Культура

Десять книг нашего времени

Владимир Бондаренко о недавних литературных победах

  
4958

Хоть меня и упрекают иные за излишнее стремление к спискам, я считаю, что такие итоговые списки помогают читателям разобраться в движении литературы. Они могут соглашаться с конкретным списком Владимира Бондаренко, могут предлагать свои, но тенденция будет уловлена. Итак, на мой взгляд, наиболее интересные книги последних лет.

1. Сергей Алексеев. «Сорок уроков русского».

Издательство «Страга Севера». Роман-эссе о русском языке.

Я считаю эту книгу не только лучшей в творчестве самого Алексеева, но и наиболее значимой для всей русской современной литературы. Можно соглашаться или не соглашаться с той или иной трактовкой конкретного слова, но сама попытка создать образную систему русского языка дорогого стоит. Слова, как герои книг, они раскрывают нам мир всей древней Руси. Слова, как учебник истории. Всмотритесь внимательно в русские слова, и вы увидите все прошлое своего народа. Не случайно же и Валентин Распутин в то же самое время пишет свои «Уроки русского». Не случайно и у Владимира Личутина выходит книга очерков «Уроки русского». Пора всерьез задуматься народу нашему о своем родном языке, а через язык и о нашей истории, о нашем прошлом. Прекрасная книга замечательного русского писателя. Многие сочли, когда Сергей Алексеев ушел от своих глубинных русских романов в фэнтези, в мир «Сокровищниц Валькирий», что с былым писателем покончено. Но, во-первых, и Валькирии были примечательны, выбивались из ряда масс-литературы, во-вторых, и замыслы писателя не были учтены. Для своих «Сорока уроков русского» пригодился и опыт Валькирий.

2. Евгений Водолазкин. «Лавр».

Издательство «Астрель». Роман.

На «Большой книге», я как член жюри, дал роману наивысшую оценку — 10 баллов. Рад, что книга получила премию, и даже немного удивлен, что либеральное жюри осмелилось на такой шаг. Православный роман, житие русского святого. Пусть в нем можно найти параллели и с Умберто Эко, и с Патриком Зюскиндом. А можно ведь найти параллели и с протопопом Аввакумом. Кто чего ищет. Евгений Водолазкин — филолог, специалист по древнерусской литературе, автор романа «Соловьев и Ларионов», сборника эссе «Инструмент языка» и других книг.

Герой романа «Лавр» — русский юродивый, знахарь, лекарь. Он выхаживает чумных и раненых, убогих и немощных, и чем больше жертвует собой, тем очевиднее крепнет его дар. Пусть однажды его постигла неудача, погибла его возлюбленная при родах, и молодой знахарь не смог ей помочь. Эта неудача и определила его дальнейшую жизнь — спасителя и защитника. «Лавр» Водолазкина идет как бы в параллель с романом-эссе Сергея Алексеева, намечается какое-то новое национальное направление в русской прозе. Не просто историческое, а проповедническое, промыслительное. Что важно, народ покупает такие книги.

3. Евгений Евтушенко «Поэт в России больше, чем поэт». Антология русской поэзии за 10 столетий.

Издательство «Русский мир».

Как только мне не приходилось полемизировать с поэтом Евтушенко, в каких грехах его ни обвинять. И часто по делу. Но вышедшие первые два тома из пяти антологии русской поэзии даже у любого самого лютого евтушенковского оппонента ничего, кроме уважения не вызовут. Тем более, составлены они не за один год, не в спешке, видно, что поэт и впрямь любил и собирал всю жизнь лучшие русские стихи. И к каждому поэту написана статья, о многих написаны стихотворения. Может быть, это и было главное дело его жизни? Я уверен, этот пятитомник будут переиздавать до тех пор, пока жива Россия. Да и вообще, я рад, что поэт почувствовал себя наконец-то русским национальным поэтом. Рад и тому, что поэт отдал свою Антологию не в какой-нибудь коммерческий «ЭКСМО», а в патриотическое издательство «Русский мир». Думаю, этот пятитомник должен быть в каждой библиотеке, в каждой школе.

4. Виктор Калугин «Молитвы русских поэтов» в двух томах. Х1-ХХ1 в.в. Антология.

Издательство «Вече».

Тысячелетие русской молитвенной поэзии —это соединение и нашей молитвенной культуры и высочайшей русской поэзии. В антологии В.И. Калугина «Молитвы русских поэтов» впервые представлены молитвы и молитвенные стихи всех лучших русских поэтов от Феодосия Печерского и Владимира Мономаха до Ломоносова, Державина, Пушкина, Лермонтова, Блока и Есенина, Бродского и Кузнецова. Думаю, что и этот двухтомник обречен на долгожительство и будущие переиздания. Мы и на самих поэтов, по прочтении их молитв по -другому смотреть будем.

Когда мне надо взять в дорогу всего лишь одно истинно христианское слово русского писателя, я беру лермонтовскую «Молитву», чистота и прозрачность которой воистину имеют неземную силу:

В минуту жизни трудную.

Теснится ль в жизни грусть,

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная

В созвучье слов живых,

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,

Сомненье далеко —

И верится, и плачется,

И так легко, легко…

Не случайно Константин Леонтьев писал в своих письмах о христианских мотивах в русской поэзии: «У Кольцова, у Пушкина их много, но у Лермонтова больше всех».

5. Юрий Поляков «Гипсовый трубач».

Издательство АСТ.

Наконец-то вышел целиком толстенный и увлекательный роман Юрия Полякова «Гипсовый трубач». Увлеченные читатели готовы были автора разорвать на части, когда же будет конец? Сюжет прост: писатель Кокотов и скандально известный режиссер Жарынин отправляются за город писать киносценарий. Они рассказывают друг другу множество реальных и придуманных историй, вспоминают любимых женщин и случайных знакомых. Но в их беззаботное почти советское существование неожиданно вторгается большая игра, ставка в которой, как и положено в диком капитализме — собственность на землю в заповеднике… Как признается Поляков: «Роман неполиткорректный. Мои герои говорят о том, о чем говорят современные люди. Я считаю, что писатель обязан быть неполиткорректным». Роман Юрия Полякова «Гипсовый трубач» соединяет в себе черты детектива, социальной сатиры и любовной истории. Можно вспомнить и «Декамерон», и Ильфа с Петровым, и Апулея… Впрочем, Юрий Поляков со своей искрометной иронией и изящной сатирой сам способен покорить любого требовательного читателя. В новой авторской редакции 2013 собраны все части романа, а также рассказ писателя о его создании. Остается читать роман и восхищаться. И не заниматься ненужными спорами.

6. Станислав Куняев. «Любовь, исполненная зла».

Издательство «Голос-пресс»

Обратившись к сложнейшей проблеме гибели Николая Рубцова и его взаимоотношений с Людмилой Дербиной, через откровенно агрессивную поэзию Дербиной Куняев приходит к переосмыслению всего серебряного века. Его версию можно принимать, или не принимать, но равнодушной она не оставит никого. Также как и предыдущие книги публицистики «Шляхта и мы» и «Жрецы и жертвы Холокоста». Допускаю, что его поздняя публицистика, начиная с воспоминаний «Поэзия. Судьба. Россия» станет вершиной творчества Станислава Куняева. Прежде всего — это поэтическая яростная публицистика, никакого объективизма, взгляд на мир и на русскую поэзию чисто куняевский. Он прочел всю поэзию русских декадентов, как разрушительную, антипушкинскую и антирусскую. Впрочем, не он первым стал критиковать наш «Серебряный век», в котором на самом деле хватало разрушительных мотивов. Он попытался восстановить всю историю русско-польских отношений в полном объеме. По крайней мере, в Польше эта книга вызвала большой скандал. Но опровержений не последовало. Если первая половина ХХ века была прочитана многими под знаком Ильи Эренбурга «Люди, годы, жизнь», то конец ХХ века вышел явно куняевским, и противопоставить его книгам нечего.

7. Сергей Беляков. Гумилев, сын Гумилева.

Издательство «Астрель».

Меня эта книга приятно поразила. Как один из самых яростных молодых либеральных критиков превратился в достойного консерватора и талантливого гумилеведа. Оказывается, он около двадцати лет занимался изучением созданной ученым пассионарной теории этногенеза.

Сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева, узник Норильска и Камышлага, переживший четыре ареста и два лагерных срока, солдат Великой Отечественной, участник штурма Берлина, гениальный ученый Лев Николаевич Гумилев — историк с уникальной судьбой и странной, полной тайн и загадок личной жизнью. Им можно и впрямь увлечься на всю жизнь. Пусть и недолюбливают его иные академики, пусть и приравнивают его чуть ли не к фашистам. От гения не убудет. И то, что именно молодой либерал написал такую книгу, полезно для реабилитации его памяти. Жаль, он не сослался на последнее прижизненное интервью Льва Гумилева, взятое у него моим сыном, тоже молодым историком, Григорием Бондаренко, и напечатанное в газете «Завтра». Ну да ладно, решил обойтись без нас. А книга и на самом деле замечательная. «Я только узнал, что люди разные, и хотел рассказать, почему между народами были и будут кровавые скандалы», — говорил Лев Гумилев.

8. Александр Проханов. «Время золотое» Роман.

Издательство «Центрполиграф».

Все мои недоброжелатели уже негодуют, что же он так долго своего Проханова не вытаскивает? Вот и получайте, вытащил, да еще какого, самого золотого. Который всю вашу болотную оппозицию так измордовал, что и без Путина на неё уже смотреть никто не станет. Хотя, по сути, роман «Время золотое», посвященный всем недавним схваткам и междоусобицам, всем болотным и Поклонным площадям и улицам, на самом деле вытаскивает наверх вроде бы запрещенную самим Путиным идеологию, спасительную для нашего государства. Идеология и является главным героем романа, также как у Сергея Алексеева главным героем является русский язык. Впрочем, идеологии тоже никак без языка не обойтись, но такого красочного метафорического языка, как у Проханова, нынче ни у кого не найти. Может быть, этот роман и поможет нашему лидеру Владимиру Путину, всё-таки, обзавестись государственной идеологией, столь необходимой для победного рывка.

9. Дмитрий Новиков. «В сетях твоих».

Карелия. Петрозаводск.

Читатель может отнести этот выбор к моему северному патриотизму. Но что поделать, север всегда поставляет России самых лучших писателей, от Белова до Балашова, от Личутина до относительно молодого Дмитрия Новикова. Писатель Дмитрий Новиков, отнес себя к новому направлению наряду с Яной Жемойтелите, Александром Бушковским и Ириной Мамаевой. Молодым так и положено заявлять о себе. Да, мы — новая северная проза. И прекрасно. И нечего давить нас Москвой.

«Эти тексты отличаются от того, что пишут и издают сейчас в столицах. Многие мои приятели говорят, что заходить в книжный магазин стало страшно, потому что со всех полок на тебя кидаются демоны. То есть какое-то развлекательно-демоническое направление. А эти книги о серьезном, это настоящая литература, в ней вдохновением никто не торгует», — заявил Новиков. Новиков сравнил новую северную прозу с карельской сосной: растет медленно, зато какая ценная древесина!

«Так же и северная проза: медленно, мучительно прирастает она новыми словами, еще труднее — законченными произведениями. Мороз и снег, нехватка солнца, тяжелый авитаминоз — где брать ей силы, как не в упорстве и труде, в терпении? Но в результате этого процесса могут появиться такие яркие, светлые пронзительные книги, что порой захватывает дух и слезы выступают на глазах», — это уже почти манифест, в котором содержатся принципы нового литературного направления.

Еще одну характерную черту новой северной прозы назвала Яна Жемойтелите: «Она обнажает главную черту северного менталитета — с одной стороны, большая душевная хрупкость, а с другой, замкнутость человека в себе».

Книга Дмитрия Новикова состоит из 13 повестей, очерков и рассказов, объединенных любовью к Северу. «Почему Новиков? Всё очень просто — он умеет писать», — так отозвался о его творчестве известный писатель Андрей Битов. Дмитрий Новиков учился на медицинском факультете Петрозаводского университета, откуда его призвали служить на Северный флот. После демобилизации двенадцать лет занимался бизнесом. Затем резко ушел в непрестижную серьезную литературу. Пока он пишет только о севере и северных людях, молчаливых и честных. Провинцией и спасется Россия.

10. Сергей Шаргунов. «1993». Роман.

Издательство АСТ.

«1993» — книга о сложных семейных отношениях между собой мужа и жены, работников «аварийки», и взрослении их дочери. Но автор блестяще вывел эти драматические семейные разлады на фоне большой трагедии октября 1993 года, когда муж и жена оказались, как часто в России бывает, на разных баррикадах.

Муж гибнет, и семейная драма превращается в трагедию всей страны, так и не вышедшей из того исторического кризиса. Был шанс у Путина поставить точку в октябре 2013 года и воспеть защитников Дома Советов, примирить обе стороны, к сожалению этим шансом не воспользовались. «1993» год будет кровоточить и дальше. А Сергей молодец, что поднял эту мучительную тему.

* * *

Такова моя десятка. Много хороших книг упустил, и слева, и справа, и Лимонова, и Сегеня, и Сенчина, и Беликова, и Кудимовой, и Дорошенко… Но жизнь продолжается, русская литература живет. Будем жить и мы!

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня