18+
понедельник, 27 июня
Экономика / Проблемы ВПК

Украинский «Оплот» мечтает протестировать «Армату»

Киев рассчитывает за пять лет «догнать и перегнать» Россию в производстве новейших вооружений

  
32614
Танк Т-84 "Оплот" ВСУ во время военных учений на полигоне возле поселка Десна
Танк Т-84 «Оплот» ВСУ во время военных учений на полигоне возле поселка Десна (Фото: Сергей Старостенко/Коммерсантъ)

Выступая 24 июня на межведомственном совещании по вопросам развития военной техники секретарь Совета Национальной безопасности Украины Александр Турчинов озвучил новую фантастическую директиву, которая адресована ОПК «незалежной». Киевские власти ставят цель за пять лет «догнать и перегнать» Россию в производстве вооружений. Бывший и.о. президента был вынужден признать, что «боевой опыт» в Донбассе выявил ряд недостатков в украинской военной технике. Он также констатировал острую нехватку «как новых и современных видов вооружения, так и средств разведки, цифровой связи и тому подобное».

«Оружие и техника, которые сегодня имеет наша армия, проектировались и производились в прошлом веке, потому наша задача — обеспечить ВСУ всем необходимым, что отвечает вызовам ХХІ века. Наши оружие и техника должны не уступать, или превосходить российские образцы», — провозгласил г-н Турчинов.

При этом конкретные ресурсы и механизмы реализации сверхамбициозного проекта, видимо, было решено сделать «государственной тайной». В частности, непонятно, на какой прорыв в сфере производства новейших вооружений может рассчитывать Украина, если по признанию премьера Яценюка, общая сумма, необходимая на обслуживание её внешнего долга, по сути, равна всем военным расходам правительства. Впрочем, и без того ясно, что поставленная задача выглядит откровенной «маниловщиной», особенно учитывая полный разрыв отношений с Россией в военно-технической сфере.

По мнению главного редактора журнала «Арсенал Отечества», полковника запаса Виктора Мураховского, заявление главы СНБО Украины — заведомо невыполнимая декларация.

— До сих пор украинский ОПК производил технику с использованием российских комплектующих. Полностью самодостаточную военную промышленность в указанные сроки нынешний украинский режим просто не способен создать. Хотя попытки разработать и наладить выпуск собственных образцов вооружений предпринимались ещё в 1990-е гг.

«СП»: — Известно, что Харьковский завод имени Малышева выпускает танки «Оплот», модернизированный Т-64 БМ «Булат», бронетранспортёры, а «Мотор-Сич» — авиационные двигатели (для вертолётов). Днепропетровский «Южмаш» занимался, в основном, ракетостроением. Какой ещё продукцией может похвастать украинская оборонка?

— Этим номенклатура продукции военного назначения, которая производится на Украине, конечно, не исчерпывается. Здесь выпускаются и противотанковые радиоуправляемые ракеты.

«СП»: — Сразу возникает вопрос, почему тогда Киев буквально выпрашивает у американцев ПТРК Javelin?

— Объяснение простое — оружия такого класса у них нет. Если судить по выставкам вооружений в прежние годы (в том числе и российским), украинские производители демонстрировали целый спектр различной военной продукции. Включая стрелковое, противотанковое оружие, зенитные установки. Выставлялись и высокоточные корректируемые артиллерийские снаряды, и системы радиоэлектронной борьбы, и электронная «начинка». Но, повторюсь, практически все эти опытные образцы изготавливались с использованием российских комплектующих. Причем, как правило, украинская сторона занималась производством низкопередельной продукции, а ключевые комплектующие поступали из России. Даже если брать высокотехнологичные образцы — газотурбинные энергетические установки для кораблей (ПО «Зоря» и НПО «Машпроект» в Николаеве), вертолётные двигатели («Мотор-Сич»), то примерно 40−50% (а в некоторых изделиях и все 70%) комплектующих имели российское происхождение. Фактически это совместное производство.

«СП»: — Каким должен быть масштаб инвестиций в ОПК, чтобы Украина смогла преодолеть военно-техническую «пропасть», отделяющую её от России?

— Я думаю, что раза в два больше, чем Киев сегодня тратит на все вооружённые силы, включая расходы на ведение войны в Донбассе (что поглощает львиную долю средств). Когда в декабре прошлого года Рада обсуждала бюджет страны, доходная часть планировалась на уровне 475 миллиардов гривен. При этом расходы на оборону расходы предусмотрены в размере 83 миллиардов гривен. Вот если умножить последний показатель на два, мы получим примерный объем инвестиций, которые необходимо вложить в украинский ОПК, чтобы лет через 8−10 изобразить некое подобие самодостаточности.

«СП»: — Киевские власти, в принципе, не скрывают, что не потянут такой проект и рассчитывают на кооперацию со странами НАТО в сфере ОПК.

— Модернизировать советские производства для выпуска продукции по техническим стандартам альянса? Проще построить новые. Впрочем, натовцы не против, только бы платили. Остаётся маленькое «но»: где взять такие деньги? А так в странах НАТО полно своих производств, которые тоже нужно финансово поддерживать в условиях экономической войны с Россией. Есть своя военная промышленность в Польше, Чехии, но они хотят сами зарабатывать.

«СП»: — Киев мечтает о вступлении в ЕС и НАТО, хотя на деле это будет означать окончательный крах идеи, озвученной Турчиновым.

— Это однозначно: конкуренты никому не нужны.

«СП»: — На днях министр обороны Украины Полторак встречался с генсеком Североатлантического альянса г-ном Столтенбергом. Полторак заявил, что главная задача, стоящая перед его ведомством — «трансформация оборонной сферы в соответствии с современными стандартами НАТО». Получается, Турчинов с концепцией самодостаточности ОПК и Полторак, который предлагает отдать производство на откуп альянсу, декларируют диаметрально противоположные вещи?

— Неудивительно, учитывая, что такая раздвоенность сознания в целом присуща нынешней украинской элите. Выступление пана Полторака едва ли может претендовать на сенсацию. Учитывая, что ещё во времена президентства Виктора Ющенко на Украине издавались т.н. «белые книги» по вопросам обороны, где переход украинской оборонки на стандарты НАТО выступал чуть ли не главным целеполаганием. Много говорилось о том, что «украинские ВС станут надёжным партнёром» западного военно-политического блока. И совместные украинско-натовские учения проводятся на полигоне под Львовом далеко не первый год, а на протяжении полутора десятков лет. То же самое касается совместных манёвров в Чёрном море «See Breeze». Ничего нового в этом нет.

«СП»: — Каким образом Киев будет выходить из тупикового положения — выклянчивать у Брюсселя и Вашингтона деньги под поставки натовского или устаревшего советского оружия из стран Восточной Европы?

— Мы знаем, что Конгресс США принял «Акт поддержки свободы Украины», согласно которому предполагалось выделить $ 350 млн. на финансирование поставок оружия в эту страну. Фактически же это означает поддержку собственных производителей в ВПК. Это, что называется, «убить двух зайцев» — поддержать марионеточный режим в Киеве и в то же время профинансировать свой оборонно-промышленный комплекс.

Принимая во внимание масштабы украинской армии, $ 350 млн. на перевооружение — это чисто символическая сумма. Вот, если бы Вашингтон раскошелился на $ 35 млрд., это было бы существенно. Да и то, Конгресс США проголосовал за военную помощь, а президент Обама пока не подписывает указ о поставках летальных вооружений на Украину.

«Старая Европа» (Германия, Франция) также воздерживается от милитаризации режима, который доставляет такую большую головную боль. В основном, рвение в плане поставок летальной военной техники проявляют американские сателлиты из Восточной Европы — Польша, Прибалтика. Потому что их коммерсанты не прочь на этом заработать. Потенциальных посредников полно в Словакии, Болгарии и т. д.

«СП»: — Очевидно, что новую технику страна, находящаяся в преддефолтном состоянии, позволить себе не может…

— Разумеется. Продавать будут старую советскую технику. Потому что, если украинские ВС получат натовские вооружения, военнослужащих придётся переучивать, а это дополнительные расходы. Известно, что украинской стороне предлагают через болгарскую фирму-посредника прикупить БМП-1, которые эксплуатировались ещё в ГДР. Причем в демилитаризованном виде (без вооружений). Восточноевропейские и американские коммерсанты не упустят возможности заработать на поставках стрелкового оружия, средств связи, обмундирования.

«СП»: — По данным финских СМИ, с начала июня на Украину уже доставлена «пара сотен» финских многоцелевых колесных бронетранспортёров AMV 8×8 («Росомаха»).

— Я очень сомневаюсь в этих цифрах. Это слишком дорогая современная машина. Две сотни «Росомах» стоят таких денег, которых у Украины попросту нет.

«СП»: — Получается, в случае обострения ситуации в Донбассе ВСУ могут рассчитывать только на собственные военно-промышленные силы, да на разовые американские подачки.

— Если США поставят на Украину летальные вооружения, то они должны быть готовы к ответным мероприятиям с нашей стороны. К тому же, если речь идет о сложной технике (самолётах и вертолётах), то здесь инструкторами не обойдешься. Придётся «в комплекте» поставлять и американских лётчиков, а это прямой путь к войне в Европе. Американцы на это не пойдут. Они уже обожглись в Грузии, когда там были американские советники, которые тоже модернизировали грузинскую армию (с помощью Израиля и Украины бронетехнику, системы ПВО) по натовскому образцу. В 2008 году армии Саакашвили это не особо помогло.

Кстати говоря, тогда американцы потеряли комплект защищённой спутниковой связи, который, в конечном итоге, оказался в России. Думаю, ополченцы тоже скажут им большое спасибо, если в их распоряжении окажется американская техника.

«СП»: — Нечистые на руку представители украинского генералитета и военные чиновники рангом пониже, зачастую банально перепродают натовскую технику в третьи страны.

— В этом плане современное вооружение поставлять на Украину достаточно опасно. На закрытых мероприятиях представители НАТО сетуют на то, что в украинских ВСУ процветают воровство и коррупция. Известны случаи, когда военные чины Минобороны продавали технику даже ополченцам.

«СП»: — По каким позициям в военно-технической сфере Украина отстаёт от России в наибольшей степени?

— Начнём с того, что стать «вторым Израилем» в плане обладания ядерным оружием Киеву никто не позволит. Это мы сразу выводим за скобки. А так, наиболее критическое положение сложилось в авиации. Значительная часть воздушной техники была сбита в ходе активной фазы боевых действий в прошлом году. Оставшиеся самолёты украинские военные просто боятся эксплуатировать, поскольку это, в основном, некондиционная рухлядь, которая нуждается в капитальном ремонте.

Резюмируя: все надежды киевского режима связаны с военной помощью Запада — потенциал российских и украинских ВС несопоставим. Самый выгодный вариант для Порошенко и команды — это спровоцировать открытое столкновение РФ со странами НАТО.

Заявление Турчинова трудно воспринимать иначе как несбыточные мечтания, убеждён директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

— В украинском ОПК производство замкнутого цикла существует только в танковой и военно-транспортной промышленности. В первом случае это заводы в Харькове, во втором — госпредприятие «Антонов», которое производит самолёты транспортной авиации.

«СП»: — В настоящее время КБ занимается модернизацией самолета Ан-26 по заказу украинского оборонного ведомства. Но из тяжёлого транспортника, как ни крути, истребитель не сделаешь…

— Конечно, украинский авиапром не может создать что-либо превосходящее российские образцы — вроде перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации Т-50. По целому ряду разработок мы находимся на лидирующих позициях в мире. Например, тот же самолёт пятого поколения, есть совершенно новые системы противовоздушной и противоракетной обороны, новинки в бронетехнике (танк Т-14 «Армата»), стратегические подводные лодки, стрелковое вооружение или «Коалиция-СВ» — вершина отечественной артиллерии.

Хотя, следует признать, что мы отстаём в элементной базе, но не от Украины, а от Запада. Что касается Украины, то стартовую позицию, с которой Киев собирается обгонять Россию, можно назвать «песочной ямой». То есть, как крайне низкую. Им просто не с чем стартовать. Может быть, при напряжении всех усилий у них получится сделать новый танк или бронемашину. Есть перспективные наработки в области противотанковых ракетных комплексов. Но не факт, что Киеву удастся наладить их массовое производство.

«Антонов» выживал только за счёт того, что сдавал самолёты в аренду. А так, кроме него, остаётся, пожалуй, только «Мотор-Сич», который производит вертолетные (и не только) двигатели. Но ведь основным покупателем его продукции была Россия. Эта компания не способна создавать «с нуля» вертолёты.

Когда всё тот же г-н Турчинов публично рассуждает на тему, что неплохо было бы сделать «грязную бомбу», это лучший показатель уровня его представлений, как создаются и усовершенствуются системы вооружений. Похоже, он не имеет ни малейшего представления о производственном цикле. Если украинский ОПК ничего принципиально нового и прорывного и близко не изобрёл, то что он сможет предъявить миру всего через пять лет?

Это абсурд. Не думаю, что украинские разработчики поразят российских коллег, если модернизируют БТР-3 и БТР-4, которые сегодня никто не хочет покупать, потому что там сплошные недоделки. И вообще, бронетехника — это, конечно, здорово. Но как показали боевые действия в Донбассе, одними танками войну не выиграешь.

Многие производства (такие как «Южмаш» и другие) в связи с отсутствием заказов из России простаивают, их специалисты, естественно, разбегаются. Через какое-то время в украинском ОПК возникнет такой «кадровый голод», который невозможно будет утолить никакими денежными вливаниями (если бы они даже были).

До сих пор украинская военная промышленность жила за счёт советских заделов. Новых разработок практически не было. А если и предпринимались такие попытки, то исключительно в кооперации с третьими странами. Главным совместным проектом с Россией был военно-транспортный самолёт Ан-70, но он так и не состоялся. Потому что у него была слишком сильная политическая основа. Как только отношения между Москвой и Киевом портились, проект откладывали в долгий ящик. Когда они восстанавливались, мы опять им занимались. В силу указанных обстоятельств он был обречён.

Кроме этого, у «Антонова» были совместные прожекты с Бразилией и Китаем (тоже по транспортной авиации). Фактически Украина ничего не получала, кроме инвестиций, при этом отдавая КНР уникальные наработки советского периода. Китайский авиапром должен быть благодарен в этом смысле военно-промышленной политике «незалежной» в 1990-е годы: продавали вместе с документацией. Могли авианосец по цене металлолома отдать. За 24 года всё сами разворовали, а теперь пытаются по крупицам что-то выдавать армии.

«СП»: — В результате вместо импортозамещения и «самостийного» ОПК Украина, в лучшем случае, может претендовать на то, чтобы стать военно-техническим придатком НАТО в качестве рынка сбыта устаревших систем вооружений…

— Именно так. Чтобы создать автономный военно-промышленный комплекс, нужны такие средства, которые воюющей Украине никто не даст. Для сравнения: российский оборонный бюджет на этот год, если не ошибаюсь, составляет $ 84 млрд. Киев же гордится тем, что увеличил свои военные расходы до $ 5 млрд. Это несопоставимые величины, сами понимаете — «догнать и перегнать» не получится.

Если вести совместные разработки со странами НАТО, нужна соответствующая технологическая база. Далеко не каждый член альянса может заниматься этим. Генераторов технологий единицы — США, Великобритания, Франция, Италия. Германия — это отдельная тема. За последний год Берлин в два раза сократил экспорт вооружений, потому что из-за обострения ситуации в мире немцы проверяют каждый контракт. Что касается Украины, то Германия и Франция выступают в качестве посредников в процессе мирного урегулирования. Так что они едва ли согласятся накачивать киевский режим оружием. Меркель оппонирует в этом вопросе даже Обаме, несмотря на свой общий проатлантистский настрой.

Наконец, ещё один аргумент против — любая совместная разработка должна быть взаимовыгодной. А что может предложить Украина, если у неё даже денег нет? Не говоря уже про полуразрушенную производственную базу с устаревшим оборудованием. Да и с кадрами ситуация аховая.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Алексей Кузнецов

Руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье