вызовом для автора было попытаться разместить всех этих великих людей в рамках одного произведения. И не меньшим вызовом для театра стало желание такую пьесу поставить. Том Стоппард — известный поклонник русской истории и культуры — со своей задачей справился блестяще. Дело было за коллективом РАМТа, театра, в котором пьесы британца ставить любят и умеют, спектакль «Рок-н-ролл» тому подтверждение.

И вот они ожили — люди, имена которых известны нам по школьной еще программе, люди, создававшие русскую литературу в ее «Золотой век», мыслители, мечтатели. Всего 70 персонажей и 35 лет жизни героев. От такого масштаба захватывает дух, такой размах ошеломляет. Очень быстро забываешь, что находишься в центре Москвы 21 века.

Первое, что поражает — невероятная актуальность тем, обсуждаемых героями произведения. Я вспомнил фильм Леонида Парфёнова «Россия, которую мы потеряли» и подумал, что нет, вовсе не потеряли. Она всё та же, всё те же вопросы в политическом дискурсе. Вот русские политические эмигранты выпивают в Париже за победу Англии в Крымской войне. Вот изгнанники с восторгом встречают Французскую революцию 1842 года, надеясь, что она станет катализатором протестов в России. Вот Чернышевский упрекает Герцена в слабости, уверяя, что реформы в России надо проводить «топором, а не пером». А вот и Герцен спрашивает у вечно неспокойного Бакунина, что тот будет делать, когда разрушит всё до основания.

Второе, на что сразу обращаешь внимание — прекрасная работа актеров. Белинский в исполнении Евгения Редько запоминается сразу, хотя и участвует только в первой части спектакля. Литературный критик получился у народного артиста России нервным, неуклюжим, неуверенным в себе при общении с людьми, но очень искренним и страстным, когда дело касается литературы.

«Белинский (Тургеневу). Я влюбился в литературу и так всю жизнь от этой любви и страдаю. Ни одна женщина еще не знала такого пламенного и верного обожателя. Я поднимал за ней все платочки, которые она роняла, — тонкие кружева, грубую холстину, сопливые тряпки, — мне было все равно. Все писатели — покойные и живые — писали лично для меня одного — чтобы тронуть меня, оскорбить меня, заставить меня прыгать от радости или рвать на себе волосы — и мало кому удавалось меня провести. Твои „Записки охотника“ — это лучшее, что было написано со времен молодого Гоголя. Ты и этот Достоевский — если он не испишется после первой вещи. Все еще будут восхищаться русскими писателями. В литературе мы стали великим народом раньше, чем сами были к этому готовы».

Михаил Бакунин, прекрасно сыгранный Степаном Морозовым, оглушает своей неуемной энергией, бесконечными проектами, философскими идеями. Он — революционер и желает быть везде, где неспокойно. Его цель — изменить общество, пропустив его через огонь. И, конечно, он оказывается в Петропавловской крепости. Позже, бежав из России и присоединившись к друзьям Герцену и Огареву, уже поседевший и раздобревший, сразу начинает вербовать сторонников среди радикальной молодежи.

«Бакунин. Один за всех, и все за одного. Вместе с «Колоколом» мы совершим великие дела.

Герцен и Огарев переглядываются.

Когда следующая революция? Как там славяне?

Герцен. Все тихо.

Бакунин. Италия?

Герцен. Тоже тихо.

Бакунин. Германия? Турция?

Герцен. Всюду тихо.

Бакунин. Господи, хорошо, что я вернулся".

Тургенев (Алексей Мясников) на фоне увлеченных политической деятельностью соотечественников выглядит безмятежным, размеренным и праздным. Он приезжает в Европу поохотиться, имеет некоторые непонятные отношения с оперной певицей мадам Виардо и скептически относится к желанию перемен своих товарищей.

«Тургенев. Вы просто сентиментальные фантазеры. Перед вами человек, который сделал себе имя на русских крестьянах, и они ничем не отличаются от итальянских, французских или немецких крестьян. Консерваторы par excellence. Дайте им время, и они перегонят любого француза в своей тяге к буржуазным ценностям и в серости среднего класса. Мы европейцы, мы просто опаздываем, вот и все».

И, конечно, было бы преступлением не упомянуть великолепное исполнение роли Александра Герцена Ильёй Исаевым. Герцен искренний, он сторонится насилия, считает, что мирные перемены лучше революций, пытается убедить в этом остальных. Он издает в эмиграции журнал «Колокол», голос реформ, воспринимает как личную победу отмену крепостного права, поддерживает революционеров всех мастей, в том числе деньгами. Его дом в Лондоне всегда открыт для политических беженцев из любых стран. Но в итоге молодые радикальные юноши откажутся от вчерашнего кумира, ведь взять все и разом привлекательнее, чем ждать перемен. Он терял друзей, родителей, детей, самых близких людей, потому понимает, какова цена жизни.

«Герцен. Надо двигаться дальше, и знать, что на другом берегу не будет земли обетованной, и все равно двигаться дальше. Раскрывать людям глаза, а не вырывать их. Взять с собой все лучшее. Люди не простят, если будущий хранитель разбитой скульптуры, ободранной стены, оскверненной могилы скажет проходящему мимо: „Да, да, все это было разрушено революцией“. Разрушители напяливают нигилизм, словно кокарду. Они разрушают и думают, что они радикалы. А на самом деле они — разочаровавшиеся консерваторы, обманутые древней мечтой о совершенном обществе, где возможна квадратура круга, где конфликт упразднен по определению. Но такой страны нет, потому она и зовется утопией. Так что пока мы не перестанем убивать на пути к ней, мы никогда не повзрослеем. Смысл не в том, чтобы преодолеть несовершенство данной нам реальности. Смысл в том, как мы живем в своем времени. Другого у нас нет».

Этот спектакль — из тех явлений, когда по окончании в голове крутится одна и та же мысль: «Как жить дальше с тем, что только что видел и слышал, как уместить в себя всё это?» И это тот случай, когда во время выхода актеров на поклон хочется подойти и обнять каждого, чтобы как-то выразить свою признательность за тот труд и талант, что они дарили тебе все эти часы.

И если у вас будет свободный выходной — сходите на «Берег Утопии», вряд ли можно провести это время с большей пользой и большим удовольствием.

Фото предоставлено РАМТ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня