Культура

Новый Серов, художник слова

О писателе из уральской глубинки, познавшем Москву, и его книге

  
669
Обложка книги Юрия Серова "Главные вещи"
Обложка книги Юрия Серова «Главные вещи»

Как сложно в творческой среде быть лучшим в современном мире с фамилией известного в России живописца. Ещё сложнее молодым, зачатым вне Москвы. А писателю с рассказами и повестями попасть на «территорию» Акунина и не затеряться в пятидесяти оттенках серых подражателей Стругацких — испытание для сильных духом.

Да, я прочёл столь долгожданный сборник из некрупной прозы автора, которого открыл ещё давненько. Но был знаком тогда лишь с малочисленными публикациями его эссе и заметок в газете «Литературная Россия» и на сайте «Живая литература» (сейчас этот портал заморожен). На прозу автора не обращал внимания, я как-то быстро стал уважать его как человека, и потому не нужно было мне так рьяно погружаться в творчество. В живую я его не видел, но свои точки соприкосновения в литературе нашли быстро.

Юрий Серов уже презентовал в Москве этот сборник. Он впервые встречался взглядами с желающими приобщиться к чтению, подписывал с напутствием, привыкал к серьёзной роли властителя умов…

После подзабытых за далью лет литературных премий и участия в «Липках» и в лонг-листе премии «Дебют» Серов вернулся на стезю писателя после попытки вжиться в кожу москвича. Об этом тоже есть немало историй из книги. Он автор многогранный: публицист, прозаик, музыкант.

Скромный талант, который затмевает своим блеском действительность российских будней. Его тексты можно посоветовать тем, кто позабыл о чтении книг: автор раскрасит ваши мысли красотой, писатель научит думать вас красиво даже в час уныния.

Он идеален для подрастающей молодёжи своим умением повествователя, не замыкаясь в себе, расширять восприятие, но оставаться индивидом в общей массе.

Он идеален для читателей зрелого возраста: способностью рыть в глубину чужих страстей и оставаться сосредоточием индивидуальной мысли.

И вместе с тем, совершенно без занудства, ведь этот человек — участник рэп-проекта «Аутлайн». В 2015 был выпущен альбом «Лайт Мир»: смесь электронной музыки и рэпа.

Сейчас проект переименован в «АЮЮА» — аббревиатура имени и отчества жены Юрия Серова Анастасии и его самого.

У меня на странице «В контакте» хранится видео с его творчеством: признание в любви в день свадьбы, произнесённое речитативом при музыкальном сопровождении собственного сочинения. Притягательный ритм мелодии и по-мужски сильный текст, зачитанный приятным голосом. Такой необычный подарок, который невозможно перекрыть материальным: все конверты с деньгами на той свадьбе потеряли значимость, когда талант выступающего жениха обрушил прежние ценности. Мероприятие вырвалось за рамки обыденности одним поступком.

И это хоть чуточку роднит его с классиком Валентином Серовым, у которого мать и отец были композиторами, а также выделялись на поприще музыкальной критики.

А в наше время живёт ещё и другой Юрий Серов, который является главным дирижером Волгоградского академического симфонического оркестра и сотрудничает со многими оркестрами России и мира. Видимо, за этой русской фамилией уже закреплена мелодичная судьба.

Итак, теперь черёд воспеть и прозаичный сборник. Я выделю лишь несколько рассказов, которые поведают об авторе сполна.

«Снег» открывает сборник. Он самый философский по набору размышлений. Если следующие произведения больше из художественной литературы, то этот — сгусток личных мыслей автора: «В Москве все давно научились не замечать посторонних. Шумит под окнами молодёжь, бренчит в ночи гитара и мешает уснуть — встань и закрой окно. Оппозиция собралась на митинг — сделай вид, что не видишь бурлящей, недовольной властью толпы и проходи мимо. Затевается пьяная драка у метро — стеклянными глазами в пол и по стеночке, по стеночке. Не замечай никого, центр Вселенной — ты».

Но герой не забывает и родную уральскую землю. Он посещает родительский дом в канун Нового года. И вновь по знакомым местам: «Как чертовски уютны маленькие города. Главный проспект, широкий, яркий от неоновых вывесок и фонарей, — словно жёлтое сердце, от которого отходят сотни артерий-улочек — полутёмных, с серыми панельными домами в пять и девять этажей. На проспект выходят те, кто живёт за „сердцем“, они шагают по асфальту, щурясь с непривычки от огней, показывают, что тоже являются частью системы и рано ещё их списывать со счетов. Правительство видит в нас мусор, и я, ребята, с вашей свалки». Юрий Серов огульно не ругает, но исчерпывающе объясняет причину всех эмоций.

И, конечно, не обходится без грусти: «Сегодня появился банк, завтра построят автосалон, послезавтра привезут инвесторов: всё для того, чтобы потребитель насытился и выложил денег в бюджет. Для меня, человека, в детстве бегающего в крохотный ларёк за хлебом, это дико и совестно, я стыжусь и не узнаю родного края. Всё напоминает Москву, муравейник, поглощающий людей пачками и выплёвывающий за борт».

Цитаты просятся сами: «Следующая остановка — „Улица Добровольского“, справа — „бедный посёлок“, или, в простонародье, „квартал нищих“: элитные коттеджи, отстраиваемые мэрами, заместителями, генералами и прокурорами на деньги налоговиков; большущее пятно на карте Гугла».

У Юрия Серова грусть — манящая: после первых прочитанных страниц ты уже не тот, что прежде. Тебе близок новый порядок мыслей, который объединяет все чувства.

Я выхватил цитаты небольшие, но самые щемящие — у автора на полстраницы и больше. Есть интересные диалоги, но самым ценным является — поток души, который становится родным. Автор может описать для кого-то неузнаваемую жизнь, но ты настолько поглощён его талантом рассказчика, что забываешь о своей действительности. Это то, что не даст телевизор, в котором не всегда картинка сопровождается рассказчиком, который заменяет тебе внутренний голос.

«Гимназия для умников»

Вообще, рассказ напоминает по развитию серию популярного в 90-х «Бешеного» Виктора Доценко, но здесь скорее молодёжный вариант и без боевых сцен, но герои — детдомовцы, как и герой 90-х Савелий Говорков. Из брошенного человека вырастает новая личность. А концовка вообще переворачивает умы читателей своей обескураженностью.

«Дыхание жизни»

Сам автор, конечно, не бродяжничал, но тему поднял благородную. Оба рассказа (как и «Гимназия для умников») подходят для юношеской аудитории. Автор вообще подходит многим возрастным категориям читателей.

Сюжеты автора также похожи на перипетии героев Романа Сенчина. Но если более известного писателя недолюбливают за «чернушность», то у Юрия Серова нет изнуряющей тоски, хотя его герои её ощущают постоянно, но автор умеет представить всё в ободрённом виде: сначала ты сопереживаешь, потом понимаешь всю сложность бытия, а после — удивляешься тому, как герой лучше твоего представления о нём решает в свою пользу.

«Подарок»

Рассказ о поиске и сомнениях через призму прошлых лет прадеда, дожившего до 99. История от правнука, который стал звеном в смене поколений и проникновения культур. В общении двух возрастов выявляются жизненные параллели, от которых общая история не научилась избавляться, покуда сам человек меняется неохотно и крайне мало в сторону кардинального улучшения. Персонажи совершают схожие поступки, но разные по времени.

«Городская тоска»

Небезынтересный рассказ молодой семейной пары, приехавшей в Москву на обустройство. Обязательное мыканье по съёмным квартирам и пробования себя на различных вакансиях в столичных фирмах. В общем, уроки жизни от уральского автора:

«Однако сдаваться не хотелось: горел ещё огонёк, который не позволял вернуться в Новый Уральск с позором, поселиться в доме родителей и забыть о трёхлетнем счастье с тобой. <…>

Успокоилась и ты. Улыбка на красивом лице стала сиять чаще, и я пообещал себе, что сделаю всё возможное, чтобы она не гасла, пока мы вместе. Сдаваться я не привык, хотя порой тоска доводит до крайности, опуская руки и заставляя свернуться в клубочек и молить о помощи".

«Главные вещи»

«…— А почему снова не женились?

— Не хочу. Врачи сказали, что я бесплоден, своих детей у меня не будет. Зачем я женщине жизнь ломать стану?.. Нет, Егорка, так не надо делать.

— Но мы же тебе чужие.

— Нет, сын мой, вы мне теперь роднее всех на свете. Я для вас чужой, а вы мне родные: и ты, и Кирилл.

— А разве чужие дети могут стать родными?

— Кому-то и родные становятся чужими, а кому-то и чужие в радость… Тут от людей многое зависит. Нужен ему ребёнок или не нужен — каждый решает сам".

Тут добавлять уже не нужно от себя. Сам автор — умеет говорить с читателем.


Юрий Серов. «Главные вещи», сборник. — Рыбинск.: изд-во «Цитата Плюс», 2016, 230 с., тираж 2.000 экз.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня