18+
четверг, 8 декабря
Экономика / Кризис на Украине

Долг по-киевскому счету

Чтобы рассчитаться с Россией, Украине не хватит золотовалютных резервов

  
19000
Долг по-киевскому счету

В пятницу, 12 декабря, курс доллара в начала торгов на Московской бирже вплотную приблизился к отметке 57 рублей, установив очередной исторический рекорд. Биржевой курс евро поначалу достиг рекордных 70,57 рубля, а на некоторое время — 71 рубля. Таким образом, с начала года российская валюта упала по отношению к доллару на 60%, а к евро — почти на 50%.

На этом фоне Банк России объявил, что для стабилизации курса рубля 10 декабря продал 206 млн долларов. Сумма, мягко говоря, скромная — курс она явно не укрепила. ЦБ и впредь не планирует всерьез вкладываться в стабилизацию рубля. Как заявила в пятницу глава регулятора Эльвира Набиуллина, в 2015 году Центробанк может направить на валютные операции всего 85 млрд долларов — и только при кризисном сценарии.

Эта политика, на первый взгляд, плохо стыкуется с поручением президента Владимира Путина. 4 декабря в послании к Федеральному собранию Путин раскритиковал валютных спекулянтов, призвав ЦБ и правительство отбить у них охоту играть на курсовых колебаниях.

Между тем, получить дополнительные средства для укрепления рубля возможно, если потребовать от Украины досрочного погашения долгов РФ. Так, в конце 2013 года Россия приобрела украинских еврооблигаций на 3 млрд долларов. По договору Москва имеет право потребовать их досрочного погашения, если госдолг Украины выйдет за пределы 60% ВВП — а уже сегодня Киев преодолел эту планку.

На Украине «висит» и газовый долг. В ноябре в интервью немецкому телеканалу ARD Владимир Путин сообщил, что «Газпромбанк» может требовать у Киева досрочного погашения своих кредитов. Российский президент пояснил, что только в 2014-м году «Газпромбанк» выдал Украине кредитов на общую сумму в 3,2 млрд долларов. «Он в одном случае прокредитовал государственную компанию „Нафтогаз“ Украины, а в другом случае 1,4 млрд долларов выдал частной компании под низкую цену на газ для того, чтобы поддержать химическую отрасль промышленности. И в том, и в другом случае банк имеет право предъявить требования к досрочному погашению, потому что украинские партнеры не выполняют кредитных обязательств», — подчеркнул Путин.

Разумно потребовать эти деньги у Киева именно сегодня. По оценке Международного валютного фонда, Украине необходимо в ближайшее время дополнительно выделить 15 миллиардов долларов помимо одобренной ранее кредитной линии на 17 миллиардов — иначе неизбежен дефолт. Если Запад денег не даст — не ровен час, Украина объявит себя банкротом и вообще откажется возвращать российские долги.

Потребуем ли мы у Киева возвращения наших денег, и к чему приведет такой шаг?

— Требовать или нет долги у Киева — это вопрос большой политики, а наша власть никак не может понять: мы сотрудничаем с Украиной или мы ведем войну с США, которые фактически оккупировали «незалежную», — уверен председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов.- На мой взгляд, мы имеем дело со вторым вариантом. На территории Украины находится наш геополитический противник, а мы этого противника продолжаем кредитовать. Это уже не просто вопрос потери денег, это вопрос геополитический: кто кого?

Я еще летом говорил, что Украина движется к дефолту, и что мы можем потерять свои деньги, вложенные в «незалежную». Между тем, мы все еще можем воспользоваться своим преимуществом — среди украинских кредиторов Россия является главным — и попытаться вернуть хотя бы часть денег.

«СП»: — Какую сумму в целом должен нам Киев?

— Осенью прошлого года президент Путин объявил, что наши совокупные требования к Украине по разного рода долгам и займам превышают 30 млрд долларов. Это очень серьезная сумма.

По ряду этих займов действуют оговорки: если положение заемщика ухудшается, кредитор может досрочно потребовать уплаты всей суммы долга. Поэтому мы на полном основании можем затребовать и 3 млрд долларов, вложенные в украинские государственные облигации в конце 2013 года, и долги «Газпромбанка», и другие долги. С моей точки зрения, уж коли сегодня идет война, мы должны требовать эти деньги — пока еще с Киева можно что-то получить.

«СП»: — Если мы потребуем деньги и подтолкнем Киев к дефолту — это нам на руку?

— Поймите, сегодня мы фактически кредитуем военные приготовления Киева. Если мы подтолкнем Украину к дефолту, у Киева такой возможности не будет.

Нам следует возвращать не только деньги, но и наши активы в украинской экономике — в виде российских банков. Скажу прямо: как бы ни развивались события, нормальной жизни нашим банкам на Украине не будет. Это значит, их нужно срочно из Украины выводить. Требуется разработать программу эвакуации наших украинских активов и долгов.

Да, мы едва ли сможем вернуть все — издержки неизбежны. Киев должен нам сегодня 25−30 млрд долларов, а его золотовалютные резервы находятся на уровне 15 млрд долларов. Кроме того, Киев должен не только России, но и МВФ, Международному банку реконструкции и развития, Европейскому инвестиционному банку, Европейскому банку реконструкции и развития, ряду частных западных банков. Но что-то вернуть мы, безусловно, сможем.

«СП»: — Запад может помочь Украине рассчитаться с РФ, если «незалежной» будет грозить дефолт?

— Евросоюз спасать Украину не станет — в самом ЕС очень неважная экономическая ситуация. Теоретически денег мог бы дать МВФ. Надо сказать, МВФ закачал немало денег на Украину, но это было раньше, до кризиса. Часть этих средств были выделены из собственных денег фонда, другую часть предоставили США и Китай через МВФ, который выступал в качестве посредника. Однако эти схемы сейчас не работают.

Более того, в конгрессе США весь 2014 год активно увязывались темы Украины и МВФ. Некоторые «ястребы» на американском Капитолии говорили, что США должны помочь Украине займами через МВФ. Почему темы увязывались — понятно: Фонд, по сути, дочерняя структура американского казначейства (доля казначейства США в капитале МВФ — 17%; это контрольный пакет акций). Но «ястребы» не нашли поддержки: Штатам нужно дополнительно внести 60 млрд долларов в МВФ, чтобы реализовать решение 2010 года об удвоении капитала фонда. Если дать сейчас часть этих денег Украине, Штаты могут лишиться контроля над МВФ. Это значит, что и МВФ денег Киеву не даст.

«СП»: — Почему мы не требуем долгов с Киева?

— Наше бездействие говорит о том, что наше руководство непоследовательно и нерешительно. Говоря более жестко — видимо, решение принимается «пятой колонной».

Мне неизвестен конкретный механизм влияния «пятой колонны» на принятие решений нашей властью. Но то, что решения в интересах России сегодня не принимаются, для меня как экономиста — очевидно…

— Я бы не увязывал вопрос обеспечения устойчивости рубля с украинской ситуацией, — отмечает экономист, экс-заместитель руководителя Счетной палаты РФ Юрий Болдырев. — У Центробанка РФ пока достаточно ресурсов для поддержания курса рубля, если бы он действительно к этому стремился. Но фраза Эльвиры Набиуллиной, что вклад ажиотажного спроса на валюту составил 8−10 процентов от уровня ослабления рубля, а остальное — результат падения цен на нефть, на мой взгляд, недвусмысленно говорит об одном: ЦБ и правительство целенаправленно опускают рубль пропорционально падению нефтяных цен.

«СП»: — Это правильная тактика?

— 9 декабря прошла тематическая секция Московского экономического форума, посвященная работе Центробанка и всей банковской системы в кризисной ситуации. На ней выступал опытный финансист — бывший представитель Японии в МВФ. Среди прочего, он — человек, который хорошо знает финансово-банковскую систему — говорил, что действия центральных банков по поддержанию устойчивости своих национальных валют не должны быть половинчатыми. Не должно быть так: сегодня на укрепление валюты чуть-чуть потратим, и то же самое сделаем завтра и послезавтра. Действия, напротив, должны быть такими, чтобы напрочь отшибать у финансовых спекулянтов охоту играть.

Это значит, Центробанк РФ должен был ударить так, чтобы спекулянты потеряли свои деньги, которые вложили в падение рубля. Но ЦБ как раз этого не сделал. А потому разговоры, какие большие деньги наш регулятор уже вложил в стабилизацию курса, бессмысленны. Эти деньги неправильно вкладывались — только и всего.

«СП»: — Почему мы все же не требуем от Киева досрочного погашения евробондов?

— Это вопрос комплекса козырных карт во взаимоотношениях с Украиной — в какой момент что потребовать, или не потребовать в обмен на что-то. Не находясь внутри договорного процесса — если мы доверяем своей власти — вмешиваться в этот процесс не нужно.

Другое дело, что на протяжении предшествующих десятилетий, как мы знаем, в этом комплексе договорных отношений были и темные фигуры вроде украинского олигарха Дмитрия Фирташа, и странные подставные компании — и со стороны Украины, и со стороны России. Стороны действовали не напрямую при продаже того же газа, а через структуры, которые, как я подозреваю, часть денег качали «налево».

Отсюда и невозможность исчерпывающе доверять своей, российской стороне в вопросе возврата долгов Киева.

«СП»: — Каковы шансы, что Украина докатится до дефолта и денег нам не вернет?

— Шансы дефолта Украины достаточно высокие. Но поймите правильно: дефолт — не единственный способ не вернуть нам деньги. Нам, например, доподлинно не известны условия, на которых Россия приобрела украинские государственные облигации. Мы вели хитрые закулисные переговоры об этой покупке в последние дни и часы правления Виктора Януковича, и в результате купили евробонды под эгидой международных финансовых организаций. Это, с моей точки зрения, ошибка — особенно с учетом ситуации, которую мы сейчас обсуждаем…

Фото: ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня