18+
суббота, 3 декабря

Крах политики «нефтяной трубы»

Сумеет ли российская экономика пережить период низких цен на энергоресурсы?

  
21405
Крах политики «нефтяной трубы»

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что российская экономика выдержит снижение цен на нефть.

«Мы не рухнем в ближайшие годы», — с несколько двусмысленным оптимизмом сказал Улюкаев журналистам, отвечая на вопрос о будущем российской экономики.

На чём основан такой оптимизм министр не уточнил. При этом недавно его ведомство опубликовало данные, согласно которым падение цен на нефть наносит российской экономике в 2,5 раза больше ущерба, чем санкции. Из-за санкций Россия предположительно будет терять около 40 миллиардов долларов в год, а из-за падения цен на нефть — 90−100 миллиардов долларов.

То есть суммарные потери российской экономики могут составить около 140 миллиардов долларов. Это, примерно, семь процентов российского бюджета. (Для сравнения: на здравоохранение в 2014 году было выделено из госбюджета ровно вдвое меньше).

Каким образом страна будет затыкать финансовые дыры? Стоит ли ждать, что экономическая политика руководства России вслед за политикой внешней станет национально ориентированной, и за счёт развития отечественной промышленности появятся новые источники наполнения госбюджета?

— Улюкаев должен бы знать, что общее состояние экономики не может зависеть от какой-либо одной отрасли, — говорит академик РАН Олег Богомолов. — Падение цен на нефть при общем сбалансированном состоянии экономики было бы не так страшно. Но у нас одновременно бедственное положение в сельском хозяйстве, в обрабатывающей промышленности. Не внушает оптимизма кадровый потенциал. Особенно в сферах, где требуются высококвалифицированные работники. Даже такая вещь, как уровень бытовой культуры народа влияет на экономику.

Общее состояние дел говорит, что экономический коллапс весьма возможен. Именно тут надо принимать меры, чтобы исправлять последствия неолиберальных реформ, которые почти четверть века разрушали многие направления нашей хозяйственной жизни.

«СП»: — Сейчас среди экспертов распространена точка зрения, что во внешней политике произошёл поворот. Она стала отвечать национальным интересам страны. А есть ли признаки, что такой же разворот произойдёт и в экономической политике?

— Идёт сильное сопротивление со стороны неолиберальной элиты (прежде всего, представителей крупного компрадорского бизнеса, олигархов). Эта группировка не хочет замечать, что даже на Западе идёт переосмысление либеральной экономической доктрины. Со стороны Владимира Путина просматриваются правильные системные подходы, но они во многом парализуются.

«СП»: — Можно ли ожидать, что нынешняя ситуация действительно подтолкнёт процесс импортозамещения и развития собственного производства?

— Я не вижу со стороны руководства России серьёзного взгляда на эту проблему. В экономической теории давно известно, что крупные страны, имеющие большое население и большие территории, в первую очередь должны ориентироваться на развитие внутреннего рынка. И если мы посмотрим на Китай, США, то они так и поступают. Россия же последние 2 десятилетия переориентировала своё развитие — на экспорт и импорт. Мы форсировали экспорт углеводородов для того, чтобы покрывать свои потребности в большинстве других товаров. В результате целый ряд отраслей, работающих на внутренний рынок, оказался в критическом состоянии. Ясно выраженной доктрины, что надо исправлять эту ситуацию, до сих пор нет. А что касается импортозамещения, это довольно локальная мера, которая лишь немного исправит положение на внутреннем российском рынке. Ну, будем мы больше разводить свиней и кур… Вот ввели санкции против России и власти обеспокоились, что нам могут устроить полуголодное существование. А у нас какой уже год 40 миллионов гектаров пахотных земель заброшены, и зарастают лесом. Но я не слышал, чтобы кто-то из высокопоставленных чиновников просто поставил задачу восстановить площадь обрабатываемых сельхозземель хотя бы до уровня 1991 года. Необходим коренной поворот. Надо в целом перестраивать экономику так, чтобы не быть в такой мере зависимыми от превратностей мировой рыночной стихии. Надо определиться хотим ли мы, как и прежде, зависеть от мировых цен на нефть или будем добиваться разумного сочетания работы на внутренний и международный рынки.

«СП»: — То есть заявление Улюкаева о том, что экономика не рухнет, не что иное, как популистский жест?

— Это утешительное пропагандистское заявление, из которого не следует, что Улюкаев в целом представляет ситуацию в экономике и честно может сказать об этом.

— Много зависит от того, что понимать под словом «рухнет», — говорит директор по связям с общественностью финансовой группы «Калита-Финанс» Алексей Вязовский. — Мне, например, сегодня журналисты разрывают телефон — у нас сегодня чёрная пятница на валютном рынке. Рубль рухнул по отношению к доллару больше, чем на пять процентов. Все спрашивают: куда девать деньги. То есть наблюдается конкретное бегство национальной валюты. Я отвечаю, что для вложения рубля годится всё — люксовые модели автомобилей, золото, доллары и евро. Возможно, это ещё не стоит считать началом крушения российской экономики. Но паника на валютном рынке сильная. Если паника перекинется на фондовый рынок, на рынок жилья, вот тогда можно будет сказать, что крушение началось. Но его первые признаки мы уже видим. Их ещё можно купировать. Наш Центральный банк обладает большими золотовалютными резервами, и все ждут не дождутся, когда он выйдет с нормальными финансовыми интервенциями, даст укорот спекулянтам, «атакующим» валюту. Если этого не произойдёт, рано или поздно кризис придёт и в сферу производства, и в сферу услуг.

«СП»: — Есть ли признаки, что экономическая политика у нас станет более национально ориентированной?

— Нет, пока мы видим, что продолжается курс на укрепление нефтегазовой зависимости России от Запада. Никаких подвижек к новой индустриализации мы не видим. Та элита, которая находится у власти — плоть от плоти политики «нефтяной трубы». Они умеют управлять нефтегазовыми доходами, понимают, как их бюджетировать, как облагать налогами. Но как развивать национальное производство, они не знают, и знать пока не хотят. Есть слабая надежда, что санкции и прочие неприятные последствия противостояния с Западом вынудят их всерьёз задуматься о развитии отечественного производства.

— Я думаю, что в ближайшие годы трагедии для нашей экономики действительно не будет, — считает финансовый аналитик компании «Альпари» Александр Разуваев. — Будет наблюдаться процесс импортозамещения, рост экспорта. У нас в последние месяцы наблюдается рост производства на 3 процента.

«СП»: — 140 миллиардов долларов потерь мы можем как-то компенсировать?

— Не можем. Это примерно 7 процентов ВВП. На мой взгляд, это не так много.

Плохо будет, если серьёзно снизится добыча нефти. А она начнёт снижаться, если мы не сможем «разбурить Арктику». Но и в этом случае заметное падение объёмов нефтедобычи начнётся не в ближайшие годы.

Фото: Олег Харсеев/ Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня