18+
четверг, 29 сентября
Экономика

Пенсий не будет по закону

Треть трудоспособного населения в России не платит налоги и не рассчитывает на помощь в старости

  
17498
Пенсий не будет по закону

Государство не имеет представлений о том, где работает 22,5 миллиона граждан, которые не зарегистрированы в системе соцстрахования и не платят в Пенсионный фонд. В будущем эти люди не смогут претендовать на достойную пенсию. Как пишет «Российская газета», на последнем совещании вице-премьер Ольга Голодец поставила задачу вывести из «тени» треть нелегальных трудящихся и 10% зарплат.

Разговоры о том, что люди у нас непонятно чем заняты, идут уже давно. Официальная безработица в России постоянно снижается (сейчас она на уровне около 5% от трудоспособного населения). Если люди не встают на биржу труда, то они считаются трудоустроенными, и государство может показывать красивые цифры статистики и говорить о том, что у нас всё благополучно. По крайней мере, лучше, чем в «растленной Европе», где до четверти трудоспособного населения сидит на пособии.

С другой стороны, никто не может заставить почти треть трудящихся заплатить налоги. Они не платят за медицину и не отчисляют средства на выплату пенсий. Это может быть свидетельством того, что работа у людей не такая уж хорошая.

Во многих провинциальных городках основное место работы людей — местный рынок. Там люди проводят досуг, знакомятся, влюбляются и создают семьи, а администрация рынка избирается в местные органы власти. Понятно, что мало кто из торговцев оформился как владелец ООО или как индивидуальный предприниматель.

Еще в провинции поражает огромное число вывесок «Автозапчасти» и «Всё для ремонта». Многие зарабатывают себе на жизнь тем, что чинят машины и кладут линолеум в домах земляков. Налоги они тоже не платят.

В принципе, многие люди не видят особый смысл отчислять часть заработка государству. Всякие увещевания в стиле «Россия — наш общий дом» мало на кого действуют. Поэтому граждане соглашаются работать без оформления, а многих просто вынуждают это делать. Работы на рынке хватает не всем, и люди едут на стройки или в качестве прислуги в крупные города. «Вахтовиками» забиты многие поезда дальнего следования, электрички, общежития. Предпринимателям же выгодно нанимать бесправных людей и не платить в фонды социального страхования, да и запросы у «вахтовиков» меньше, чем у местных жителей. В определенном смысле, работники без оформления похожи на «пролов» в антиутопии Оруэлла «1984», то есть на не интересных государству людей, которые живут сами по себе.

Единственно, чем государство может сагитировать людей делать всё по закону, это угрозами в будущем не платить пенсию. Но пенсионная система за последние годы менялась столько раз, что многие наши граждане уже не верят никаким посулам. Долго правительство убеждало людей, что самая лучшая система — накопительная. Мол, каждый человек будет потихоньку откладывать себе на старость, в это время денежки будут инвестироваться в перспективные проекты и расти. И люди могут выбрать между вложениями в государственный Пенсионный фонд с большей надежностью, но меньшей доходностью, или в негосударственные структуры, где риск выше, но и прибыльность обещает быть высокой. Многие поверили в эту схему, представили себе, как подобно европейским пенсионерам будут путешествовать в пожилом возрасте, и даже стали отчислять на будущее дополнительно.

Но потом с высоких трибун сказали, что система себя не оправдала, и от накоплений мы переходим к неким баллам, тут же прозванные некоторыми «трудоднями». Потом объявили о заморозке средств негосударственных фондов. Последняя новость — деньги вернут, но только при условии их вложения в банки, пострадавшие от западных санкций. Дескать, за границей им в кредитах отказали, и теперь накопления граждан будут в самый раз. Речь идет о 440 миллиардах рублей, которые должны спасти наши финансовые учреждения. Не сложно догадаться, что такие перспективы не сильно обнадеживают граждан, и о будущем многие просто предпочитают не думать.

— Неучтенные работники это острая проблема для нашей страны, — говорит директор Всероссийского центра уровня жизни Вячеслав Бобков. — Это явление называют «неустойчивой занятостью». Значительная ее часть связана с «теневой» занятостью, если говорить о налогах и страховых платежах. Оборотная сторона этого — отсутствие социальных гарантий у работников. «Неустойчивая» занятость характерна для сезонных работников, для строителей на приусадебных участках, сиделок, нянь, репетиторов. С ними не оформлены трудовые отношения, зарплату они получают непосредственно от работодателя, а так как трудовые отношения не оформлены, то и гарантий у работников нет.

Снизить масштабы явления можно совершенствованием трудового законодательства. В нем пока не проработаны многие формы занятости. В частности, «заемный труд», когда агентства нанимают людей, а потом отправляют их работать в другое место, где могут быть ранее не обговоренные условия труда. В Европе отработан этот процесс, а у нас пошли на радикальную меру и с 2015 года «заемный труд» будет начисто отменен. Только недавно была отрегулирована дистанционная занятость. Но многие процессы никак не прописаны в законах.

Много неясностей в сфере гражданско-правовых договоров, которые отличаются от трудовых договоров. В гражданско-правовых договорах не предусмотрен отпуск и больничный лист.

У нас есть еще и проблема мигрантов, в этой сфере и вовсе царят средневековые порядки. Работники не имеют никаких прав, а эксплуатация людей носит самый ужасный характер.

Надо повышать ответственность работодателя при использовании такой рабочей силы.

«СП»: — Как сказывается «неустойчивая занятость» на уровне жизни людей?

— Надо разделять это явление на принудительное и добровольное. Добровольное — это когда человек работает по своей воле, но не платит налогов. Это характерно для квалифицированных специалистов. Обычно человек не задумывается о своем будущем. Но большая часть работников в условиях отсутствия учета трудятся принудительно. Многие работают вахтовым методом, прислуживают во всяких магазинах и кафе. Они даже ночуют на рабочем месте, а трудовых договоров с ними не заключают. Но в провинции нет нормальных рабочих мест, и люди вынуждены соглашаться на такие условия.

«СП»: — Получается, что «неустойчивая занятость» характерна для неблагополучной экономики.

— Конечно, люди вынужденно идут на работу без оформления, соглашаются на отсутствие гарантий. Это приводит и к снижению зарплат в отраслях.

К «неустойчивой занятости» приводит и быстрый рост производства, который порождает перемещения огромного числа людей. А работодатель обычно думает о большей прибыли, ему выгодно не нести никакой социальной ответственности. Вокруг него быстро меняются условия бизнеса, появляются конкуренты, новые виды товаров. Работодатели трудоустройство на время называют красиво «гибкой занятостью». Но люди вынуждены терпеть снижение зарплат и отсутствие гарантий. В целом, ситуация в той или иной мере касается 92% работоспособных граждан, которые трудятся по найму.

Но государство должно решать эту проблему.

«СП»: — Какую роль играет то, что постоянно меняются принципы пенсионных начислений?

— Нестабильность порождает недоверие к пенсионной системе. Я не считаю хорошим явлением, что у нас постоянно меняются правила игры.

Но мы должны понимать, что сейчас наша страна не готова к накопительной пенсии. Отчисления некуда инвестировать, и деньги теряются. Они не прирастают должной прибылью и не сохраняют своей стоимости. Поэтому государство свертывает программу. Через пять-семь лет, когда надо будет делать первые выплаты по накопительной системе, окажется, что отложенное крайне незначительно. Это вызовет социальный взрыв.

Чем отличается накопительная система от страховой? Страховая — это когда работодатель делает отчисления, и средства сразу идут на выплату нынешним пенсионерам. В таком случае деньги не теряют своей стоимости. А вот когда деньги идут в накопления, то единственный способ их сохранить — вложить в какие-нибудь проекты. Но вы видите, насколько нестабильна у нас экономическая ситуация. Мы переходим от одной модели экономики к другой, принимаются не самые лучшие решения по развитию страны, а сейчас еще и обострилась конфронтация на международной арене.

По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновациям и предпринимательству Николая Арефьева, проблема в том, что государство не создало нормальных условий для работы людей:

— Люди предпочитают работать без договора, а не вставать на учет на бирже труда. Никто не хочет числиться безработным, потому что потом на работу нигде не возьмут.

Тем более, на сегодняшний день законы такие, что пенсию, наверное, никто не получит. А если человек работает без трудовой книжки, то и стаж у него не идет. Это значит, что на пенсию он никогда не выйдет. И вот в этом самая главная беда для людей.

Для государства такое положение дел плохо тем, что люди работают, но не платят налоги, на них не идут отчисления в страховые фонды. Сама по себе экономика не страдает, так как люди что-то делают, общая статистика это учитывает. Но страдает бюджет, страдают сами трудящиеся. Расплачиваться они будут, когда будут выходить на пенсию.

«СП»: — Но правила начисления пенсий постоянно меняются.

— Люди относятся к этому как к неизбежному злу. Другое дело, что какая-то надежда на получение пенсий у людей всё-таки есть. Если будет государство, если у людей будет стаж, то не всё так печально. Хотя у нас всё возможно.

Правда, нынешняя пенсионная система направлена не на то, чтобы выплатить людям деньги, а как сократить социальные выплаты и льготы. Поэтому придумывают разные схемы, говорят о накопительной, о страховой части пенсии. Раньше люди работали у государства, и государство платило пенсии. Выплаты были стабильными, и ни у кого не возникало лишних вопросов.

Сегодня наше государство не работает, и под руководством нашего правительства работать не собирается. Естественно, такое государство ничего не зарабатывает. Одних денег от продажи нефти на всё не хватает, ни на содержание государства, ни на пенсионные выплаты. Поэтому и существует такая неопределенность с пенсионным обеспечением.

Хотя люди верят и такой системе. Граждане работают «втемную» потому, что найти хорошую работу очень сложно. По-хорошему, занятые без договора должны считаться безработными. Но так как они не регистрируются таковыми, то их статистика по безработице не учитывает, считается, что они работают.

«СП»: — Люди больше предпочитают перебиваться случайными заработками, или работодатели принципиально не хотят оформлять людей?

— В городах владельцы предприятий просто не хотят платить в социальные фонды. Ведь платежи просто огромные, практически треть фонда заработной платы надо отдавать государству. Кстати, платежи хотят еще и повысить, но тогда все зарплаты уйдут «в тень».

Есть проблема и в сельской местности, где работают фермеры. Как правило, это безграмотные люди, которые ни к какой бухгалтерии не приучены. Фермер нанимает работников, или батраков, как говорили раньше. Он если бы и захотел, то не смог бы оформить людей должным образом. Поэтому он числится как индивидуальный предприниматель, а сам пользуется трудом батраков. И он не понимает, как сделать запись в трудовой книжке, как поставить печать, а заводить бухгалтера дорого.

«СП»: — Можно ли исправить ситуацию?

— У нас в России 7 миллионов 700 тысяч предприятий. На них приходится 92 тысячи работников налоговых органов. Эти 92 тысячи никак не могут проверить 7,7 миллиона предприятий. Так что стоит задуматься, зачем нам столько предприятий. Они должны быть крупными, и их должно быть меньше. Многие мелкие предприятии не могут должным образом оформить людей. Но если они даже этого сделать не могут, то их и быть не должно, по моему мнению. В государстве надо иметь меньше предприятий, но чтобы их можно было поставить под контроль.

В то же время, не должно быть таких высоких налогов, которые треть дохода отнимают у людей. Только из-за того, что государство не хочет нормально наполнять пенсионный фонд, оно облагает налогами бизнес. А из-за этого государство не получает даже тех средств, которые бы собирались при более низком налоге. Бизнес просто не может платить.

«СП»: — То есть, дело в сложном законодательстве и высоких налогах.

— Совершенно верно. В прошлом году налоговые инспекции проверили 34 тысячи предприятий. Почти 99% из них платили не все налоги, и у них истребовали сумму 360 миллиардов рублей. Это только 34 тысячи из 7,7 миллионов предприятий. Если бы проверили всех, то мы бы, наверное, получили три годовых бюджета в виде недоимок.

Так что надо сокращать число предприятий и сокращать налоги. Чтобы налоги платили с удовольствием. Но когда они отбирают половину выручки, то бизнес вести просто невозможно. Есть же еще и коррупционная составляющая.

«СП»: — Люди сами зарабатывают себе на жизнь, а государство живет само по себе.

— Государство само себя поставило в такие условия, что ему платить никто не хочет. Государство кроме репрессивного, никакого воздействия на бизнес и людей не оказывает.

Во время избирательной кампании я был в одном селе. И мне люди сказали: «Что вы нам рассказываете про губернатора, про депутатов? Вот мы сажаем картошку, выращиваем скот — тем и живем. А ваши губернаторы с депутатами хотят к нам прийти и это отобрать». Вот такое мнение у людей. Потому что государство хочет только что-то отобрать у граждан, но ничего не даст. Но тогда народ начинает прятаться от государства, скрывать свои доходы.

Фото: Митя Алешковский / ТАСС

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Ложный след «Боинга» Ложный след «Боинга»

Международное «расследование» проигнорировало предоставленные факты и назначило Россию виновной в катастрофе MH17

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье