Культура

Новые пораженцы

Владимир Бондаренко о враждебности либеральных кругов традиционным русским ценностям

  
5208
Новые пораженцы

В нормальном обществе, в нормальной стране допустимы самые радикальные дискуссии, самые радикальные и непримиримые идейные оппоненты. Но приходит время «Ч», и никакие оппоненты не допустимы. Вряд ли США мирно дискутируют с исламскими оппонентами, отрезающими головы их журналистам, не допускают они и одобрения таких действий в прессе самой Америки. Так и у нас, сегодня, на мой взгляд, не допустимы «новые пораженцы», приветствующие гибель русских добровольцев на Донбассе. Это — раковая опухоль на теле России. Это — все равно, что в 1942 году призывать к сдаче Москвы и Ленинграда.

Считается в нашем сугубо материализованном обществе, что наиболее опасны диверсии в промышленности, в оборонке, в сфере космоса. На самом деле, наиболее опасны именно идеологические диверсанты. Посмотрите на Украину, еще недавно вполне спокойная и благополучная страна сейчас охвачена манией ненависти к России. И это касается не только «западенцев», но — русских жителей Киева и Харькова, Одессы и Днепропетровска. Блестяще проведенная идеологическая диверсия всего общества. В припадке антирусской истерии граждане Украины даже не думают о собственном экономическом крахе, грядущем голоде и холоде. Даже в плохой погоде виноваты лишь москали… Как бы ни относиться к политике России по отношению к Украине, увы, она оборонительная, ибо в самой Украине победили те самые идеологические диверсанты, фантастическая смесь проамериканских либералов и ультранационалистических бандеровцев. Американцы не скрывают, что потратили не меньше пяти миллиардов долларов на этих идеологических диверсантов.

Но подобная идеологическая диверсия уже давно полным ходом исполняется в самой России. Речь не идет о свободе слова или о преследовании инакомыслия. Речь не идет о прославлении или критике президента Путина. Пожалуйста, критикуйте его на здоровье. Речь идет о здравом смысле. К счастью, наши отечественные либералы никогда не соединятся с русскими националистическими силами, и потому заранее обречены на поражение, у них никогда не будет устойчивого большинства. Ведь сила проамериканских идеологических диверсантов на наших национальных окраинах бывшего Советского Союза в том, что там под антироссийскими лозунгами объединяются самые противоположные силы, крайние либералы и крайние националисты, и вместе они хоть и временно, но завоевывают большинство голосов и берут власть в свои руки.

А что делать русофобам в России? Могли ли у нас либералы надолго захватить власть?

Так уж устроено либеральное общество в России, что оно всегда враждебно к традиционным русским ценностям в любой сфере, в культуре, религии, литературе, спорте…

Вспомните, как Виктор Шендерович умудрился сравнить победу юной фигуристки Юлии Липницкой на Олимпиаде в Сочи с победой немецкого чемпиона в толкании ядра Ханса Вельке на Олимпиаде в Мюнхене 1936 года. Напомню слова Шендеровича: «улыбчивый парень, красавец, символизирующий молодость новой Германии! Что-то, однако, мешает нам сегодня радоваться его победе. Не иначе, мы в курсе итоговой цены этого спортивного подвига — цены, в которую вошли и Дахау, и Ковентри, и Хатынь, и Ленинград…» С какой стати победы русских спортсменов приравнены к победам немецких олимпийцев? Да я, кстати, не вижу никакой связи между победами немецких спортсменов на Олимпиаде и фашизацией Германии. Если любое проявление величия Германии приравнивать к победе фашистов, то в число предвестников фашизма войдут и поэт Генрих Гейне, и композиторы Бетховен и Вагнер, и философы Ницше и Фрейд, и тот же германоязычный писатель Франц Кафка. Зачем он писал на немецком языке?

Это вековечная загадка для многих, почему наши либералы так ненавидят русскую культуру. В позднесоветский период и в начале перестройки либералы вроде бы выстраивали для себя модель антисоветской идеологии, но достаточно быстро разобравшись с советским наследием, разрушив всю советскую науку и промышленность, закрыв в годы перестройки около ста тысяч якобы никому не нужных заводов, уничтожив совхозы и колхозы, растоптав советский кинематограф, советский театр, отправив в макулатуру всю советскую литературу, они вдруг поняли что не советская идеология их главный враг. Как призналась литературовед и критик Майя Каганская, переехавшая в Израиль: «Я считала себя врагом всего советского, и только переехав в Израиль, я поняла, что на самом деле, ненавижу все русское…»

Это признание дорогого стоит, вслед за ней и все наши отечественные либералы осознали, что дело не в советских ценностях, которые тоже держались на традиционной русской культуре, дело в русскости как таковой. Им одинаково чужда и царская монархическая модель России до 1917 года, и советская сталинская модель Советского Союза, им чужда даже была ельцинская нахрапистость, ненавидят они и нынешний государственно-рыночный режим. Уверен, замени Путина на Шойгу или еще кого-нибудь, они и такой режим будут ненавидеть, если он не будет обращен на уничтожение России.

Это идеологическое противостояние никогда не исчезало, ни в царские времена, ни в советские, ни в антисоветские. В литературе и культуре мы всегда знали, на какой стороне Бакланов и Гранин, а на какой Шолохов и Распутин, на какой стороне Михаил Царев, а на какой стороне Юрий Любимов. Точно также и в эмиграции был лагерь, условно говоря, солженицынский, и был лагерь сахаровский, был Иван Солоневич и НТС, и было «Новое русское слово». Самое парадоксальное, что это противостояние либеральных русофобов и государственников любого толка не держится, как считают многие, на той или иной национальной основе. Наши новые и старые пораженцы могут быть и коренными русаками, и инородцами, а среди государственников мы найдем и грузин, и евреев, и татар. Это же не только Станислав Куняев, но и Иосиф Бродский гениально воспел русский народ и русскую литературу:

Путь певца — это родиной выбранный путь.

И куда ни взгляни — можно только к народу свернуть,

раствориться, как капля, в бессчетных людских голосах,

затеряться листком в неумолчных шумящих лесах…

И как бы его либеральные знакомцы ни пытались выкинуть подальше это стихотворение о русском народе, названное Ахматовой гениальным, он всегда подчеркивал его важность, также как стихотворение о маршале Жукове, и стихотворение, посвященное Украине, написаное явно с «кацапских» позиций:

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.

Плюнуть что ли в Днипро: может, он вспять покатит…

Не поминайте лихом! Вашего хлеба, неба

нам, — подавись мы жмыхом и колобом, — не треба.

Впрочем, он и в стихах признавал, что он — «не либерал, но грустных мыслей генерал».

Уже в наши дни, в самое последнее время, в атаку за Россию и русскую культуру отважно пошла и Юнна Мориц. Один из последних по-настоящему больших поэтов ХХ века.

Если ненависть к России — знак почёта

И такая элитарная работа,

Где Россию держит власть за идиота

И при этом еле держится сама, —

Отвратительна такая атмосфера

Человечеству российского размера,

Человечеству российского ума!

И как же набросилось на поэта за ее патриотические стихи все это грязное племя! Им не понять, как можно дорожить Россией. Юнна Мориц брезгливо сказала всей либеральной стае: «Есть люди, которые содрогательно восхищаются, когда Россию называют помойкой, местом, где жить нельзя, откуда „пора валить“, потому что майдан невозможен с такими „белковыми веществами“, холопами, насекомыми, пресмыкающимися, как мы, не приветствующие майдановский апокалипсис. Нам приказано „прогрессивной общественностью“ смотреть на себя и ужасаться! Травиться ужасом, глядя на собственное лицо. Ни в коем случае не спасать своих соотечественников, попавших в беду, как журналисты в Украине, а топить их со всей беспощадностью, чтобы в яме сидели с мешками на голове. Защищать надо исключительно иностранцев, которые пишут, что Россия — оккупант, хуже Гитлера. Я, безусловно, не член такой „прогрессивной общественности“, а её антипод, диаметральная противоположность. Пусть она смотрит на себя и ужасается. А мой Читатель ни в коем случае не должен травиться ужасом, глядя на собственное лицо!.. Поэтому всё моё поэтство — противоядие, противозанудное устройство и антидепрессант. .»

Все-таки, мне кажется в идеологической основе нашего векового противостояния либералов и государственников заложено понимание и нами, и нашими либеральными оппонентами того, что Россия — не западный мир, не европейская цивилизация, а нечто иное, Пусть и близкое по культуре, по расовой основе, но иное. Лишь растоптав саму Россию либерализм может победить.

Меня еще в советские времена поражало, что в той же Франции самые разные силы, от Ле Пена до лидера коммунистов Жоржа Марше, прежде всего защищали национальные интересы самой Франции, а потом уже свои политические программы, в Америке, в Германии, при самых ожесточенных схватках политических соперников, национальные интересы своих стран защищались одинаково всеми.

У нас же традиционно наши либеральные силы воевали против самой России, слали приветственные телеграммы японскому императору, поздравляя его с победой над Россией, приветствовали поражения своей армии в любых войнах. При этом они всегда еще надеялись на финансовую поддержку проклинаемого ими правительства. И часто получали эту поддержку. Не секрет, что левые силы в царской России поддерживались монархией гораздо больше, чем тот же «Союз русского народа».

Не секрет, что и в советское время за связь с НТС или Солженицыным наши русские инакомыслящие получали куда большие тюремные сроки, чем за связь с либеральными эмигрантскими центрами. Пример Леонида Бородина или Владимира Осипова очевиден.

Вот и в наше время меня больше всего поражает государственная поддержка русофобских либеральствующих структур. Неужели в нашей стране возможен порядок, только согласно сталинской логике: «Если враг не сдается, его уничтожают»? И я ведь не столько Макаревичей и Быковых виню, сколько их государственных, чиновных покровителей. Я не призываю к тотальному запрету всех наших самых злобных оппонентов, призываю обратиться хотя бы к американскому опыту. Я достаточно часто в свое время бывал в США, общался с самыми радикальными организациями, от индейцев до расистов, от черного лидера Фаррахана до лидера Ку-клукс-клана Дэвида Дюка, выступал в Сан-Франциско вместе с Анджелой Дэвис, и хорошо знаю, как в Америке управляются со своими оппонентами.

В Америке можно выпускать и троцкистские и сталинистские газеты, но — ничтожными тиражами и без какой-либо поддержки. Никакая федеральная издательская, телевизионная, газетная информационная сеть тебя никогда не поддержит, ни государственная, ни частная. Сразу же лишать лицензии.

Вот и у нас либералы, которые кипят от ненависти к России, пусть выпускают маленькие книжонки, участвуют в маленьких частных концертиках. Никакие федеральные издательские и информационные программы их не должны поддерживать. Пусть топчутся в своем малюсеньком уголке. Почему народ за свои деньги должен содержать своих ненавистников? Почему наше государство оплачивает своих врагов?

Вот, к примеру, сейчас открылась очередная Международная книжная ярмарка. Прочитайте, кто рекламируется нашими федеральными изданиями, кому предоставят самое большое слово: все те же Дмитрий Быков и Виктор Ерофеев, Людмила Улицкая и Виктор Шендерович. А где же наши патриоты? Нигде.

Я уж думаю, не за антирусскую ли яростную политику наше Министерство культуры и министр Мединский хотят изгнать из своего дома патриотический Союз писателей России, и отдать этот писательский дом в Хамовниках Пен-центру, защищающему украинских карателей и другим либеральствующим писателям? Как бы в отместку за русский Крым. Вы себе Крым забрали, а мы у русских писателей здание отберем, чтобы негде было им Россию воспевать?

Этих подпольных тайных ненавистников России, увы, хватает и во властных структурах. Им, если честно, нет дела ни до Донбасса, ни до Киева. Но в своей корыстной деятельности они боятся все того же «советского почерка», и потому всегда будут поддерживать любые либеральные разрушительные явления, даже себе во вред. Национальная Россия, сам русский дух, воспетый Пушкиным, им ненавистен в любом виде, советском, державном, монархическом, большевистском. Либералы всегда против любой державности, и потому они обречены проигрывать. Их всегда ждет крах.

Я прочитал замечательный рассказ писателя Николая Иванова «Засечная черта» на сайте «Российского писателя», сейчас публикую его в своей газете «День литературы». Рассказ о сегодняшней войне на Донбассе, прежде всего прекрасный художественный рассказ, сильные народные характеры, взятые из жизни ситуации. Его бы по всем программам телевидения вслух прочитать, в главных газетах страны разместить, да кто же такое позволит?

Выходит уже в «Нашем современнике» роман Александра Проханова «Крым», писатель более чем известный, публичная фигура. Вот и сделайте его роман событием года. Но нет же, скорее наоборот, популярный журнал «Огонек» стремится опорочить не только Александра Проханова, но и всю нашу нынешнюю талантливую русскую национальную прозу.

Старые либералы начинают чувствовать свое надвигающееся поражение. Сколько бы премий не подсовывали либералам, а на первый ряд русской литературы с неизбежностью выбираются писатели с государственным, национальным кругозором. И даже критикесса Наталья Иванова признает: «Представители современной новосоветской прозы называли себя „новыми реалистами“, социалистами, просто левыми… Так на страницы журналов и на телеэкраны попали не только Проханов и Елизаров, но и Шаргунов, и Прилепин. Читатель поворачивается к советскому вместе с ними.»

Мне остается только согласиться с критикессой, признающей свое и своих либеральных коллег, полное поражение: «Я отслеживаю книги, которые появляются у новосоветских авторов, знаю… получат в скором будущем литературные премии, но понимаю, что полемизировать с ними бессмысленно…»

И впрямь, сопротивление либералов бессмысленно. Самое главное, сама Россия предпочла таких героев в книгах, как герои Проханова и Прилепина, Николая Иванова и Андрея Антипина, Михаила Елизарова и Александра Сегеня. Значит, дальше такие герои восторжествуют и в реальной жизни, они и будут управлять Россией. Восторг так называемых новосоветских авторов — это же и есть восторг перед будущим России. Только я бы не стал называть ни этих своих давно любимых авторов, ни их героев — новосоветскими, скорее они — старорусские, поверх всех перестроек и развалов России восстанавливающих и великую Державу, и великую русскую литературу.

Либералам никогда не понять таких писателей, как мой старый знакомый по Лондону, поэт и драматург Юрий Юрченко, с кем мы когда-то вместе участвовали в турнире поэтов в Лондоне, организованном Олегом Борушко. Жил себе поэт в Париже, более-менее благополучно существовал, иные московские либералы ему позавидовали бы. Но когда началась война на Украине, которой он не чужд, Юрченко, как патриот России, как самый настоящий русский «ватник», бросил и свой французский театр, и устроенную французскую жизнь, и помчался на Донбасс добровольцем-ополченцем.

Короче: однажды на спуске

с горы, на которой я жил,

я вспомнил о том, что я — русский,

и больше уже не забыл…

Сейчас Юрий Юрченко томится в плену у бандеровцев, и я не вижу, чтобы его былые либеральные литературные друзья, любящие навещать его в Париже, устраивали акции в Москве и Киеве в его защиту.

Не выдержал наглого напора либералов даже такой независимый, держащийся нейтралитета писатель, как Андрей Битов, официальный президент Русского ПЕН-центра. Все-таки, ПЕН-центр не политическая организация, защищающая права писателей, не более. И вдруг, в ожидании переезда в отобранный у русских писателей дом в Хамовниках, чиновники ПЕН-центра, возглавляемые Людмилой Улицкой, помещают на сайте различные документы, обвиняющие нас в пролитии крови в Крыму и его русской оккупации. Эту политику и раскритиковал Андрей Битов, кстати, в свое время большой любитель «оккупации» Дома творчества в Коктебеле, понимающий его значимость для русской культуре. «И мне теперь интересно, с кем согласовывался наш новый сайт? Исполком, как я понимаю, об этом не ведал. При чем тут трезубец, как его герб!.. При чем тут и появления от имени собственного, публикующиеся как мнение всего ПЕН-центра…»

Писатели, как и все люди на свете, бывают разные. Друзей у писателей всегда немного. Но бывают такие периоды, когда отмолчаться нельзя, когда обязательно надо определиться, с кем ты, за что ты. За Россию, за русский народ, за русскую культуру, или откровенно против? В мирное время можно поспорить в ЦДЛ, можно, в крайнем случае, и подраться за какие-то свои принципы. Но когда убивают русских людей, когда твою Родину поливают грязью, а весь народ обзывают колорадскими жуками, надо прежде всего писателю сказать свое слово, как сказали Александр Проханов и Эдуард Лимонов, Юнна Мориц и Захар Прилепин, Юрий Юрченко и Сергей Лукьяненко. В наших общих ночных и дневных дозорах мы отстоим матушку-Русь, поддержали бы только наши усилия российские чиновники.

Фото ИТАР-ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня