18+
понедельник, 25 июля
Экономика

Катастрофа Америки придет и в ваш дом

Экономисты обещают супердержаве потрясения более страшные, чем в 1929 году. Но главное: к чему должны подготовиться мы?

  
54116
Катастрофа Америки придет и в ваш дом

Американцы забыли Великую депрессию, когда страну лихорадила бесконечная череда банкротств, а безработные выстраивались в многокилометровые очереди за благотворительной похлебкой. Наши воспоминания о нищете и разрухе 90-х еще свежи, но и мы привыкли к относительному благополучию. Похоже, пришло время вспомнить, но это будет нечто другое…

США перешли черту, за которой экономический крах. Для тех, кто превозносит Америку и мыслит штампами вроде «Запад — Бог», это звучит как глупость и ересь. Для тех, кто ненавидит Америку, это лишь повод сказать что-то вроде: «Ага, пусть и им, наконец-то, достанется страданий, как у нас». Мы предлагаем посмотреть на ситуацию иначе: Россия, Украина, Китай, Европа — весь мир давно зависит от судьбы американской экономики, и нужно трезво смотреть на перспективы финансового краха США — через вопрос, как это коснется нас.

За время правления президента США Барака Обамы госдолг страны увеличился на 70%, перевалив фантастические $ 18 трлн. Когда темнокожий, для многих загадочный чиновник «взошел на престол» США в 2009 году, госдолг сверхдержавы составлял $ 10,6 трлн. Экономисты подчеркивали уже тогда: такую сумму невозможно безболезненно вернуть, даже за столетие, даже теоретически. Забавно, что одной из претензий Обамы к Джорджу Бушу-мл. было то, что при нем госдолг США увеличился на $ 4 трлн. Позже сенатор Джон Бейнер заявит, что нынешнее поколение американцев, по сути, живет за счет будущих поколений, они сегодня «гуляют», обкрадывая собственных детей и внуков.

Может, вам это покажется странным, но основная проблема — вовсе не огромные траты на всевозможные войны, которые США ведут в разных частях мира. Львиная доля расходов американского государства — социальные программы. Страна тратит деньги, чтобы «подкармливать» население во избежание социальных потрясений. Как это происходит? Правительство как бы берет в долг у своего Центробанка (ФРС США), взамен печатая облигации, а тот «печатает» под них деньги. Дальше облигации частично попадают на фондовый рынок, где их выкупают инвесторы — в т. ч. и государства. Например, ЦБ РФ вкладывает свои резервы в американские бумаги…

По прогнозам, в ближайшее десятилетие траты Америки только лишь на погашение процентов по долгам вырастут более чем в три раза — с $ 230 млрд до $ 800 млрд. И это — важный момент — не погашение долгов, а лишь проценты, да и то по нынешним беспрецедентно низким ставкам.

При этом никто не может повлиять на Америку — ведь их экономические «фокусы» это, вроде, их внутреннее дело. Правда, США принуждают остальной мир играть по их правилам — что проявляется и в политике. (См. «Америка ввергла в 70-е и Россию, и себя») Но политическая мощь всегда зависит от экономики.

Не будем фантазировать о том, что случится, если многочисленные держатели гособлигаций США начнут от них избавляться. Достаточно разобраться с вопросом о ставках, т.е. о доступности и «дешевизне» денег для Америки. Американцы часто сравнивают будущее страны с нынешним состоянием города Детройта, бывшего центра автопрома США, который в 2013 году объявлен банкротом, где сейчас 4 из 10 фонарей на улицах не работают, около 80 тыс. зданий заброшены, город завален мусором, полиция и «скорая» не приезжают по часу, дикий уровень преступности и все это — на фоне самого высокого в стране налога на недвижимость, мол, деньги-то с жителей на жизнь города собирать нужно…

Известный российский экономист, Президент компании экспертного консультирования «Неокон», действительный государственный советник Михаил Хазин в интервью «Свободной Прессе» разъяснил суть дела и дал понять: финансовые фокусы Вашингтона отразятся на каждом из нас. Причем все выглядит мрачнее, чем об этом говорят с высоких трибун.

«СП»: — Михаил Леонидович, многие эксперты, включая американских, говорят, что с такими показателями, особенно по государственному долгу, другая страна давно должна бы погрузиться в жесточайший кризис, но законы экономики Америку словно не касаются. С другой стороны, давно идут разговоры о том, что Америка, ее экономика разваливается, но эти разговоры идут давно, а, как говорится, «пациент жив и на лице румянец». Что же происходит в США?

— Никто не сказал, что они должны были уже развалиться. Более того, никто не сказал, что они вообще должны были развалиться. Дело в том, что у каждого кризиса имеется свой внутренний механизм. И он, соответственно, развивается со своими особенностями и со своей скоростью.

«СП»: — В чем специфика кризиса США?

— У них дикий разрыв между доходами и расходами домохозяйств. Люди тратят сильно больше, чем получают.

«СП»: — Получается, они живут взаймы?

— Да, но до тех пор, пока у них был механизм, который обеспечивает гражданам возможности делать дополнительные расходы, не имея дополнительных доходов, проблем никаких не было. Сам по себе долг не играет никакой роли, важно другое — можно ли его обслуживать. У страны, которая печатает мировую резервную валюту — у нее нет проблемы с обслуживанием долга.

«СП»: — Можно напечатать и себе, и гражданам, грубо говоря?

— Конечно. Их проблема в другом. В том, чтобы обеспечить более-менее человеческую работу. Дать людям возможность заработать — чтобы они могли зарабатывать то, что они тратят. Но если люди постоянно тратят больше, чем зарабатывают, то в этом случае экономическая система рушится.

«СП»: — Так вы и говорите, что они зарабатывают меньше, чем тратят, и эту разницу покрывают кредитами, разве нет?

— Вот проблема как раз в том, что в 2008 году стала рушиться система, которая обеспечивала получение гражданами дополнительных доходов. А в 2014 году она рухнула окончательно.

«СП»: — О какой системе вы говорите?

— Посмотрите. Когда вы даете гражданам денег, точнее, возможность, чтобы они деньги в кредит брали. Это можно было делать до тех пор, пока можно было рефинансировать долг за счет новых, более дешевых кредитов. И вот когда стало ясно, что нормально рефинансировать уже не получается, то на этом все рухнуло. Какое-то время ситуацию поддерживал бюджет государственный, но стало понятно, что и это больше не работает. Ну и соответственно эмиссия и закончилась, вот и началось все…

«СП»: — Объясните, пожалуйста, более приземленно. Что значит «бюджет поддерживал» — они создавали бюджетные рабочие места или что-то еще?

— Механизмы поддержания спроса — разные. Это создание рабочих мест, это бюджетные инвестиционные программы. У них много таких вариантов. Это бюджетные кредиты, типа образовательных. Но все это вместе — создает избыточный спрос. Суть сводится к этому: грубо говоря, государство печатает деньги и через банковскую систему раздает их гражданам, как в виде кредитов, так и в виде различных заработков, когда люди имеют возможность получить дополнительные деньги и потратить их. Вот в рамках этого избыточного спроса существовала американская экономика. Теперь этой возможности у них нет.

«СП»: — Какова сейчас роль госдолга и долга домохозяйств?

— Они стимулируют спрос за счет роста долга. Продолжают. Но раньше долг рефинансировался, а теперь его больше рефинансировать невозможно. И долг накоплен огромный. Долг граждан — 120% от их годового дохода. Механизм рефинансирования действовал потому, что из года в год снижалась ставка процента в США. Грубо говоря, у вас был долг 100 тысяч под 4%, а вы перекредитовались под 3%, и еще взяли. А потом ставка еще снизилась, и вы уже рефинансируете кредит, взяв 180 тысяч под 2%. Вы эти деньги тратите, ваш долг растет, и ваши платежи по процентам только падают. Сейчас ставка опустилась фактически до нуля, и дальше уже эта система не работает, потому что ну не раздавать же деньги по ставке ниже нуля.

«СП»: — Я встречал много мнений о том, что, мол, «почти бесплатные» кредиты развращают в буквальном смысле, люди и компании начинают тратить необдуманно, не заботясь о перспективе возврата, потому что ведь можно еще денег взять под 0%. Это инфляцию разгоняет, правда, она «вылезает» не столько на ценниках в магазинах, сколько в виде раздутых котировок на акции и цен на недвижимость. Но именно из-за этого все чаще говорят, что по всем законам экономики и логики пришло время потихоньку поднимать ставку.

— В том-то и дело, что они не могут этого сделать! Они не могут поднимать ставку! Это невозможно.

«СП»: — Почему?

— Ну сами посмотрите. Долг граждан — 120% от их годового дохода, и он обслуживается по нынешней ставке, которая — ноль. Ну, реальная ставка там, конечно, где-то в районе 3−4%. (Дело в том, что Центральный банк «раздает» деньги взаймы «почти под 0%» — коммерческим банкам, а те добавляют свою «наценку» на кредиты частным лицам. — прим. «СП»). И вот если вы сейчас возьмете и поднимите учетную ставку хотя бы на 3 процентных пункта, то — что это означает для граждан?

«СП»: — Процентные платежи по кредитам взлетят раза в два. Кроме того, нельзя будет перекредитоваться по «халявной» ставке.

— Об этом и речь. Граждане будут платить в 2 раза больше. У них нет таких денег, это невозможно. Им столько лет давали деньги под низкий процент, и еще снижали ставку, у них нет резерва. Кроме того — обратите внимание — мы говорим о долгах домохозяйств, т.е. граждан. А долги властей, федерального правительства, тоже зависят от этой ставки. Америка платит огромные деньги за средства, взятые взаймы через гособлигации, и это под очень низкий, почти нулевой процент. Какие их бюджет ждут потрясения, если эти платежи по процентам увеличатся вдвое, втрое?

«СП»: — Все это довольно экзотично звучит для нас, в России, нам неведомы такие проценты, как 2−3.

— А для них это привычное дело. Экономика привыкла к доступным, дешевым деньгам, которые они сами себе печатают.

«СП»: — Итак, если я вас верно понимаю, снижать ставку дальше некуда, поднимать — значит ввергнуть экономику в долговые кризисы и банкротства граждан и компаний, и резкий рост расходов бюджета. Каков выход?

— Единственный выход — это снижать расходы. Граждане США должны снижать расходы. Причем зарабатывать должны намного больше, а тратить — намного меньше. Намного.

«СП»: — Для многих соотечественников это прозвучит как бальзам на душу — американцы вдруг начнут меньше тратить, скромнее жить…

— Вы можете смеяться, но в этой ситуации не до смеха. Если граждане снижают расходы, значит они перестают тратить деньги на товары и услуги в США. Это равносильно падению ВВП США… Основной вопрос — где точка равновесия между доходами и расходами домохозяйств, вот и все. Она находится, по нашим расчетам, ниже нынешнего объема расходов где-то на 7,5 трлн долларов. Это соответствует падению ВВП США чуть больше, чем на 50%.

«СП»: — Это значит сжатие экономики США вдвое. При том, что США — главный нетто-импортер, ключевой источник спроса в мире. Это звучит зловеще. Мы ведь с ними связаны, спрос на российские товары сильно «завязан» на конечный спрос — американский. Чем это обернется для нас?

— Для остального мира это означает аналогичный спад, но только масштаб будет чуть-чуть меньше. Ну, грубо говоря, в США будет 55−60% спад, в Европе около 50%, а в целом по миру где-то 35%.

«СП»: — Я слышал, что во время Второй мировой войны в нашей стране, тогда СССР, спад ВВП был процентов на 30. Это с учетом всех потрясений, уничтожения производственных мощностей и т. д. А цифра, которую вы озвучиваете для Америки — 50% - это нечто очень похожее на какую-то катастрофу.

— Так это и есть катастрофа! Ну, есть некоторая разница. У нас во время Великой отечественной был спад 35%. У Соединенных Штатов тоже был подобный спад в 30-е годы — во время Великой Депрессии. Но тогда структура экономики не менялась. В этот раз структура экономики будет меняться. Принципиально меняться. Скажем, относительная доля промышленности будет сильно расти, относительная доля финансового сектора — сильно падать.

«СП»: — Похоже, доля промышленности будет расти за счет того, что доля финансового сектора сожмется на порядки, да?

— Картина будет следующая. Люди, которые работают в промышленности — для них это будет кризис такого масштаба, как у нас в 90-е годы. А в финансовом секторе, там, грубо говоря, из 10 человек, у которых средняя зарплата сильно выше, чем в среднем по стране, из 10 человек останется работать в системе один, при этом его зарплата резко уменьшится.

«СП»: — Ну вот, а вы в начале интервью говорили, что они не развалятся. А так выходит, что и они развалятся, и весь мир, и мы вместе с ними. Только сила удара у нас будет чуть менее шокирующей, чем у них.

— Нас ждут очень интересные времена. Правда, на государственных уровнях эта тема запрещена к обсуждению, табуирована. Все как будто делают вид, что если не замечать надвигающуюся катастрофу, то она и не наступит. Правда, неофициально об этом говорят все больше. Будут большие трудности, и конкретные события предсказать невозможно, но сценарий виден уже сейчас.

Фото: EPA/ ТАСС

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье