18+
воскресенье, 26 июня

Транстихоокеанский капкан США

Зачем Вашингтону потребовался глобальный торговый союз?

  
25303
Транстихоокеанский капкан США
Фото: Zuma/ ТАСС

В понедельник, 5 октября, в Атланте завершились переговоры об образовании в рамках Транстихоокеанского партнерства (ТТП) экономического союза. 12 стран, в том числе США, Австралия, Канада, Япония, Малайзия, Мексика, Чили и Вьетнам, договорились о создании зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Компания подобралась солидная — на участников нового партнерства приходится до 40% мирового ВВП, и более четверти оборота мировой торговли.

Согласно заявлению Госдепартамента США, которое тут же прокомментировал президент США Барак Обама, в ТТП отменяются пошлины более чем на 18 тысяч товаров. Однако точные параметры соглашения до сих пор не известны — опубликовано лишь 20-страничное резюме переговоров глав торговых ведомств 12 стран.

По данным The Wall Street Journal, соглашение снимает пошлины на японские автомобили на североамериканском рынке, хотя существование именно этой пошлины определяло тренды в мировом автопроме в последние четверть века. Кроме того, удалось договориться об охране интеллектуальной собственности в сфере био- и фармпрепаратов, о правилах автомобильной сборки и торговле молочными продуктами. Так, Новая Зеландия — крупнейший в мире экспортер молочных продуктов — добилась облегчения доступа на американский рынок, а США — на закрытый сельскохозяйственный рынок Японии.

Но и это не все: частично открываются и унифицируются рынки труда для участников ТТП, урегулируются интернет-торговля и торговля услугами.

ТТП заработает не ранее 2016 года — впереди его ратификация в 12 странах, причем в США парламент примет или отвергнет текст соглашения целиком.

Читайте по теме

Надо отметить, что переговоры о создании ТТП шли в атмосфере строгой секретности, которая только усилилась после публикации трех (из 29) глав проекта соглашения сайтом Wikileaks. Поэтому быстрого успеха в переговорах никто не ждал, и сообщение из Атланты стало неожиданностью. Для многих — весьма неприятной.

Торгово-экономический блок в АТР создается без участия Китая, важнейшего игрока в регионе. И одна из главных целей проекта — сдерживание амбиций Пекина. Как заявил Барак Обама, «без ТТП разворот США в Азию не будет полным».

На деле, США с помощью ТТП усиливают своих союзников в регионе. Например, по данным американского Института Петерсона, Вьетнам получит от ТТП дополнительно $ 89,1 млрд от экспорта до 2025 года. В то время выпавшие из соглашения Китай и Гонконг потеряют за тот же период $ 59,2 млрд.

Неудивительно, что в Китае успех соглашения по ТТП воспринимают откровенно негативно. Поднебесная продвигает собственный аналогичный проект — Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП), — который претендует на тот же регион, что и ТТП. Но теперь задача Пекина усложняется: договор о ТТП уже согласован, а ВРЭП находится на начальной стадии обсуждения.

Что меняет создание Транстихоокеанского партнерства (ТТП) в мировой торговле, и как это отразится на России?

— Эксперты полагали, что соглашение о ТТП будет подписано в феврале 2016 года, но это произошло раньше, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Впрочем, немало времени потребуется, чтобы ратифицировать соглашение в рамках национальных парламентов.

5 октября, в день подписания соглашения о ТТП, выступил Барак Обама и пообещал представить документ в публичном пространстве, чтобы каждый американец его внимательно изучил. Якобы только после этого президент США подпишет соглашение. На деле, это означает, что согласование документа потребует нескольких месяцев, и что в полном объеме Транстихоокеанское партнерство заработает не слишком быстро.

«СП»: — Насколько соглашение выгодно для Америки?

— Экспертные оценки на этот счет сильно разнятся. Есть, например, работы американских и канадских исследовательских команд, которые утверждают, что прибавка ВВП на 2020−2030-е годы — по сравнению с базовыми сценариями — не выглядит значительной: она укладывается в десятки миллиардов долларов для всех участников ТТП.

Тем не менее, факт создания Транстихоокеанского партнерства означает фиксирование качественных перемен в международной торговле. Надо сказать, содержание мировой торговли меняется достаточно давно — в ней появились глобальные цепочки добавленной стоимости, которые связаны с инвестиционными потоками, трансфертом технологий и согласованием регулятивных действий стран-партнеров, от налоговой политики до технического регулирования. Все это стало вполне обыденным, и требует фиксации в соглашениях вроде ТТП.

Напомню, что Транстихоокеанское партнерство — только один из вариантов. Есть еще Евроатлантический проект — большая зона свободной торговли между ЕС и США. Там, правда, ситуация сложнее — больше противоречий и несогласованных вопросов. Тем не менее, думаю, когда Транстихоокеанское партнерство будет запущено, то и Евроатлантическое партнерство состоится — где-нибудь на рубеже 2016−2017 годов.

Читайте по теме
Принуждение Обамы к миру Принуждение Обамы к миру

Встреча лидеров РФ и США может окончиться как потеплением, так и ухудшением двусторонних отношений

Кроме того, есть другие аналогичные проекты — например, собственный проект у стран Латинской Америки, интеграционный проект стран Персидского залива, проект о зоне свободной торговли между Африкой и Латинской Америкой.

На деле, это вызов системе международной торговли, которую сейчас контролирует Всемирная торговая организация (ВТО). Нынешние региональные соглашения — ясный сигнал к тому, что действующие правила мировой торговли нужно менять.

«СП»: — Почему первое региональное соглашение заработает именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР)?

— АТР — локомотив мирового экономического роста, как минимум, на ближайшие 20−30 лет. В этом регионе сосредоточены три крупнейшие экономики — США, Китай, Индия. «Большая тройка» и будет доминировать в первой половине XXI века в мировой экономике. Замечу, что проект Транстихоокеанского партнерства открыт для других стран, и к нему могут примкнуть еще пять государств. Этот проект неплохо проработан с точки зрения защиты инвестиций, снижения торговых барьеров, защиты интеллектуальной собственности, сотрудничества регулятивных органов стран-участниц.

Естественно, сейчас активизируется Китай с продвижением собственного проекта — Всеобъемлющего регионального экономического партнерства. Но этот проект по ряду параметров отстает и выглядит более размытым. В целом, мне кажется, в ВРЭП больше геополитики, чем экономики.

«СП»: — Как создание Транстихоокеанского партнерства отразится на России?

— Нужно смотреть правде в глаза: либерализация в торговых отношениях стран-участниц Транстихоокеанского партнерства, вероятно, затронет и торговлю энергоносителями. Далеко не случайно сейчас в Конгрессе США рассматривается вопрос о том, как снять эмбарго на поставку жидких углеводородов с Соединенных Штатов. Могу предположить, что со стороны Японии участие в ТТП было связано, в том числе, с перспективами энергетического экспорта из США.

Скорее всего, в рамках ТТП, Америка начнет поставки жидких углеводородов в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это значит, что сюда хлынут потоки сланцевого газа и сланцевой нефти, что, естественно, сдвинет цены на углеводороды вниз. России, понятно, это совершенно не на руку…

— Транстихоокеанское партнерство следует рассматривать вкупе с Евроатлантическим экономическим партнерством, — уверен декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Это два масштабных проекта — в большей степени политических, нежели экономических, — США продвигают предельно жестко и последовательно.

Ради этого продвижения Вашингтон в свое время пошел даже на ослабление Европы — путем инициирования конфликта на Украине, инициирования миграционных потоков, стимулирование европейского сепаратизма. Думаю, а такой ситуации и проект Евроатлантического партнерства американцы, в конце концов, реализуют.

Да, тот же проект ТТП выгоден США экономически — американцы получают предельно свободный доступ на рынки государств-партнеров. Но и политическая составляющая весома. По сути, ТТП представляет собой инструмент влияния в регионе.

Читайте по теме

То же можно сказать про проект Евроатлантического партнерства. По сути, он нацелен на лишение Европы экономического суверенитета, и на доминирование американских компаний на европейском рынке.

На деле, оба американских проекта весьма неприятны как для России, так и для Китая. Правда, ТТП, возможно, подтолкнет Пекин к сближению с Москвой, что для нас неплохо. Зато Евроатлантическое партнерство совершенно точно выведет ЕС из числа значимых экономических партнеров РФ, и в этом заключается огромная опасность.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье