Культура

Россия жива в людях

Архиепископ Женевский и Западноевропейский Русской Православной Церкви Заграницей Михаил о вере, Русском мире и Донбассе

  
3218
Архиепископ Михаил
Архиепископ Михаил (Фото: автора)

Русская Православная Церковь Заграницей представляет русский народ в мире, и, в частности, в неблагосклонно относящейся к нашей стране Западной Европе. В свете «Русской весны» на Украине особенно интересна позиция РПЦЗ относительно национального единства и войны в Донбассе. На вопросы «Свободной прессы» в эксклюзивном интервью согласился ответить Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Михаил, Архиепископ Женевский и Западноевропейский Русской Православной Церкви Заграницей.

«СП»: - Первый вопрос: вы являетесь выходцем из среды русской эмиграции в Европе, расскажите нам про неё?

— Я родился в Париже в русской семье во время Второй мировой войны и немецкой оккупации, которая была очень жестокой именно для русских. Родился в тот день, когда американцы бомбили Париж. Вырос в Париже. Русский мир очень сильно присутствовал у нас, русской была семья, церковь и русское общество во всех своих оттенках. У нас были русские общественные организации, существовала русская школа, русская гимназия, русские юношеские организации. Были свои русские оркестры, театральные и спортивные группы. То есть мы жили в русском обществе в Париже.

Люди, которые выехали из России, то есть из Российской Империи, донские казаки, в частности, были проникнуты русским укладом жизни, который очень сильно отличался от того, с чем они столкнулись на Западе. Они выехали «русскими», и «русскими» они остались на всю свою жизнь. Когда наши люди встречались между собой на чужбине, это был праздник. И наш образ мышления оставался русским. С жителями Франции были очень хорошие отношения, тем более, что война сгладила неравенство между людьми — ведь обнищали все. Можно сказать, что французы русских полюбили, хотя не совсем могли их понять. Мне всегда говорили: «вот ты русский!», но это никогда не носило обидного смысла. Нам жилось неплохо во французской среде, но наша среда была русская во всех отношениях. В школе мы старались не отличаться, но нас определяли по фамилии. Мы не считали себя иностранцами или изгоями.

Когда мы стали постарше, в лицее и университете, то различали слово «русский» и слово «советский». И всегда объясняли, что это не то же самое. В те годы было такое представление, что мы Россию никогда не увидим, и у нас своя Россия — зарубежная. Французы нас спрашивали: «как вы можете Россию так хорошо понимать, когда вы её никогда не видели?». Мы сами не могли в молодости толком ответить, но со временем нам стало ясно, что мы в семье и в нашем обществе жили своим преданием.

Мы поехали в первый раз в Россию, будучи студентами, на двух автомобилях, в кемпинг. Оказалось, это стало возможным в 1967 году. Ранее (до 1965 года) СССР могли посещать лишь члены компартии и сочувствующие, или просто богатые туристы.

И мы увидели ту Россию, которую, как оказалось, мы хорошо знали. Она, наша Россия, была жива в людях, в церквях и в природе.

«СП»: — Как живет Русская Православная Церковь Заграницей, которую вы представляете?

 — Русская Православная Церковь Заграницей образовалась после страшной гражданской войны. Тогда часть русского народа вынуждена была покинуть свою родину. Часто возникал вопрос у нас, у детей: почему? Ответ родителей и старшего поколения сводился примерно к следующему:

— чтобы спасти свою жизнь от уничтожения;

— чтобы отстоять саму Россию. Ведь против России надвигалась враждебная сила вместе с безбожной властью;

— чтобы подготовиться к возвращению.

За границей оказалось около тридцати русских епископов. Большая часть эмиграции выехала из Крыма вместе с Врангелем. Часть оказалась в Эстонии. И семь епископов из Сибири и с Дальнего Востока остались в Китае. В церковных канонах говорится, что если теряется связь с управлением церковным, то надо создать на месте церковь и этот процесс возглавил митрополит Антоний Храповицкий. В 1921 году новоизбранный Патриарх Сербский Димитрий пригласил митрополита Антония, и был созван первый зарубежный Собор в Сремских Карловцах в Югославии с 8/21 ноября по 20 ноября/3 декабря 1921 года. Пригласили весь Русский Епископат, находящийся заграницей, представителей Русской Армии и Русской Общественности (лица, занимавшие ранее высокое положение в жизни государства: бывшие члены Думы, учёные, всего более 150 человек). И была, таким образом, основана в 1921 году Русская Православная Церковь Заграницей.

В 1921 году появилось понятие Россия за рубежом: Церковь, Армия и Общественность. Дело в том, что до 1924 года признавалась миром Русская Армия, которую возглавлял генерал Пётр Николаевич Врангель. До того мировая общественность вообще не признавала большевиков. Поэтому до 1924 года продолжали существовать за границей русские посольства с двуглавым орлом. После этого осталась только Русская Православная Зарубежная Церковь, как образ России, для всех стран мира. Как живой организм, в который вливалась русская эмиграция. э

Церковь прошла через тяжёлые испытания и постоянно находилась под натиском враждебной к ней Советской власти, но она просуществовала до наших дней. Наша церковь сегодня представлена по всему миру. В 2007 году был подписан Акт о Единстве Русской Православной Церкви. После 2007 года вся Русская Православная Церковь поминает своего первоиерарха, Патриарха Московского и Всея Руси. Сегодня РПЦЗ является самоуправляемой частью Русской Православной Церкви.

«СП»: — Расскажите о вашем храме в Женеве…

— До 1848 года в кантоне Женева не было разрешено строить храмы иных конфессий, кроме кальвинистских (протестантских). Потом разрешили строительство храмов других конфессий. Это было историческое решение, город предоставлял землю. Православный храм в Женеве был построен в 1863−66 годах по инициативе проживавших здесь русских людей, которые основали для этого общественную организацию (Société de la Chapelle Russe). В Санкт-Петербурге Консистория одобрила и поддержала строительство, к которому приступили по благословению Митрополита СПб (в то время управляющий всеми заграничными церковными учреждениями).

Финансирование поступало, в основном, от русской общественности за рубежом, также большую поддержку осуществили жертвователи из России. Храм был построен на большом пустыре недалеко от центра Женевы, что хорошо видно на старой фотографии. Сегодня же всё пространство вокруг храма застроено. С того момента, как он был построен, не было пропущено ни одно богослужение, ни одна литургия. Именно в Женеве находится сегодня кафедра Женевской и Западноевропейской епархии.

«СП»: — Какой состав прихожан в Женеве?

— До революции костяк прихожан составляли выходцы из России, в значительной степени из аристократии, дипломатических кругов и высшего общества. В нашем храме бывал Ф. М. Достоевский и многие другие видные деятели русской культуры и искусства. После революции (то есть уже почти 100 лет назад) состав прихода изменился, появилось много русских беженцев. В Швейцарию вернулись и швейцарские подданные, которые жили в России со времён Петра I. То есть как бы русские со швейцарскими фамилиями.

У нас в приходе сегодня, помимо русских, немало проживающих в Женеве сербов, румын, эфиопов, болгар, грузин и швейцарцев, принявших православие. И, конечно, новоприезжие а также их дети. Нам хорошо заметно, что за последние десять лет посещение храма увеличилось раз в пять. Раньше говорили, что после ухода из жизни старшего поколения всё закончится, но это не так. Сегодня среди прихожан много детей и подростков, совершаются многочисленные венчания и крещения.

«СП»: — Расскажите об отношении РПЦЗ к «Русской весне» на Украине и к восстанию в Донбассе?

— За границей, и особенно в Западной Европе, существует опыт, касающийся постепенного появления надгосударственных учреждений, которые всё более и более управляют странами. Это обстоятельство порождает почти у всех озабоченность, а порой и тревогу о падении государственных национальных устоев. С этим связаны и ряд реформ, в которых проводятся законы противоестественного характера, как например, отрицание семейного уклада как основы государства, право на смерть и признание мужеложных браков. Все это проводится в жизнь совершенно против мнения всего народа, не менее 85% которого считают себя ущемлёнными. К этому прибавляется экономический кризис, неизвестно кем устроенный.

Поэтому, мы не только сочувствуем Донбассу, но видим в этом одно из проявлений процесса мирового масштаба, который начинает овладевать всем миром. Главное сегодня — сохранить веру православную и обратить полноту всех сил каждой семьи на укрепление духовно-нравственного состояния всего народа. Только Бог все решит при условии, что весь народ с Христом будет жить.

В проповедях мы призываем оказывать помощь Донбассу, кто и сколько может, и мы распространяем её через свои церковные каналы в Москве. Делаем это, чтобы в Донбассе знали, что мы здесь правильно понимаем ситуацию, а не только сочувствуем или сожалеем. Мы проливаем много слёз и молим бога, чтобы всё это, во-первых, прекратилось. И, во-вторых, желаем, чтобы вся эта ситуация повернулась во благо русских людей. Мы — один народ и после Косово и Сербии на нас вновь наступает враг. Это беспокоит не только нас, но и всю Россию.

За каждой литургией, совершаемой нами и всем нашим духовенством, не только в нашей епархии, но и во всей Русской Православной Церкви Заграницей, мы обращаем особое молебное прошение к Богу, дабы прекратились ваши страдания.

Беседовал Александр Сивов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня