18+
воскресенье, 28 мая
Культура

В российском кино власть захватили «гламурные мейджоры»

Именно они будут распоряжаться выделенными государством миллиардами

  
58

Прошедший недавно форум кинематографистов «Российская киноиндустрия 2009», не дал внятных ответов ни на один из вопросов, тревожащих сейчас российских кинематографистов. Во время проведения форума в зале не было ни министра культуры Александра Авдеева, ни его заместителя Александра Голутвы, который должен был зачитать доклад про «новые механизмы финансирования». Не дождались кинематографисты и объявления списка студий, которым достанутся пресловутые государственные миллиарды. Ничего конкретного, — создаётся впечатление, что «форумы» проводятся для отвода глаз, а все ключевые решения уже приняты кулуарно.

«Не понимаю, почему интересы всего кинематографа у нас представляет один человек. Я его уважаю, но отчего он не дает никому подойти к Владимиру Владимировичу и Дмитрию Анатольевичу?» — в недоумении вопрошал Леонид Ярмольник.

Мы решили расспросить, скажем так, «рядовых» кинематографистов, которые в перераспределении госденег в кино не участвовали, но которых этот передел задел за живое — что они думают об этом?

Иван Бирюков, сценарист, кинорежиссёр.

— Говоря о проблемах отечественного кино, нужно сказать, что нынешний кинематограф не имеет сбыта продукции. Лишь 3−5% фильмов, выпускаемых в России, доходят до зрителя в кинопрокате. Что государство действительно должно сделать для кинематографа — это, прежде всего, воссоздать государственную киносеть. Кинопрокат, который существует в нашей стране на сегодняшний день, не принадлежит России. Управляющие и генеральные директора крупных киносетей — граждане России, а непосредственные владельцы находятся за рубежом. И в этих кинотеатрах демонстрируются зарубежные фильмы, а не наши. И только государство может эту ситуацию исправить.

У государства есть возможность восстановить государственную киносеть. Да, это большие вложения, но они сравнимы с государственным финансированием других десяти нацпроектов. Речь идет о двух миллиардах рублей. За эти деньги мы сможем восстановить большую сеть сельских кинотеатров, огромное количество которых занято мебельными салонами и магазинами сантехники. У зрителей в небольших городах, посёлках, районных центрах наконец-то появится возможность увидеть кино, которое у нас производится.

И если сеть будет достаточно широка, то только продажа билетов окупит производство картины, и вернутся государству деньги, затраченные на её производство. Понимаете, в чём прелесть именно государственного проката: тогда существует именно государственное производство, киноиндустрия.

«СП»: — А как вы относитесь к тому, что государственные деньги достанутся небольшому числу крупных студий?

 — Государство сказало: дадим мы вам почти пять миллиардов рублей. Половину — отдадим четверым-семерым. А оставшуюся половину — остальным. Когда приходишь в зал съезда кинематографистов — там сидит пять тысяч человек. 5 тысяч! — только членов Союза, не говоря уже о несоюзных работниках кино! Представляете, что случится, если деньги будут давать только крупным студиям? Это — глобальная безработица для профессиональных работников кино. Нет, конечно, эти «крупные» продюсерские компании выполнят наказ, выпустят десять картин, — страшно дорогостоящих картин! И дай Бог, чтобы из этих десяти, выполняющих установку, хотя бы одна картина была хорошей.

С такой позицией у нас останется 4−5 крупных киностудий на всю страну. Хотя «Три Тэ» — это что, крупная киностудия? «ТриТэ» — это частная киностудия, где частное лицо снимает одну картину в два-три года. Это что, киноиндустрия в России?

«СП»: — Отказ от частичного финансирования — правильное решение?

— Частичное финансирование — это порочнейшая практика, которую немедленно нужно прекратить. Если брать честных продюсеров, которые хотят сделать хорошее кино, для зрителя, — они получают 30−40 процентов из бюджета. И бегают с протянутой рукой. Но так как проката нет, кино не приносит прибыли априори. Если я не имею «лапы» на федеральном канале, если, как мелкий производитель, я не имею возможности широко прокатываться по американским кинотеатрам в России, я не имею возможности вообще свою продукцию хоть как-то продать.

Есть и другая проблема. Сейчас заканчивается финансовый 2009-й год. Все фильмы, находящиеся в завершении производства, которые частично финансировались государством, и срок производства которых в этом году заканчивается, по закону, должны быть готовы в конце декабря. И никого не волнует, что в стране и в мире «финансовый кризис», что нет инвесторов. В Госкино нам говорят: «Если вы, господа, в конце декабря, не сдадите картину, мы ваше дело передаём в суд! Взыщем деньги, полученные вами на производство фильмов, а если денег нет — заберём ваш дом, вашу машину и т. д. Или — посадим в тюрьму». Здорово, да? Накажут! И я сейчас в этой ситуации. Я не прошу у государства денег! Я прошу времени! У меня — снята картина, весь материал, и мне необходимо три месяца, чтобы я смог завершить картину и сдать её в эту самую госструктуру. Без суда, без нервотрёпок, которых более чем достаточно по творческой и производственной части проекта. Но это всё частности, мелочи. По большому счёту, необходимо, чтобы государственные люди, обличённые невероятной, абсолютной властью в России, задумались о киноиндустрии. Потому что это могло бы принести огромную прибыль стране, дать работу гигантскому количеству людей, которые заняты кинопроизводством. Иначе мы просто потерям кадры.

«СП»: — Что же можно сделать в этой ситуации?

— Необходимо инициировать обсуждение наболевших проблем широкой кинематографической общественностью. Провести круглые столы, конференции, пленум СК, где обсудить конкретные шаги — создание государственного кинопроката, альтернативного американскому и частному, которые существуют в России сейчас. Введение стопроцентного госфинансирования вместо частичного. Пусть будет более строгий отбор, но строгий отбор не по продюсерским компаниям, а по качеству киносценария. Чтобы качество сценария определяло ценность будущего проекта.

В случае, если этого не произойдёт, — что ж… Значит, вы заслуживаете той власти, которую выбираете.

Реваз Шарабидзе, продюсер United Film Company

 — Я уверен, что среди тех, кого государство будет финансировать согласно новой схеме, — киностудия им. Горького, Мосфильм и Ленфильм. На мой взгляд, это правильно и справедливо. Но самое главное, — кроме этих киностудий, будут «гламурные мейджоры», которые, естественно, и получат деньги. Во всей этой истории есть один плюс: отпадёт весь балласт и мусор, который прилип к нашему кинематографу, — это непрофессионалы от кино.

«СП»: — Что произойдёт с небольшими продюсерскими компаниями?

— На заседании говорилось о том, что мелкие компании получат деньги, как и остальные, свободные продюсерские компании… А в течении трёх лет государство поймёт, насколько они успешные. С другой стороны, что делать тем, которые уже успешные… Тем, которые не «гламурные мейджоры», а «свободные таланты»?

«СП»: — Одна из последних картин - «Тарас Бульба». Подобного рода картины могут сделать наш кинематограф конкурентоспособным не только внутри страны, но и на западном рынке?

— Нет, эти картины к конкурентоспособности не приведут. Я думаю, государство считает «успешными» сейчас те фильмы, которые собирают крупные кассовые сборы по стране, «вклиниваясь» в прокат американских картин. А на западном кинорынке их нет, там у нас ничего не происходит с такими картинами.

Успехом на западе будет пользоваться фестивальное кино. Или совместные проекты, которые западный зритель с интересом смотрит. К примеру, у нас состоялся совместный проект с итальянцами. Это дебютная картина выпускника экспериментальной киношколы Рима, под названием «10 зим», — она сразу получила участие в конкурсной программе Венецианского и Токийского кинофестивалей.

После того, как мы попали на киносмотр в Венецию, нам оказали финансовую поддержку, и мэрия Москвы, и министерство, и обещали дать денег на копии. Но мы проделали для этого огромную работу, завалили всех письмами, и только когда у нас что-то получилось, и стало понятно, что есть успех, нам стали помогать.

«СП»: — Как вы считаете, новая схема работы с киноотраслью не породит армию придворных творцов? Насколько подобное возможно?

— Это не просто возможно, это уже есть. И всегда было. Уже появилась каста «гламурных мейджоров». Но есть ещё свободные таланты, — это те, кто по-прежнему будет самостоятельно искать деньги, но останутся в профессии.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня