18+
суббота, 10 декабря
Экономика / Санкции

Битва при ВТО

Российскую экономику может спасти только американская глупость?

  
16099
Битва при ВТО

Похоже, представители американского бизнеса придумали новую санкционную кару для Москвы. В Торговом представительстве США (USTR, официальный орган, курирующий внешнеторговую политику страны) прошли общественные слушания, посвященные участию России во Всемирной торговой организации.

«Известия» цитируют управляющего директора по вопросам вступления в ВТО в USTR Сесилию Кляйн. По ее словам, «целый ряд представителей бизнес-ассоциаций заявили, что Россия не выполняет своих обязательств по ВТО и, в частности, поэтому должна быть исключена». Второй возможный сценарий развития событий — это досрочное прекращение действия семилетнего переходного периода, который предполагает преференции России в целях смягчения экономического шока от вступления в ВТО.

Среди закоперщиков очередного всемирно-торгового «наезда» на российскую экономику — американские сталелитейщики, монстры фармацевтики, а также представители телекоммуникационного бизнеса. В частности, президент Ассоциации североамериканских сталепроизводителей (AISI) Томас Гибсон и глава Ассоциации сталепроизводителей (SMA) Филип Белл разглядели засилье госкомпаний в металлургической отрасли РФ. Это, по их мнению, нарушает конкурентную среду, вынуждая «американские сталелитейные компании конкурировать на рынке против иностранных государств, а не компаний». О каких компаниях с госучастием в металлургическом секторе идет речь, понять трудно. За исключением тех, где государство выступает в качестве миноритарного акционера. Например, в крупнейшем в мире производителе титана «ВСМПО-Ависма» государству принадлежит только блокпакет.

Еще одна претензия американских сталеваров (к которой присоединились заокеанские фармацевты и представители IT сектора) сформулирована более четко. РФ обвиняют в том, что она до сих пор не присоединилась к соглашению ВТО о государственных закупках. «Подписание этого договора необходимое условие для снятия ограничений для американского бизнеса по вхождению на этот крупный рынок. В 2012 году объем сектора госзакупок составлял около $ 430 млрд.», сокрушаются по поводу недополученной прибыли руководители AISI и SMA.

Представителей PhRMA особенно огорчает узаконенная преференция для российских и белорусских производителей на федеральных и муниципальных торгах. На них не распространяется 15-процентная скидка. Дело в том, что согласно постановлению Минэкономразвития, если победителем торгов становится иностранный производитель, он должен сделать дисконт в 15% от предложенной им цены.

Стоит заметить, что присоединение к соглашению о госзакупках — это одно из двух условий, выполнение которых необязательно при вступлении в ВТО. Тем не менее, российские власти уже пообещали нашим торговым партнерам вступить в переговоры по этому поводу. Таким образом, американский бизнес хочет наказать Россию за несуществующую провинность.

Вице-президент Федерации национальных производителей молока США Шона Моррис также напомнила чиновникам из USTR, что «российские санкции на продукты из США и других крупных стран-импортеров, введенные чисто по политическим причинам, нарушают законы ВТО». При этом г-жа Моррис по понятным причинам предпочла скромно умолчать, что действия России носили исключительно реактивный характер. То есть стали ответом на санкционную войну, развязанную Вашингтоном и Брюсселем против Москвы. Не говоря уже о том, что 21-я статья ГАТТ (Генерального соглашения по тарифам и торговле) разрешает применять любые ограничительные меры по соображениям национальной безопасности.

Надо сказать, что в отличие металлургов и фармацевтов, остальные американские экспортеры в ходе указанного совещания не стали «выковыривать изюм из булочки» под названием «вступление России в ВТО». Косвенным образом признав, что тарифное «оголение» российского рынка, устроенное нашими доморощенными либералами, в целом открывает путь к обогащению американских производителей. Так, «позитивные изменения» отметили в Совете США по крепким спиртным напиткам. В свою очередь, отсутствие жалоб на Россию со стороны остальных представителей бизнес сообщества говорит о том, что «американские пчелы», наверное, еще немного «пожужжат» в антироссийском ключе, но едва ли откажутся от «русского мёда». По крайней мере, функционеры из USTR призывают не относиться к жалобам отдельных предпринимателей слишком серьезно.

Характер претензий к России со стороны США подтверждает, что вступление нашей страны в ВТО лоббировали российские сырьевые компании, отметил руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

— В условиях, когда в мировой экономике проблемы нарастают как снежный ком, наше вступление в ВТО дает дополнительную страховку экспортоориентированным российским сырьевым корпорациям на внешних рынках. В том смысле, что их продукция в какой-то степени защищена от недобросовестной конкуренции. Следует также учитывать, что именно эти бюджетообразующие компании выступают главными объектами санкционного давления со стороны Запада. В процессе торга с Россией по поводу отмены санкций наши сырьевики будут играть определяющую роль, учитывая удельный вес их представителей в правящем истеблишменте.

В случае досрочного прекращения переходного периода Россия окажется в ВТО на положении Украины со всеми вытекающими последствиями. Напомню, Киев вступил в эту организацию еще в 2011 году на условиях, которые трудно назвать иначе как капитулянтские. Полностью же исключать нашу страну из ВТО никто не будет. Это стало бы ударом по самой Всемирной торговой организации, которая испытывает тяжелый кризис.

«СП»: — До того как Запад развязал против нас торговую войну, российские власти клялись бороться с протекционизмом. Ситуация изменилась, а ожидания остались?

— США и их союзники сами виноваты в том, что не оставили нам другого выбора. По сути, они заставили Кремль вернуться к протекционистской политике. Впрочем, США и ЕС занимаются тем же самым. Претензии американских сталелитейных компаний отражают их реальные проблемы. Было бы странно, если бы их не было в условиях санкционного противостояния, когда нормальные торгово-финансовые отношения между Россией и США не просто поставлены под вопрос, а почти полностью разрушены. К тому же, обострилась конкуренция на мировом металлургическом рынке.

Естественно, американские компании хотели бы потеснить российский бизнес. При этом ВТО — это инструмент, который худо-бедно защищает российских металлургов. Собственно говоря, это чуть ли не единственная отрасль, которая выиграла от вхождения нашей страны во всемирный торговый клуб. Даже нефтегазовый комплекс нельзя причислить к числу очевидных бенефициаров. Тем более, что наши энергетические компании были уверены, что цены на углеводороды не упадут. Для них ВТО — всего лишь дополнительная подстраховка.

«СП»: — Вашингтон проигнорирует озабоченность своих металлургов и фармацевтов, или благодарно уцепится за очередной повод обвинить Россию во всех тяжких?

— Варианты могут быть самые разные. Скорее всего, американцы попытаются нарастить давление на нашу страну. Причем претензии американского бизнеса имеют абсолютно надуманный характер. Дело в том, что у нас нет ни одной государственной сталелитейной компании.

«СП»: — Если оставить за скобками наших вполне преуспевающих даже на низком рынке сырьевиков, как отразится на экономике возможное исключение России из ВТО?

— Для компаний, работающих на внутренний рынок, это стало бы подарком. Подтолкнув наше государство к более решительной протекционистской политике и развитию внутреннего спроса. Что, свою очередь, поддержало бы на плаву внутренний рынок, более того, позволило бы изменить нашу однобокую сырьевую модель. При этом диверсификация экономики позволила бы России чувствовать себя более уверенно в геополитическом бодании с Западом.

Другое дело, что для нашего сырьевого бизнеса и его лоббистов западные санкции, ответные меры с нашей стороны и притеснения, связанные с ВТО, крайне нежелательны и болезненны.

«СП»: — Получается, Госдеп США заинтересован ретранслировать на уровне ВТО озабоченность своего бизнеса в целях наращивания прессинга на российские элиты?

— В стремлении «наказать» Россию американские власти могут использовать любую, подчас совершенно нелепую аргументацию. Российские металлургические компании, наверное, пользуются протекцией со стороны государства, но не в большей степени, чем их заокеанские конкуренты. Но разбираться в реальных фактах никто в Штатах не будет. Главное — продолжать оказывать давление на Россию в условиях запущенного переговорного процесса.

«СП»: — Поясните, о чем речь.

— Это касается условий прекращения изнурительных санкционных баталий. В значительной степени этому были посвящены встречи Владимира Путина с Ангелой Меркель, Дмитрия Медведева с Джоном Керри, переговоры в рамках встречи «финансовой двадцатки» в США. Сюда же относится предстоящий саммит «Большой двадцатки» в Австралии. В общем, целая серия международных мероприятий, в ходе которых будет обсуждаться украинский кризис, а также война санкций, которая имеет место между Россией и западными странами.

Если под давлением американских сталелитейных компаний Россию исключат из ВТО, всем представителям российского реального сектора придется скидываться на памятник американским металлургам, не без иронии отмечает старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский.

— Большего подарка со стороны наших «добропыхателей» трудно было бы представить. Можно смело утверждать, что в этом случае американский сырьевой капитал сделал бы для российской экономики гораздо больше, чем все кабинеты министров РФ вместе взятые.

«СП»: — Скорее всего, чуда не случится, и «бюсты на американской родине героев» установлены не будут.

— Мы еще раз убедились, что от вступления в ВТО могли выиграть только сырьевые, экспортоориентированные и низкопередельные отрасли экономики. Прежде всего, нефтехимия, нефтепереработка, нефтегазовый и металлургический комплекс, отчасти лесная промышленность, а также производители удобрений.

Все остальные отрасли оказались задвинуты на обочину. Прежде всего, речь идет о наукоемких обрабатывающих производствах с высокой долей добавленной стоимости. Они оказались в числе проигравших в силу своей низкой конкурентоспособности и неравных условий конкуренции. В плане доступности кредитных ресурсов, темпов роста тарифов естественных монополий и низкого уровня господдержки. Чистый убыток наших субъектов хозяйствования от вступления в ВТО за два года, по моим подсчетам, составляет примерно 120 млрд. долларов.

Отток инвестиций, промышленный спад, снижение предпринимательской активности объясняются не столько санкциями или падением цен на энергоносители, сколько присоединением России к ВТО на абсолютно кабальных условиях. Что закономерным образом привело к исчерпанию этой паразитической ресурсно-сырьевой модели экономического роста без развития.

Естественно, об убытках России в целом ряде ключевых секторов на Западе никто не говорит. Никого не волнуют проблемы нашего машиностроения, станкостроения, приборостроения. В этой части нам аплодируют за то, что мы сами себе «бросили бревно под колеса», консервируя собственную технологическую отсталость и сырьевую зависимость. А там, где мы потенциально могли бы получить какой-то доход (за счет сравнительно низкой стоимости рабочих рук и энергоресурсов), нам пытаются выкручивать руки. Дескать, никаких льгот, гарантий и преференций экспортерам быть не должно. Эта политика двойных стандартов вытекает из логики конкурентной борьбы.

«СП»: — Каковы шансы России защитить свои интересы на судебных площадках ВТО?

— Абсолютно никаких. Эта структура изначально создавалась как инструментарий США по неоколониальному порабощению стран мировой периферии в интересах крупного западного финансово-промышленного капитала. В такой борьбе всегда побеждает сильнейший. Если у вас банковская система в десятки раз слабее, чем в Америке, а по технологическому уровню вы отстаете от Запада на десятилетия, то на всемирно-торговом ринге вы окажетесь в положении «мальчиков для битья». То есть, в роли вечного неудачника, за счет которого развиваются более развитые игроки.

Профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов напоминает, что попытки разговаривать с Россией на языке силы всегда приводили не к капитуляции, а к прямо противоположному результату.

— Как правило, это оказывало мобилизующее влияние на наш политический класс и, соответственно, на российскую экономику. Если бы Запад не ввел экономические санкции против СССР, Сталин, возможно, не стал бы проводить индустриализацию. Соответственно, нам не удалось бы подготовиться ко Второй мировой войне. Те люди, которые подталкивают правительства западных стран к ужесточению санкционной кампании в отношении России, просто лишены разума или руководствуются сиюминутными корпоративными, а также личными интересами. Порой Россию спасает то, что наши геополитические противники лишаются разума.

«СП»: — Стоит ли нам уповать на безумие англосаксов, дожидаясь спасительного изгнания из ВТО, или лучше сыграть на опережение?

— Я бы предложил другой вариант. Следует инициировать в рамках ВТО процесс исключения США из этой структуры. По статистике, США и Великобритания — это две страны, которые чаще всех остальных участников ВТО вводят так называемые «односторонние санкции». А это противоречит базовым принципам этой организации и международному праву.

По данным ООН, на начало «нулевых» годов США ввели санкции против стран, в которых проживало 52% населения Земли. Что это за «единый мировой рынок», если более половины жителей планеты находятся под санкциями? Получается, что Америка выступает в качестве главного дезорганизатора мировой торговли.

«СП»: — Учитывая, что ВТО и создавалась для продвижения интересов американского капитала, об исключении США не может быть и речи.

— Зато в чисто политическом и пропагандистском смысле такая акция имела бы позитивный эффект. А уже после того как будет отклонено наше предложение, мы можем (и даже будем обязаны) выйти из ВТО. Если американцы планируют отменить льготный период, то это отличный формальный повод для выхода. Потому что это будет означать нарушение договоренностей, достигнутых при вступлении.

Накоплено достаточно данных, которые красноречиво говорят о том, во что обошлось России вступление в ВТО. Что касается санкций, то это убытки европейских производителей, потерявших доступ на российский рынок. С другой стороны, их можно рассматривать как прибыль, которую получат наши товаропроизводители.

«СП»: — Почему наши власти так рвались в структуру, членство в которой приносит еще больше убытков, чем прямое торговое эмбарго?

— Наша «пятая колонна» постаралась. Это чисто политические причины. На этапе переговоров о вступлении России в ВТО было видно, кто лоббировал эту авантюру.

«СП»: — Эксперты называли российских металлургов чуть ли не главными бенефициарами нашего членства в ВТО.

— Здесь я бы поспорил. Да, Алексей Мордашов (генеральный директор ОАО «Северсталь» — прим. ред.) постоянно выступал. Он только не учел одного: некоторые оценки показывают, что российская металлургия тоже понесла убытки от вступления в ВТО. Не надо забывать, что это энергоемкое производство. А правила этой организации требуют, чтобы внутренние цены на энергоносители вышли на уровень мировых. Собственно говоря, это было главным конкурентным преимуществом нашей металлургии.

«СП»: — Неужели экономисты и аналитики не могли просчитать последствия, которые лежат на поверхности?

— К сожалению, наши олигархи от металлургии не самостоятельные люди. У нас в России невозможно создать бизнес и стать олигархом. На эту «должность» назначают тех, кто лоялен и послушен. Скорее всего, металлургическим магнатам просто спустили сверху разнарядку пиарить ВТО, даже если им это в действительности невыгодно. А если поднять «бунт на корабле» и говорить правду, то тебя обложат «красными флажками». Тогда можно не просто перестать быть олигархом, но еще и превратиться в сидельца.

«СП»: — Возвращаясь к демаршу американского бизнеса, насколько справедливы упреки в адрес российских госкомпаний, которые якобы нарушают принципы свободной конкуренции.

— Это из серии «чья бы корова мычала…». У американского бизнеса есть такое преимущество, которого не имеют их конкуренты. Я имею в виду дешевые деньги. Как ни крути, до печатного станка ФРС американским компаниям рукой подать. Речь идет, конечно, не о мелком бизнесе, а о крупнейших транснациональных корпорациях. Свеженапечатанные доллары им достаются практически бесплатно.

«СП»: — Но ведь формально ФРС — это конгломерат частных банков, не имеющих отношения к государству.

— Это не имеет значения, государственные или частные. Главное, что ТНК имеют такую преференцию. Несмотря на то, что ФРС — частная структура, она практически монополизировала государственную функцию. Вообще-то деньги должно эмитировать государство.

«СП»: — Наших экспортеров обвиняют в демпинге, который происходит во многом по естественным причинам — вследствие обесценения рубля.

— Американцы считают это валютным демпингом. На самом деле его бенефициарами выступают отрасли, которые связаны с поставками сырья на экспорт. Российские власти много говорят про импортозамещение, но при падающем курсе рубля об этом можно только мечтать. Поскольку, таким образом, консервируется отсталая сырьевая структура экономики. Получается, что экспорт нефти и природного газа субсидируется за счет других отраслей экономики. А прибавочная стоимость перераспределяется в пользу экспортеров. При этом обрабатывающая высокопередельная российская промышленность становится заложником низкого курса рубля. Стабильный нормальный курс рубля нужен всем, кроме экспортеров — потребителям, реальному сектору.

Фото: EPA/ ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня